Катя Бокучава: «Мы живем в стереотипах, нам нужно "имена-караты"»

Пионер жанра светской хроники и автор «Места», первого авторского ресторана в городе, Катя Бокучава признает только золотые медали. Неудивительно, что Laboratory, первый концепт-бутик ювелирных украшений в Петербурге, тоже ее рук дело. Как влезть на пальму первенства, а главное, как на ней удержаться, захотела немедленно узнать главный редактор «Собака.ru» Яна Милорадовская. 

У всех девушек отношения с драгоценностями складываются по-разному. Тебе с детства нравилось все блестящее?

Ха! Я, скорее, сапожник без сапог, ибо раньше мои отношения с украшениями, можно сказать, не складывались никак. Я и макияж начала делать, дай Бог памяти, лет в двадцать пять. Да и какие в нашем детстве были драгоценности? Золото 585-й пробы и янтарь да жемчуг. Хотя вру. Была у меня одна странная и грустная история, связанная с бриллиантами. Я жила в Нью-Йорке, в Ист-Виллидж, и была откровенным панком: носила кучу серебряных колец и кулонов. Но в один из своих приездов в Россию познакомилась с модным по тем временам москвичом, которого во мне устраивало все, кроме панк-лука. Он постоянно капал мне на мозг, что я красивая девушка, а значит, не должна выглядеть оборванкой. В итоге мы с ним сильно поругались. Я долго страдала, а потом решила приехать к нему в Москву при полном параде. Собрала у подружек кучу модных и женственных вещей и потихоньку взяла у мамы ее единственное кольцо, которое папа подарил на сорокалетие. Это была так называемая бахча с бриллиантами на 3,5 карата. Вот такая красивая я примчала в столицу и практически сразу, в переходе под Тверской улицей, была ограблена цыганкой, которой своими руками все и отдала. Гипноз? Не знаю, что это было. Короче, с парнем я не помирилась, кольцо потеряла. Вместе с кольцом я на долгое время потеряла всякую любовь к драгметаллам и камням.

В таком случае как ты вообще занялась ювелирным бизнесом?

Стечение обстоятельств, чему я, безусловно, очень рада. Ася Вебстер, супруга и муза (она, к слову, терпеть не может, когда ее так называют) ювелира Стивена Вебстера, — моя подруга школьного детства и юности. Поэтому именно я предложила привезти бренд Stephen Webster в Россию, но в начале нулевых Вебстеры отнеслись к моей идее немного скептически. Однако спустя три года в Москве появился их первый бутик — его открыли мои петербургские подруги Галя Орловская и Настя Рагозина, незадолго до того «эмигрировавшие» в Москву. А поскольку у них не было никакого желания продолжать ювелирный бизнес в нашем «тухлом» городе, то они совершенно спокойно отдали франшизу нашим общим подругам Римме Нуруевой и Илоне Макаровой. Последние в итоге и взяли меня в партнерство как управляющего директора компании. Поначалу приходилось заниматься всем, от продаж и рекламы до ввоза и бухгалтерии. Потом, естественно, мы окрепли и набрали полный коллектив.

Однако ты пошла дальше и от нарядного Stephen Webster пришла к концептуальным брендам, открыв свою «Лабораторию».

Проработав в этом бизнесе восемь лет, я четко поняла, что вкусы у людей развиваются, ограничиваться одной маркой уже никто не хочет и рынок, наполненный либо дешевой турецкой ювелиркой, либо классической итальянской, просто кричит: нужно что-то новое! Альтернативное! К тому моменту я уже года три собирала имена дизайнеров и марок со всего света. У нас в «Лаборатории» действительно сумасшедшая география: от Костромы и Ярославля до Австралии, Новой Зеландии и Японии. Я считаю, что самый лучший на сегодняшний день ювелирный сток представлен в лондонском Dover Street Market, и местный байер Тревор, который собирает украшения для этого магазина, просто гений. Мы с ним постоянно обмениваемся информацией и делимся новыми именами. Я взяла за основу его концепцию и умудрилась в своем выборе перещеголять многие европейские аналоги. Причем сначала я странным образом быстро и успешно собрала около тридцати брендов. А потом они, как подснежники весной, стали проявляться сами. Начали нам писать и предлагать свои украшения. Некоторые даже не просили денег, а присылали украшения на реализацию. Дизайнерам нравится наша галерея, мы у них на очень хорошем счету: они нам доверяли и доверяют, тут школа Вебстера сыграла отличную службу. К тому же профессиональные и объемные заказы для малоизвестных брендов большая удача: они привыкли, что галереи заказывают максимум десять изделий и часто только под реализацию.

Что ты считаешь самым интересным в драгоценностях?

Самое интересное — это отношение к драгоценностям человека, который их носит. Украшение может быть совершенно недорогим, но приносить столько радости, словно это чистейший пятикаратный изумруд. Все зависит от истории, которая за ним стоит, от того, как оно появилось в коллекции. Так как мне известны легенды практически всех моих «подопечных» брендов, продавать и носить их украшения становится намного интереснее. И тут главное — донести эти истории до покупателя. Что касается меня, то я очень ценю в ювелирном деле идею и исполнение. Верю в то, что украшения обладают своей энергетикой. Украшение надо брать в руки и ощущать его на тактильном уровне. Именно поэтому я категорически против интернет-магазинов. Человек должен прийти, потрогать, померить, в конце концов, узнать что-то про мастера. У меня даже была идея повесить у каждой витрины в «Лаборатории» краткую информацию о представленных там авторах. Ювелирное дело такое же искусство, как живопись или скульптура. По крайней мере, я так к этому отношусь.

Посоветуй как профессионал, кому что идет и что брать в подарок!

Я не перестаю говорить, что надо покупать украшения не в качестве подарков на праздники. Их надо приобретать себе самим, ровно так же как мы покупаем брюки и кофточки. Украшения должны дополнять наш образ. Они не должны быть дорогими подарками. Именно поэтому цены у нас начинаются от пяти тысяч рублей. Надо перестать жить стереотипами и ждать подарков.

  • Кольцо Hotlips от Solange. У нас в «Лаборатории» осталось пять штук. Это последние оригинальные кольца, так как сейчас дизайнер продала права на эти губы компании Amazon, которая делает их в Китае. Разница в цене, естественно, большая, но и разница в изделии тоже. Оригинал — это эмаль, подделка — лак. Для меня его безупречность была еще раз подтверждена моей любимой Эвелиной Хромченко, которая с огромным удовольствием носит эти губы и, так же как и я, считает, что это piece of art .

  • Кольцо-кисточка от Яны Расковаловой — хит всех времен и народов, самое спрашиваемое изделие.

  • Кулон-облако из дымчатого кварца от голландского дизайнера Биби ван дер Вельден — нежнейшее украшение

  • Золотые кольца дизайнера из Австралии Джулии де Вилль вдохновлены антикварными украшениями.

  • И конечно, кольцо на мизинец от Solange, в черном или желтом золоте, тоже стоит в списке моих фаворитов.

  • Bjorg

  • Кольцо Queensbee

  • Кольцо Tessa Metcalfe

  • Ruth Tomlinson

  • Кольцо Riverton

  • Arielle de Pinto

  • Diane Kordas

  • Ruth Tomlinson

Я не вполне в курсе нюансов ювелирного дела, но наверняка они есть. Расскажи какие.

В России торговать импортными украшениями, да и отечественными тоже, очень сложно. Есть ряд инстанций, которые ты должен пройти. У нас в стране очень сложная система таможенного завоза, которую, если ты хочешь жить и работать спокойно, просто необходимо соблюдать. Любые драгметаллы, любые камни должны быть завезены через таможню, что занимает месяц, и апробированы в Пробирной палате — прибавь еще две недели. Это очень усложняет своевременные поставки. Например, на прошлой зимней неделе моды я заказала украшения, но поставить их в «Лаборатории» смогла только сейчас. На Западе все гораздо проще. Государство лишает меня всякой возможности взять товар бесплатно и посмотреть, как на него будут реагировать клиенты. Поэтому на свой вкус, страх и риск приходится привозить, таможить и ждать, пока продастся. К счастью, в ювелирном бизнесе действует одно золотое правило: любое украшение дождется своего покупателя. Конечно, тенденции и тренды никто не отменял, но понятие «прошлый сезон» в ювелирном деле не так актуально, как для модных брендов.

Не думала ли ты запустить свой дизайн-проект? Когда так долго имеешь дело с красивыми вещами, такая мысль неизбежно должна прийти в голову.

Конечно, да! Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Проект уже в работе. Это будет, даст Бог, очень интересный проект, который пока еще не пришел в голову никому в ювелирном мире.

Ты занимаешься концепт-брендами, а значит, всегда есть риск быть непонятой покупателем. Была ли ситуация, что ты закупила бренд с сомнением, пойдет ли он вообще, а украшения ушли влет?

Да, удивительная история произошла с одной русской девушкой, скорее женщиной, живущей в Амстердаме и занимающейся средневековой миниатюрой. Она берет старые часы и вместо циферблата вставляет миниатюру — рисует золотом и красками копии древних работ. А потом превращает эти часы в кулоны, для которых на всех блошиных рынках Европы собирает бусинки и цепочки. Так вот она приехала в Петербург и привезла мне этот хендмейд. Я с такой безнадегой в глазах их взяла, не хотела обижать автора. Но не прошло и трех месяцев, как все украшения бренда «Франческа» раскупили.

С кем из российских дизайнеров ты работаешь? Будешь ли продвигать русских на Запад?

В «Лаборатории» представлены следующие имена: Queensbee, она же Юля Харитонова, Яна Расковалова, Петр Аксенов, Лиза Белоцерковская, Наталья Брянцева, Диана Джанелли, Юрий Былков, Ольга Аверьянова и ее Caviar, а также Runa от Лилии Арейфулиной. Это очень интересные, самобытные и профессиональные мастера. Многие из них популярны в Европе и Америке и более чем конкурентоспособны. Продвигать их на Запад, точнее на Восток, — мой новый план, но все опять же упирается в наш «свод законов».

Как изменились вкусы в России за последние десять лет? Что будет популярно в ближайшие годы?

В целом русские, и особенно жители Петербурга, очень последовательны и медлительны. Мы живем в стереотипах, нам нужно «имена-караты»! Мы не совсем готовы к смене вектора, о чем я говорила выше. Что-то мало-мальски неизвестное вызывает настороженность. Многие живут в мире «Инстаграма», это тоже огромная проблема, хотя и пользы от этого ресурса немало. Многие не хотят развивать свой вкус, а пытаются прожить чужую жизнь в моде. Это скверно! Безусловно, остались люди, которым важны караты и чистота, которые считают покупку камня инвестицией в будущее. Увы, это не совсем наши клиенты. Но сегодняшний день диктует очень интересные тенденции. Наука не спит! Например, в Лондоне появился отличный бренд Riverton, это бриллианты, рубины, сапфиры, александриты и другие камни, выращенные в «домашних» условиях. Они имеют идеальную чистоту, могут быть до 20 карат. Огранкой занимаются мастера, которые работают на Graff и Harry Winston, но стоят такие камни, естественно, гораздо дешевле. Попомните мои слова: через несколько лет и в России будет бум на эти украшения. А пока я ращу клиентскую базу и приучаю людей к нововведениям. Если говорить о тенденциях в дизайне, то я в очередной раз снимаю шляпу перед Соланж Азагури-Партридж. Стоит посмотреть на ее новую коллекцию, и становится понятно: этот человек в первую очередь художник!

Концепт-бутик Laboratory, ул. Ленина, 8
laboratory.spb.ru


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме