Как самоизолируются в коммуналке, студенческой общаге, однушке в Кудрово и хостеле?

«Собака.ru» поговорила с 6 петербуржцами, которых режим самоизоляции застал в не самых комфортных или нестандартных жилищных условиях: от художественной мастерской до рабочего общежития. 

  • Виктория и ее двое детей. Фото: Анна Гофман

Виктория Шапиро, домохозяйка, воспитывает двоих детей

Однушка в Кудрово

На улице в своем квартале мы не гуляем — все детские площадки опечатаны. Хотя жители уже сняли некоторые «красные ленты», мы туда не выходим — говорят, что вирус держится на металле больше 6 часов. Первые 10 дней после объявления режима самоизоляции мы с мужем и двумя детьми сидели дома, затем выехали на машине погулять на Ладогу. До этого мы выбирались только на балкон и хорошо проветривали квартиру.

Мы живём в однокомнатной, квартире, у нас очень маленький балкон, поэтому нам, конечно, тесновато жить в этой самоизоляции. Потому что дети очень маленькие, очень энергичные и нам приходится выдумывать, чем можно их занять и как нормально выгулять. Периодически мы выезжаем в загород и гуляем по лесу или по берегу залива. Была бы дача — переехали бы туда.

Проблем с покупкой еды у нас нет — в Кудрово хватает магазинов в шаговой доступности и сетевых, в «Меге» работает «Ашан» и салоны связи. За походы в продуктовый отвечает муж, его отправили на самоизоляцию с сохранением заработной платы. Правда не всю сумму платят конечно же, премии и за ночные смены не доплачивают — наши доходы сильно упали. Он работает в метрополитене.  

  • Денис Ичитовкин. Съемная квартира. Живопись.

Скорая, как и раньше, едет к нам долго, сейчас много вызовов, при любом ОРВИ предлагают обращаться к врачу. Как на нас отразилась эта ситуация? Я не могу планово попасть к врачу с детьми, сделать им прививки. Грудничкам отменили осмотры, которые раз в месяц проходят.

Вроде как объявлена самоизоляция, но машин по-прежнему очень много, по-прежнему — пробки на тех же перекрестках. Когда выхожу на балкон, то вижу во дворе гуляющих пьяных людей, слышны их крики. В гости соседи тоже ходят друг к другу, к сожалению, распивают алкогольные напитки — об этом пишут на форуме района. По Кудрово все еще ходит много людей, если новости не смотреть, а только в окно выглядывать — будет ощущение, что никакого вируса и нет.

  • Денис Ичитовкин. Место для курения. Живопись.

Коммунальная квартира

Елизавета, менеджер

Когда начался режим самоизоляции, я жила со своим молодым человеком в 9-комнатной коммунальной квартире в бывшем доходном доме начала XX века. В квартире живет около 10 человек, у нас совсем небольшая комнатка — 15 квадратных метров. Люди в коммуналке проживают вполне дружелюбные, однако я до сих пор так и не знаю сколько человек там живет на самом деле, так как встречались все на общей территории крайне редко. И все же этим местом я никогда не была довольна.


Квартира большая и первое время я понятия не имела сколько комнат, кухонь и санузлов в ней имеется. Многие соседи не знали друг друга, поэтому ни о каких графиков уборки речи никогда не было. Повсюду была грязь, куча старых вещей покрывающихся пылью, а тараканы и мухи, населяющие эту квартиру и летом и зимой, нагоняли лишь тоску. Думаю соседи воспринимали это место как ночлег, и никому никогда не было интересно, что находится в ней за порогом их комнат. Возможно потому, что там и не жили собственники, всем было все равно, что происходит в квартире. Мысли о переезде в лучшее место присутствовали, впрочем всегда были причины, мешающие этому случиться. Казалось, что ещё не время.

  • Денис Ичитовкин. Доброе утро! (Последний герой). Живопись.

С появлением информации о вирусе мы начали тревожиться, понимая что в подобных условиях жить не просто неприятно, но и совсем небезопасно. Когда режим самоизоляции дошёл до Санкт-Петербурга, мы все же надеялись, что вся ситуация внутри квартиры изменится и будет безопасная возможность переждать этот период находясь в нашей комнате. Но этого не последовало. Не последовало никакой дезинфекции, соседи не держали дистанцию, а некоторые и руки не мыли. Люди все так же в обычном режиме ходили по своим делам, и все так же в обычном режиме никто не убирался. 

В какой-то момент бегать с салфетками, мыть и протирать ручки дверей и смесителей при каждом походе на кухню стало уже невозможно. Мы поняли, что здесь все останется так как и было, и приняли решение об экстренном поиске нового жилья. Сначала мы искали квартиры или студии в центре Петербурга, но потом решили рассмотреть абсолютно разные варианты, в том числе новый фонд. Оказалось, что в период пандемии все апартаменты или квартиры ранее сдаваемые посуточно, выставили на длительный срок без пометок, что длительный — значит на время карантина. В итоге мы нашли студию на окраине, за один день перевезли все свои вещи, а также передали ключи соседям от маленькой комнатки в центре Петербурга. Да, теперь из нашего окна нет вида на дома XVIII века, зато мы в безопасности.

Общежитие театра


Елена

Сотрудник петербургского театра

Я сижу на самоизоляции в общежитии с середины марта, после возвращения из зарубежной поездки. Две недели у меня была температура, и некоторые соседи были обеспокоены этим фактом. Но когда я сдала анализ на коронавирус, и вроде бы результат был отрицательный — при положительном тесте обещали перезвонить — то все успокоились. Еще один парень самоизолировался в своей комнате после приезда из Германии. Но все равно все мы пользовались общими пространствами, в общаге иначе невозможно. Я выходила к врачу и за продуктами. Никто ничего дополнительно не дезинфицировал. 

Когда президент объявил о режиме самоизоляции, а театр закрыли, то примерно треть жильцов из общаги уехала — к родственникам или друзьям в область. Нам запретили водить гостей, чтобы было меньше контактов. Но актёры ездят иногда на съёмки или репетиции, при этом масками или одноразовыми перчатками при выходе не улицу пользуются единицы. Так что каждый думает сам о своей личной гигиене и дезинфекции в рамках своей территории. Еще актеры сейчас записывают в своих комнатах видео: читают сказки для детей. 

Максим Куриленко,
работает в IT-сфере

Хостел в центре города

Я приехал в Санкт-Петербург из Уфы в ноябре 2019 года на курсы по своей специальности, сначала заселился в хостел, чтобы найти квартиру на два месяца. Однако быстро поменял план и решил остаться в хостеле на все время. Жить одному в квартире или с кучей интересных людей в сердце Петербурга? Выбор был очевиден. 2 месяца пролетели довольно быстро, мне сделали предложение по работе, а жизнь в хостеле была прекрасна: много иностранцев и новых знакомых, каждый день как праздник.

Первые тревожные звонки начались в конце февраля: поток туристов быстро упал, в хостеле появились санитайзеры, исчезли общие полотенца.  Всех гостей расселили по одному, все общие зоны закрыли, а через пару недель мой любимый хостел совсем закрылся. Я был уже избалован «хостельной» жизнью и хотел продолжать жить в таком типе жилья. В итоге нашел один маленький и уютный тоже в центре города. Этот хостел маленький — операционные расходы не очень большие, поэтому шанс опять остаться без крыши стремился к нулю. Также фактором выбора стало место расположения — в 3 минутах от офиса, я плохо работаю на удаленке и получил разрешение ходить в пустой офис. 

Все постояльцы в новом хостеле — молодые люди, а самым приятным соседом оказалась японка, которая учится в консерватории и почти каждый вечер играет нам на фортепиано — это разряжает обстановку и  отвлекает от темы пандемии. Периодически мы устраиваем совместные ужины или киновечера.Сейчас в хостеле живет 15 человек, почти все работают удаленно и выходят на улицу только в магазин, к самоизоляции относятся ответственно. Санитайзеры нам предоставляет хостел. Все мы часто созваниваемся с родными, которые рассказывают о происходящем в разных города. 

У меня в Уфе остались бабушка с дедушкой, им за 80 лет, очень за них переживаю! Сейчас в Башкирии ввели пропускную систему для передвижения на собственном авто, теперь я им делаю пропуска для поездок на дачу -— вирус вирусом, а рассада перерастает. Заказываю им маски по интернету и уже хотел поехать к ним на майские праздники, но понял - это только лишний риск для них, и передумал!

Неделю назад я опять поставил Tinder, люди стали намного сговорчивее и общительнее, рассказывают классные истории и с удовольствием читают твои. В целом жизнь в хостеле во время пандемии очень помогает не лезть на стену от скуки, сидеть дома и особо не высовываться без повода, а концерты на фортепиано — просто фантастика, но это элемент везения, который хочу пожелать сейчас всем!

Студенческое общежитие


Наталья

Студентка театрального ВУЗа

С приходом карантина в нашем общежитии появились улучшения — провели вайфай (наконец-то), в фойе установили компьютеры для студентов, правда, доисторические. На этом модернизация закончилась. По будням общага оглашается криками и песнями: актеры что-то репетируют на онлайн-обучении. Пары начинаются с 11 утра, лекции теперь можно слушать лежа в кровати или глядя в окно. Количество заданий заметно увеличилось: некоторые педагоги просто не могут освоить новые технологии и скидывают материал на самостоятельное обучение. 

 

На лестничной клетке теперь можно встретить актеров, делающих станок у перил. Людей в общаге осталось мало – 2/3 разъехались по домам. На 1 апреля всех разыграла вахтер тетя Люда: по громкой связи она объявила, что карантин отменяется и состоится футбольный матч между общагами. Кто-то поверил и побежал вниз, кто-то сразу понял, что это прикол. Но юмор как-то разрядил напряжение, которое, казалось, поселилось в каждой комнате. На второй недели карантина сидеть в комнате и потреблять контент уже стало просто невозможно. На нашем этаже один студент вынес в коридор большую картонку и стал на ней рисовать. Спустя какое-то время вокруг нее собралась небольшая компания — все тоже рисовали что-то свое в разных частях картонки. 


У нас на этаже живут актеры, художники, театроведы и продюсеры. Прожив вместе почти год, мы даже не знали имен друг друга. Желание выйти в оффлайн привело к тому, что в один вечер мы собрались, чтобы поиграть в мафию, а вместо этого несколько часов обсуждали проблемы нашего образования и отсутствие коннекта между студентами. Рассказывали байки про общагу, институт и коронавирус. Теперь мы собираемся так регулярно. Кажется, что пандемия заострила главное: отсутствие связей между людьми в постоянно обновляющемся мире. Я рада, что провожу это время в общежитии, что у меня есть возможность выйти и поговорить с соседями, а не только бесконечно быть онлайн в мессенджерах и конференциях.

Екатерина Соколовская,
скульптор, художник

Мастерская

Оказаться в заточении со всем необходимым для занятия скульптурой — подарок для художника. Я переехала в мастерскую на Лиговском с началом режима самоизоляции, и поэтому мне как скульптору интересно рассматривать архитектурные особенности этого места, находить новые фактуры просто потрескавшейся краски на потолке или монтажной пены у плинтуса. Мне кажется, что такое долгое нахождение в одном помещении заставляет тебя пристальнее вглядываться в детали. С учетом того, что людей тут совсем не видно, а только изредка слышен топот голубей по крыше, у меня есть все, чтобы сосредоточиться на работе и углубиться в свои художественные поиски. Никуда не нужно спешить, все конференции онлайн можно совмещать с рутинной работой по шлифовке гипса, например, или натягиванию бумаги на планшет. В день можно успеть очень много всего и делать это все можно одновременно. Так во время карантина у меня параллельно готовится 3 проекта, и это не считая еженедельных онлайн studio visits и работы над завершением магистерской диссертации.

Утро в мастерской начинается с кофе и трех страниц свободного письма. Это время я позволяю себе писать все, что приходит в голову без цели или размышляя над определенным вопросом. Само пространство сразу настраивает на творческий лад — утром не хочется валяться под одеялком. Первые страницы письма помогают подумать о том, чем бы хотелось заняться именно сегодня. Когда самоизоляция только началась, я пыталась выстроить себе новое расписание, но потом поняла — для меня это не работает. Я увлекаюсь рисованием или чтением и забываю пообедать и так далее, поэтому единственным обязательным пунктом в расписании пока стоит только кофе и письмо. 

Днем и вечером я, как и многие, работаю за компьютером или непосредственно над скульптурой. Сейчас я больше собираю информацию и провожу небольшие тесты материалов, ищу технику для нового скульптурного объекта. В изоляции время течет неравномерно, и часто я с удивлением замечаю приход ночи. Иногда я залипаю наблюдая за жизнью самого пространства мастерской — его особенности перекочевывают в мое творчество, становятся такими же важными его героями. Основной скульптурный проект, над которым я сейчас работаю связан с телесностью и восприятием пространства города, как живого организма. Новый опыт изоляции и контроля тела в рамках сжатого помещения помогает найти новые подходы к этой идее. Изоляция не дается легко, но она помогает внимательно относится к ощущениям своего тела в этих новых условиях. Ситуация пандемии заставляет задуматься о каждом касании и, неизбежно, вырабатывает новые принципы поведения. Это внимание к касаниям мне очень близко благодаря увлечению скульптурой и соматическими практиками. Теперь я часто мечтаю, что скоро проснусь в мире, где каждое касание будет осознанно и желанно.

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты