Елена Крыгина: «Похоже, развиваться больше не нужно — пости фото и получай деньги»

Наш директор отдела моды Ксения Гощицкая отправилась в Москву — в гости к давней подруге и бывшей коллеге, которой удалось монетизировать свою интернет-популярность, не опускаясь при этом до скрытой рекламы.

На задание провести день с бьюти-блогером Еленой Крыгиной я отправилась с цветом лица, который, выпусти такой оттенок тонального крема Бобби Браун или Том Форд, точно назывался бы «„Сапсан“ утренний». В этих обстоятельствах меня, как человека склонного к эстетической рефлексии, смущало редакционное наставление делать как можно больше селфи. Но недолго: в офисе, который занимает целый особняк начала XIX века, меня тут же отдали в руки визажиста, чтобы сделать «инстаграмный свежачок». Шкафы мейкап-студии от пола до потолка набиты прозрачными ящиками, а они, в свою очередь, с горкой укомплектованы подводками, помадами, кремами и далее в ассортименте. У меня на всякий случай разбежались глаза. «Вот бы это все было моим», — с привычной скромностью подумала я, не определившись, что именно буду делать с десятью черными карандашами, пусть и лучших косметических марок. Потом я представила, как ровно в десять ноль-ноль сотрудницы офиса по команде открывают розовые косметички и начинают бьюти-разминку с помощью свежеприсланных образцов, как в мюзикле «Забавная мордашка». Принято думать, что день бьюти-блогера состоит из череды селфи и проб оттенков красной помады. Но Лена, которая всерьез решила построить свою империю, живет в жестком ритме. Подъем — в девять утра. Два типа зарядки: растяжка и комплекс упражнений, включающий приседания с серебристой игрушечной моделью «Гелендвагена» на дистанционном управлении — единственным имеющимся под рукой утяжелителем. Но не спешите нестись за ним в «Детский мир», обычные гантели тоже подойдут. Потом макияж. Дома у гуру «Ютьюба» ровно пять средств: тональный крем, консилер, румяна, карандаш для бровей и тушь. Все остальное хранится в офисе, где при желании за день можно превратиться хоть в Либераче, хоть в Диту фон Тиз. Потом завтрак: обязательно овсяные отруби, смузи, свежий творог — ничего со сроком хранения больше одного дня. Из рациона давно исключен алкоголь. Меню заточено на то, чтобы усталость и дискомфорт не мешали эффективности труда. Личный лайфхак Елены называется «три минуты от дома до офиса», и в десять утра она в студии. Сотрудники работают с девяти, десяти или одиннадцати утра — кому как удобно.

Мы отправляемся на экскурсию по особняку. В цокольном этаже собирают заказы Krygina Box — коробочки с семплами по разным темам — и интернет-магазина Makeup2Makeup. Там же большая кухня с банками отрубей, фиников и сухофруктов — сотрудники в основном девушки. На первом этаже развернута масштабная стройка: в октябре открывается студия, она же клуб, где можно будет сделать укладку, макияж, маникюр и коррекцию бровей. «Я затеяла все это просто потому, что у меня нет времени куда-то за этим ездить», — говорит Лена. Долго согласуется с дизайнером цвет маркиз на террасе — черный, «чтобы не превратиться в кондитерскую лавку». Пароль от Wi-Fi в этом дворце красоты: iloveelenakrygina плюс комбинация цифр. Далее два офисных этажа занимают дизайнеры, ИТ-специалисты, редакторы, ассистенты, ивент-отдел. Одних только инстаграмов, помимо личного, который Лена ведет сама, три: @kryginateam — с афишами мастерклассов, блоком FAQ и прочей информацией, у него 105 тысяч подписчиков, @kryginabox — с продуктами и темами очередной коробочки и интернет-магазин @makeup2makeup. «Я его не запускала, я его поглотила», — смеется Лена. Контентом — фотографиями, коллажами и гифами — занимаются специально обученные люди.

Собственно, маршрут из кабинета в кабинет с решением всех вопросов и составляет ее рабочий день. Когда мы доходим до третьего этажа, уже пять часов вечера. «Сама я так себе блогер, конечно. У меня нет графика, я могу долго обдумывать тему, а потом сесть и быстро записать ее. Если подумать, то я — … (весьма странный человек. — Прим. ред.) в высшей степени. В пустой комнате я разговариваю и шучу с айфоном. Вспоминаю сегодня свои первые видео и вообще не понимаю, кому я это все рассказывала? Тогда-то не было зрителей. Это теперь я понимаю, что за камерой стоит моя аудитория. Никогда не пересматриваю свои уроки, сейчас снимаю их реже, и каждое слово в них взвешеннее, ведь оно может повлиять на чью-то жизнь. Это огромная ответственность: если я неправильно объясню коррекцию лица, будет катастрофа. Почему меня смотрят? Я — мотиватор. Есть, допустим, канонические писаные красавицы, а вот я не очень с утра встаю, такая селф-мейд-симпатяшка. У меня есть недостатки, поэтому многие женщины воспринимают мой блог без ревности. Закон увеличения аудитории в целом прост: если не можешь предложить что-то как личность, демонстрируй некую красивую жизнь. Никто не будет умиляться несчастьям и уродствам. Подписываются, чтобы радоваться или беситься. Я, например, фолловлю Фаррелла и Бейонсе, мне кайфово видеть, насколько они деятельные. А русских — в основном друзей, чтобы не обиделись. Меня интересуют не пустые инстаграмы, а те, за которыми виден характер: Лены Летучей или Белоники. Будучи в космическом богатстве, Ника Белоцерковская для всех очень своя. Не стесняется стесняться. Выражение нового времени: „Покажи мне свой инстаграм, и я скажу тебе, кто ты“. Ведь квадратные картинки — это то, каким человек видит свой мир». Вечеринки и тусовки тоже исчезли из ее жизни: вечером она планирует следующий день. По окончании рабочего дня Лена может себе позволить развернутый монолог.

«Меня уже перестали куда-то звать, знают, что я все равно не пойду. Потом для этого нужно со всеми общаться, а у меня нет времени, чтобы жить так, как живут многие в Москве: целый день выбирают фильтры в „Инстаграме“ и бесконечно завтракают или обедают в „Симачеве“ с пиарщиками. Я терпеть не могу эти рекламные витиеватые, пустые разговоры. Бывает, прихожу в новый модный магазин, например, обуви, и пиарщик мне говорит: „Елена, выбирайте любую пару обуви, мы вам ее подарим“. А я отвечаю, что люблю покупать вещи. Меня раздражает эта новая форма общения, когда мне что-то хотят подарить, но ждут чего-то взамен. Часто мне пишут так называемые частники: „Хотим прислать вам подарок“. Им дается стандартный ответ, что можно отправить его по указанному адресу, но мы не гарантируем никакого упоминания. На это обычно следует желчное „Мы не настолько богаты, чтобы остаться без публикации“. Люди путают коммерческое предложение и подарок. Меня пугает, что в интернетах продажность становится чем-то само собой разумеющимся. Каждый день мы разворачиваем множество агентств, которые предлагают деньги за пост, — я оцениваюсь примерно в сто тысяч рублей. Более того, теперь уже мне, как владелице интернет-магазина, эти агентства присылают базы интернет-звезд, разбитые по категориям и ценам. И когда я листаю ленту „Инстаграма“, то понимаю, что некоторые умудряются в один пост засунуть три оплаченных хештега. Не нужно больше учиться, развиваться — только постить фоточки и получать деньги на карту. Зачем работать, если можно просто выкладывать фото в купальнике? Меня это бесит, я никогда не буду так делать. Я не размениваюсь. Для меня это не те суммы. Многие мои вполне деятельные знакомые скатились до фото в купальниках, потому что они приносят больше комментариев, лайков. Три селфи — плюс тысяча подписчиков. Десять (!) продуктивно-информативных текстов дают такую же динамику. Этот феномен невозможно объяснить: разглядывание человека, сфотографировавшего даже не себя, а свое представление о себе. В жизни все выглядят по-другому. И в этом проблема Интернета: потом невозможно отделить себя от образа, созданного с помощью программ вроде Facetune, которые делают зубы белее, талию уже, ноги длиннее. Важно не потеряться в этих картонных декорациях. Сейчас в России дикий скачок популярности пластической хирургии: начали перекраивать лица, возраст имплантации и ринопластики снизился. В семнадцать лет дети хотят быть похожими на Валерия Леонтьева в его шестьдесят шесть.

Раньше я парилась — красилась перед уроком, а сейчас легко могу сняться в видео без макияжа. Мне сразу стали писать: „Лена вы такая уставшая!“ — а я просто не накрашена. Да, женщина без макияжа так и выглядит. В этом его суть: ты не можешь минимизировать стресс, но можешь добавить сияния коже. Я учу осознанно обращаться с косметикой. Ведь миром сегодня правит семья Кардашьян, а у ее членов главенствует тренд на слои и контуринг. Однако не каждая девушка хочет и может себе позволить ежедневно тратить несколько часов на такой вариант, и я предлагаю свою альтернативу.

Есть невидимое большинство, хейтеры и обожатели. Процентное соотношение этих категорий — 60:20:20. Я ориентируюсь на невидимое нейтрально-положительное большинство, оно самое сложное. Это как верить в барабашку. Обожатели могут выбить почву из-под ног, ненавистники тоже. И эти две категории легко ротируются: от любви до ненависти, как известно, один шаг. Я не проверяю, сколько у моих видео просмотров, — за этим следит моя команда. Комментарии отключила около года назад, потому что в Сети обитают странные персонажи. Невозможно себе представить портрет субъекта, который пишет адский текст незнакомому человеку и нажимает кнопку „отправить“. Интернет опасен анонимностью: все опирается на самоконтроль, а потерять равновесие в виртуальной реальности очень легко. Любой желающий может придумать себе маску, имя, достаток. Я думаю не о том, как прибавить аудиторию, а о том, кому могу помочь. Русских я знаю: езжу по регионам и вижу множество типов. В принципе, мои уроки могли бы подойти такой же разнообразной Америке, но они любят краситься ярче, много блогеров-трансвеститов учат женщин своему мейку. К тому же я не знаю, как адекватно перевести себя на английский, чтобы не ушло своеобразие моих оборотов речи. Я могла бы помочь Азии: они хотят быть более европейскими, стилизовать лица. Могла бы работать с этой аудиторией, давая титры иероглифами, — Китаю это интересно. Весной выйдет моя книга, ее можно будет переводить и адаптировать».

Около десяти вечера мы расстаемся у особняка, где рабочие заканчивают класть мраморные плиты на пол будущей студии. Лене нужно ехать в банк оформлять документы на свой будущий дворец — да, в городе, который никогда не спит, есть круглосуточные отделения. Так и расходимся: она — зарабатывать деньги, а я — тратить. Никакого открытия Америки в невероятной работоспособности Крыгиной для меня не произошло, такие качества не появляются вдруг. Я отчетливо помню, как во времена нашей петербургской дружбы в пять утра она выезжала красить очередную невесту в район Озерков, в девять делала мейк телеведущей, в двенадцать готовила героев съемок для «Собака.ru», от Влада Монро до Равшаны Курковой, а вечером наводила марафет завсегдатаям светских тусовок. Но если раньше о ее сумасшедшем трудолюбии и фантастической харизме догадывались только сотрудники нашей редакции и невесты из Озерков, то благодаря сетевым видеоурокам ее энергия оказалась направлена в благое русло и о Лене узнала вся страна. Дальнейшее — уже история, о которой, без всяких сомнений, скоро напишут учебник «Как создать свой бренд в Сети и заработать первый миллион».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также