Артем Балаев:

«Мужчина не должен выглядеть так,
будто он долго собирался»

Идеолог нескольких гастрофестивалей и известный денди
Артем Балаев примерил образы весенней коллекции швейцарского бренда Strellson
для работы и отдыха и рассказал, как уловить баланс между бизнесом
и творчеством и в чем главные принципы мужского аутфита.

Рубашка, 7 990 рублей; пиджак, 32 990 рублей;
брюки, 9 590 рублей; кроссовки, 6 290 рублей.
На фото выше: рубашка, 8 990 рублей; жилетка, 18 990 рублей;
пиджак, 25 990 рублей; брюки, 9 590 рублей.
Все — Strellson.

Ты устраиваешь по тринадцать гастрофестов за сезон от Карелии до Владивостока: «О, да! Еда!», «Бокал и рюмка» и Craft Weekend очень успешны. Как получилось, что Петербург оказывает гораздо большее влияние на гастрономию в стране, чем Москва?

Столица достаточно беспощадна с точки зрения доходности, там нельзя открывать какие-то сугубо творческие проекты — у них это все-таки «ресторанный бизнес», а у нас — «гастрономия». С инвестициями и бизнес-планами в Москве все строго, в приоритет ставится задача выйти на прибыльность, а не познакомить гостя с чем-то новым или даже не создать что-то новое. Плюс, стоимость аренды в Петербурге значительно ниже, а близость к Прибалтике делает нас искушеннее в плане еды, поэтому творчески настроенные рестораторы часто переезжают сюда. К тому же в Москве есть масса возможностей вертикально построить карьеру в крупной корпорации, молодые и амбициозные люди пользуются такими шансами. А в Петербурге и тем более в регионах этих шансов гораздо меньше, а значит, почему бы не рискнуть и не попробовать открыть что-то свое? Пробуют, получается. Свидетельство этому — то, что наши фестивали очень хорошо принимают в регионах: это отличный способ узнать о новых ресторанах в твоем городе, самому попробовать приготовить что-то или познакомиться с шеф-поварами. Поэтому существует большой запрос на такие фестивали по всей стране.

Ты работаешь в творческой атмосфере и при этом успешно ведешь дела. Как удается структурировать свою жизнь?

Понятие успеха, я считаю, довольно условное: для одних это деньги, для других — комфорт. Самая распространенная ловушка, попавшись в которую приходят к психотерапевтам: люди думают, что деньги принесут им комфорт, и парадоксально всю жизнь находятся в некомфортных условиях, пытаясь на нелюбимой работе заработать — угадайте на что? — на комфорт. В нашей компании мы стараемся держать баланс: с одной стороны, делаем только те проекты, которые нам интересны, с другой, стабильно показываем прибыль и существуем без внешних инвестиций с 2014 года. Многие не понимают, зачем я недавно открыл CММ-агентство Big Dig, по сути, стартап, а не занялся коммерческими ивентами, чтобы увеличить доходы более простым путем, — а для меня как раз это успех: иметь возможность не брать на себя то, что брать не хочешь, и смело пробовать что-то новое. Хотя меня не поймут такие мои партнеры, как совладельцы холдинговой компании «Адамант» Михаил Баженов и Евгений Гуревич, — это бизнесмены с большой буквы, добившиеся максимального успеха, который возможен в Петербурге, да и на российском рынке очень они заметны. С их точки зрения, я творческий человек; с точки зрения творческих, я бизнесмен. По сути, где-то посередине болтаюсь (смеется).

Творчество и тайм-менеджмент — обычно не то чтобы лучшие друзья.

Ну все же я не богемный художник с Монмартра. При определенных усилиях можно наладить режим и в творческой среде. Я встаю около восьми утра, довольно долго собираюсь, занимаюсь какими-то домашними делами, читаю и к десяти-одиннадцати прихожу на работу. Стараюсь всегда обедать в два часа. После работы обязательно занимаюсь хобби, открываю для себя что-то новое. Сейчас пошел в школу гидов, хочу сделать собственную экскурсию, посвященную архитектуре советского модернизма. Какая бы интересная у тебя ни была деятельность, нельзя забывать, что не ты создан для работы, а работа для тебя. Значит, должны быть какие-то вещи в жизни помимо труда. У меня есть план, какие месяцы чему я уделяю. В июне, например, собираюсь на курсы парапланеризма, в сентябре — на английский, сейчас должен начать заниматься диссертацией.

«Какая бы интересная
у тебя ни была деятельность,
нельзя забывать,
что не ты создан для работы,
а работа для тебя»
Рубашка, 6 990 рублей; галстук, 3 990 рублей;
жилетка, 18 990 рублей; костюм, 25 990 рублей;
брюки, 9 590 рублей; полуботинки, 11 990 рублей.
Все — Strellson.
Куртка, 49 990 рублей; брюки, 10 990 рублей;
футболка из капсульной коллекции к ЧМ 2018, 3 900 рублей.
Все — Strellson.

И получается мобилизоваться? Не прокрастинировать, не испытывать стресса?

Я как-то съездил на Бали, потом прочел пару книг про внутреннюю гармонию и постепенно сдвинулся в сторону буддизма. Раньше я испытывал больше стресса и немного по-другому общался с людьми, последнее время чувствую внутреннюю силу и самодостаточность. Мне не хватает только семьи, я сейчас активно над этим работаю, хочу жениться и завести ребенка. А в целом меня очень устраивает то, что происходит в жизни, чувствую себя полноценным.

Как соучредитель и продюсер недели моды Aurora Fashion Week ты на протяжении многих лет был одним из самых модных людей города. Сейчас, когда неделя моды не проводится, для тебя важен статус фэшиониста?

Не могу сказать, что он и раньше был для меня особенно важен. Мне больше близко понятие стиля. Термин «мода» себя сильно дискредитировал. Очень хорошую метафору привел как-то дизайнер Игорь Исаев: «Вспомните бойз-бэнды 1990-х: четыре парня — смазливый блондинчик, брутальный брюнет, кудрявенький и бэд-бой — разгильдяй. Во всех группах ребята примерно одинаково пели и так же одинаково танцевали. Чистый маркетинг». То же самое сейчас происходит и с модой: все судорожно начинают делать брендинг, принты-лозунги, шить внешние бирки и так далее. Есть, конечно, философы от моды вроде бельгийцев, но в основном все шьется на одной фабрике. Разница только в маркетинге, и процветает диктатура магазинов: уже даже не так важно, что ты купил, главное — где. Даже в инстаграме фэшн-блогеры выкладывают не приобретенную вещь, а фото оранжевого пакета — этого достаточно, чтобы быть модным! А для меня важен все-таки стиль и важны марки, которые имеют свое лицо и строят позиционирование на протяжении многих лет. В этом плане Strellson — хороший пример, марка не про сиюминутные веяния. Знаешь, многие же считают, что выглядят модно, а листаешь фото в светской хронике или ленту инстаграма — ничего нового, ничего интересного. Все, во что мы одеты, можно найти в интернете. Но в интернете нельзя найти себя. Поэтому нужно понять, что тебе идет, и обрести свой уникальный стиль.

«Все, во что мы одеты,
можно найти в интернете.
Но в интернете нельзя найти себя»

А как обрести свой уникальный стиль и при этом не удариться в однообразие? Например, пойму я, что мне идут черные водолазки и джинсы, и накуплю тех и других штук по тридцать. Все, модный тупик — я же не Стив Джобс.

Умеренное разнообразие должно быть. И у женщины в этом плане больше вариантов и больше давления со стороны индустрии. Мужчине же не обязательно всегда выглядеть по-разному и удивлять новым образом. Не вижу ничего плохого в том, чтобы осознать, какой крой и какие дизайнерские решения тебе подходят, и развивать гардероб в этом направлении. Стиль — это момент творчества. Большая проблема российских мужчин в том, что они к себе слишком серьезно относятся. Понятно, с чем это связано: были довольно тяжелые времена, и нужно было доказывать то, что ты мужчина, добытчик и так далее. Плюс уровень культуры низкий в России, чего уж тут таить. Поэтому, к сожалению, нашим мужчинам не хватает самоиронии. Один из способов отнестись к себе иронично — добавить какие-то детали и нестандартные ходы. Для кого-то это будут кроссовки или армейские ботинки с костюмом, для кого-то — дутый жилет поверх пиджака, спортивное худи с классическими брюками, яркий платок вместо шарфа. Мне вообще не близки образы ребят, которые увлекаются, например, стилем heritage и выглядят как американский солдат 1950-х годов. Где здесь творчество?

Есть моменты, дома или на отдыхе, когда ты позволяешь себе расслабиться в плане одежды?

А я просто не напрягаюсь (смеется). Это в школе я очень переживал насчет внешнего вида, и даже по поводу не одежды, а прически. Расстраивался, что у меня слишком густая шевелюра, и завидовал мальчикам-блондинам с тонкими волосами, которые можно было подстричь а-ля ДиКаприо. Тогда еще не было такого обилия средств для укладки и мне приходилось изгаляться: я мылил изо всех сил голову хозяйственным мылом, не смывая причесывался, и все застывало. Отличная была схема, но однажды я попал под сильный ливень, и голова прилюдно вспенилась, очень неловкий момент. Вода с сахаром также себя показала с плохой стороны во время дождя. Но подросткам вообще свойственно излишнее внимание к внешнему виду и недовольство им.
Если вернуться к одежде, то дома я ношу вещи из единственного любимого мной японского масс-маркета, а на отдыхе — те же, что и всегда, разве что в чуть расслабленной форме. Есть, конечно, и развлекательные мероприятия, например, я люблю футбол, болею за «Зенит» и на все игры команды надеваю что-то сине-бело-голубое. В рамках чемпионата мира собираюсь на три матча — в Самаре, Петербурге и Сочи. И заинтересован в финале. У Strellson очень крутая лимитированная серия футболок к ЧМ, в такой и пойду.

Бренд Strellson создал капсульную коллекцию в рамках
предстоящего Чемпионата Мира по футболу 2018.
Капсула состоит из 6 футболок с названиями городов
и номером региона, в которых будут проходить матчи,
а также худи с логотипом бренда. На всех футболках
впереди изображена цифра 84 — это год создания бренда.
Старт продаж капсульной коллекции намечен на середину
апреля.
Рубашка, 7 990 рублей; пиджак, 32 990 рублей;
брюки, 9 590 рублей; кроссовки, 6 290 рублей.
Все — Strellson.

Но все-таки какие-то базовые и нерушимые правила для мужского аутфита есть?

Есть: чистота и опрятность. Грязная обувь или одежда в пуху свидетельствует о низком уровне внешней гигиены — это примерно как застрявшая в зубах еда или нестриженые ногти. Понятно, что мы живем в Петербурге, один раз прошелся по улице — обувь грязная, но никто же не мешает зайти в уборную, протереть ботинки губкой или даже бумажным полотенцем за неимением лучшего — дел на 30 секунд, зато какой эффект. И второе, менее строгое, я бы сказал, правило: мужчина не должен выглядеть так, будто он долго собирался. То есть он может это делать, но этого не должно быть заметно. Здесь очевидно техническое преимущество бороды — ты в любом случае не будешь uptight.

«Нужно понимать,
что у тебя получается
хорошо, и не бороться
со своими недостатками,
а усиливать свои достоинства,
тогда рождаются
новые смыслы»

Когда ты говоришь про опрятность, невольно хочется проверить собственную обувь на предмет чистоты. Отдавая тебе должное, ты всегда аккуратно выглядишь.

Спасибо большое, я запишу себе в заметки. Я не шучу! У меня есть в телефоне заметка, куда я записываю все, что делаю хорошо. Это очень важно. Сейчас хочу с командой договориться, чтобы каждый так делал. Нужно понимать, что у тебя получается хорошо, и не бороться со своими недостатками, а усиливать свои достоинства — тогда рождаются новые смыслы.

Продюсер: Кристина Шибаева
Фото: Алексей Сорпов
Стиль: Лаура Назарова
Визаж, прическа: Евгения Сомова
Куртка, 49 990 рублей; брюки, 10 990 рублей;
толстовка из капсульной коллекции к ЧМ 2018, 9 990 рублей.
Все — Strellson.