Анна Семак: «Это странно — отгораживаться от чужих проблем высоким забором, не замечая, как где-то гибнут дети»

Посол доброй воли, вечный мотиватор, мать семерых и писатель Анна Семак — вот кто умеет действовать вопреки стереотипам. Выпустила книгу «Близость» (бестселлер!), управляет ресторанным Grun Holding (веганским!), вышла замуж за главного тренера ФК «Зенит» Сергея Семака (второй раз!), снимает социальные фильмы, скоро станет бабушкой (самой молодой и красивой, очевидно) и усыновит еще двоих детей (из Африки!). 

  • На Дани: парка Givenchy, кардиган и футболка Acne Studios, брюки Burberry, кеды Nike. На Аларии: жакет Celine, блуза See by Chloè, джинсы и челси Burberry. На Анне: серьги, кольца и браслет Mercury, платье Bottega Veneta, сабо Balenciaga. На Тане: свитер Givenchy, джинсы Ralph Laurent. На Ульяне: кейп, жилет и джинсы Burberry. На Софии: плащ Iro, джемпер See by Chloè, джинсы Dolce & Gabbana, кроссовки Gucci. На Андрее: плащ Dries Van Noten, толстовка Burberry, джинсы Versace (все – ДЛТ)

Мы записались к Ане на тренировку по толерантности и мотивации — читайте! А в съемке, которую мы организовали в Annas Secret Garden (так, кстати, называется не только Анин блог в Инстаграм, но и один будущий секретный проект), приняли участие россияне Дани Гембе, Ульяна У, Адриан и София Тиам, дочери Анны и Сергея Таня и Илария Семак, студенты центра «Антон тут рядом» Саша Слесарев, Алия Тенишева и Андрей Цырцанов. Это волшебный Анин мир — и в нем найдется место всем, кто добр, готов меняться к лучшему и не живет стереотипами. Присоединяйтесь!

  • Колье, серьги Serpenti Bvlgari; блуза Jil Sander (Babochka Nevsky 153)

О поездке в Гвинею-Бисау и планах усыновления африканского ребенка

Я отметила для себя любопытный факт: всякий раз, когда озвучиваю планы журналу «Собака.ru», они непременно сбываются. Лет десять назад давала интервью в колонку про ЗОЖ и сказала, что мечтаю заниматься органическим земледелием. Оно (земледелие), в ответ на мой запрос, настигло меня не сразу, но основательно, нежно прижав граблями к плодородной органической почве. И сейчас мои ресторанные проекты нацелены на оздоровление людей, мы развиваем направление food medicine — еда, которая лечит. Мало кто задумывается о том, что употребляет в пищу, мало кто читает составы и знает о последствиях злоупотребления консервантами, красителями и стабилизаторами. 

Так же получилось и с поездкой в Африку. До определенного момента, уже пообещав редакции «Собака.ru» поездку на континент с гуманитарной миссией, я не могла определиться с тем, какую страну выбрать: до последнего ждала знак, металась между Угандой и Руандой, Сенегалом и Сомали. Однажды ночью мне написала подруга, жена нигерийца, и посоветовала обратиться к Миле Ануфриевой, петербурженке, переехавшей в Европу, основательнице фонда Mila for Africa в Гвинее-Бисау. Женщина с непростой судьбой, пройдя на волосок от смерти, переродившаяся для дела, ставшего смыслом жизни, — спасать сирот, помогать детям-альбиносам и островитянам, живущим первобытно-общинным строем, привлекая к своей миссии неравнодушных людей. 

Что я ожидала от этой поездки? Представляла грязь и нищету, разбойничьи районы, трущобы, боль, проникающую под кожу, меняющую сознание. Однако реальность оказалась иной. Страна поразила нас своим гостеприимством, непричесанной девственной природой, необыкновенной кинематографической красотой местных жителей.


Безработные в Гвинее-Бисау обречены голодать, поэтому местное население работящее и, что удивительно, очень чистоплотное.

Безработные в Гвинее-Бисау обречены голодать, поэтому местное население работящее и, что удивительно, очень чистоплотное. Удивительно, потому что чистоплотность не является для человека базовой потребностью. В домах, где мы побывали, в глаза бросается порядок, опрятность. Именно в Гвинее-Бисау я впервые узнала о возможности переплавлять алюминиевые банки из-под напитков на кухонную утварь. Это же гениально!

В Гвинее-Бисау аборты приравниваются законом к убийству. Алкоголь и наркотики слишком дорогое удовольствие, чтобы народ массово спивался и торчал на игле. В городе ощущаешь себя в безопасности, беспорядок можно встретить ближе к окраинам — раздельный сбор мусора у президентского дворца намекает на то, что люди здесь не дремучие, прогрессивные, думающие. Так много детей, как в Бисау, я не видела ни в одной стране мира. Пятилетняя девочка идет за водой, неся на спине крепко примотанного тканью младенца, а за ней послушно топают еще двое едва начавших ходить малыша. Местные сироты отличаются от наших тем, что в Бисау и его окрестностях сиротство — порождение бедности, а в России — алкоголизма, наркомании и низкой социальной ответственности. Это видно во взгляде — большинство детей нашей системы рождаются с отпечатком порока родителей на лице. В России каждый второй ребенок имеет как следствие целый букет заболеваний, в основном неврологического характера, в Бисау по лицам детей вообще не скажешь, что они живут без семьи. Любознательные, живые глаза, сплоченность, доверие к миру.

У меня богатый опыт общения с сиротами в нашей стране, моя подруга Даша Могучая сознательно удочерила девочку, которая качалась, бесновалась и выла несколько лет подряд с перерывом на сон — это каторжный труд, но спасать надо всех, вне зависимости от происхождения, при этом учитывая свои ресурсы. Один человек в состоянии растить несколько малышей с синдромом Дауна, а другой едва ли потянет совершенно здорового физически активного ребенка.

В приюте Бисау дети не мечтают об усыновлении, они просто не знают, что такое возможно. Едят из общего тазика, сидя на полу, спят там же, воспринимая огромных крыс как домашних питомцев, борются за выживание. Когда у младшей сестренки маленькой Мари заболел живот, никто не знал, что она промучается неделю и умрет. Смерть в африканском приюте такое же обычное явление, как в российском — усыновление.

Все подробности нашего путешествия можно будет увидеть в моем фильме, который скоро выйдет на YouTube, скажу только, что после нашего возвращения не смогла написать о поездке подробно, несмотря на то что привезла с собой немало удивительных историй. Впервые за долгое время мне захотелось сохранить самое важное, дорогое сердцу при себе. Возможно, отчасти это связано с тем, что я встретилась с волной агрессии в свой адрес, когда заговорила о помощи африканским детям. Я просто не была к этому готова. Мне казалось, что так естественно помогать всем, не разделяя людей по национальному признаку, но в нашей стране вопрос расизма стоит очень остро. Многие даже не осознают себя расистами, употребляя по отношению к людям с другим цветом кожи любые эпитеты, которые только приходят в голову.


В приюте Бисау дети не мечтают об усыновлении, они просто не знают, что такое возможно. Едят из общего тазика, сидя на полу, спят там же, воспринимая огромных крыс как домашних питомцев, борются за выживание. 

Поскольку теперь моя жизнь прочно связана с Гвинеей-Бисау, у меня в планах организовать на островах архипелага Бижагош, «африканских Мальдивах», с прозрачной лазурной водой и белыми пляжами, завод по сбору и обработке органических фруктов на экспорт, чтобы дать работу местному племени, поддержать трудолюбивых, многодетных людей. Наладить в Гвинею-Бисау гуманитарные поездки с теми, кому не все равно, чтобы на месте помогать детям.

Нашла ли я в Африке своего ребенка? Да, поэтому все мои мысли сейчас там. В планах значительно увеличить нашу семью, потому что на это есть ресурсы и горячее желание помогать тем, кто в этом нуждается. К сожалению, среди наших соотечественников очень прочно укоренился такой стереотип, что помогать нужно только своим. Подобные мысли, на мой взгляд, крайнее невежество. Когда в Австралии горели леса, пострадавшей стране переводили деньги из Америки и Европы, хотя мы знаем, что эта проблема не обходит стороной никого — Калифорния горит каждый год, однако думающие люди не делятся в беде на своих и чужих, они объединяются и в каждом видят брата, как нам заповедовал Господь, для которого мы все равны. Дети из приюта в Бисау очень набожные, они ходят в католическую церковь, молятся. Мне неведомо, о чем они просят небеса, но мы молимся одному Богу и поэтому вполне естественно, что он помогает своим любимым чадам теми руками, что первыми потянулись помочь.

Планета Земля — наш общий дом. Мы все ходим под одним небом. Дышим одним воздухом. Это так странно — отгораживаться от чужих проблем высоким забором, не замечая, как где-то гибнут дети, океан задыхается от пластика, горят леса, процветает насилие и разжигаются войны.

  • на Иларии: джемпер Stone Island, платье-рубашка Burberry; на Анне: жакет и брюки Burberry, колье Serpenti Bvlgari; на Тане: бадлон Joseph, кейп Burberry; на Дани: джемпер Joseph; на Софии: блуза Chloè (все — ДЛТ) 

О толерантности и о том, во что она превратилась

Недавно у нас с мужем состоялся забавный диалог:

— Как ты думаешь, если я напишу в Инстаграм в новогоднем поздравлении, что для меня ключевой фигурой всегда был Дед Мороз, а Снегурочку я никогда не воспринимал серьезно, это нормально?

— Конечно, нет! Феминистки сожгут тебя на костре.

И тут я задумалась о том, что жизнь современного человека, особенно публичного, это минное поле. Ничего не стоит обидеть феминисток, чувства геев, верующих и верующих геев, вывести из себя зоозащитников и довести до обморока прогрессивных иностранных туристов, не нашедших в Шереметьево третьего туалета для тех, кто не определился с гендерной принадлежностью. Женщины в Европе уверенно ходят в мужской туалет, и попробуй им возрази, расхожая фраза who cares about gender? становится вторым флагом развитых европейских стран. К сожалению, фарисейство и двойные стандарты могут окончательно запутать морально неустойчивых людей.

Гей-парады считаются пропагандой безнравственности, а бесконтрольный поток чернухи в желтой прессе, буллинг в соцсетях — никого не волнуют. Куриное мясо, напичканное гормонами и антибиотиками, колбаса из шкур животных и пенопласта, поддельные лекарства в аптеках, нищенские зарплаты врачей, учителей, тяготы пенсионеров, адская жизнь на периферии, насилие в семье — эти вопросы мало кого заботят, важнее, кто с кем спит и на что богатые люди тратят деньги. Лента Инстаграма для многих становится ежечасной медитацией, уходом от проблем и реальности. Безнравственность начинается с бесчеловечного отношения людей друг к другу, с неспособности видеть чужую боль, с осуждения, ненависти и черной зависти.


Женщины в Европе уверенно ходят в мужской туалет, и попробуй им возрази, расхожая фраза who cares about gender? становится вторым флагом развитых европейских стран.

Удивительно, что, к примеру, нашумевшая формулировка «оскорбить чувства верующих» придумана отнюдь не верующими людьми. Эта уничижительная фраза построена таким образом, чтобы вызывать негативную реакцию неверующих и столкнуть людей лбами. Я верующий человек, но на панк-молебен Pussy Riot реагирую не с осуждением, но с грустью, потому что понимаю — Бог поругаем не бывает. Оскорбил ли мои чувства фильм Алексея Учителя про Матильду? Нет, потому что сюжет не имеет никакого отношения к реальным событиям. Но людям, которые находятся в пограничном состоянии между экстремизмом и глупостью, такие информационные вбросы заходят на ура, и вот они готовы жечь костры и громить кого угодно — неверующих, вегетарианцев — какая им разница.

Бодипозитив, с одной стороны, неплохая тенденция, лозунги «полюби себя таким, какой ты есть» — прекрасно. Но что во всем этом огорчает — мир мгновенно делится на правых и левых. Полные топят худых, трансгендеры пользуются положением и продвигают свой интерес, корпорации зарабатывают гонорары на судах, обвиняя оппонентов в расизме.

Манипулирование, монетизация — рыбки-прилипалы, следующие за китом, ассоциирующим собой очередное остросоциальное явление. Надо понимать, что о равенстве речи тут быть не может. Недавно отгремел жуткий скандал с одним известным брендом одежды. Они выпустили футболки с забавными животными, сопровождая рисунки милыми определениями. На съемке рекламного проекта, по недосмотру сотрудников, маленького темнокожего мальчика нарядили в футболку с обезьянкой и с надписью Little monkey. Эта футболка стала самой дорогой в истории легкой промышленности, потому что за такое легкомыслие компании вменили огромный иск.

Мне грустно наблюдать за тем, как зоозащитники гневно громят всех и вся, отстаивая права бездом­ных котов и собак, но при этом спокойно едят мясо таких же невинных животных. Эти люди не задумываются о том, откуда берется их еда. Молочный поросенок, каре ягненка, телячьи щечки, а ведь эти ребята были вполне достойны стать вашими подопечными, а не содержимым тарелки. Я не агитирую всех становиться веганами, но ведь во всем должна быть логика.

  • На Саше: ветровка Balenciaga, джемпер и шорты Bottega Veneta, челси Stella McCartney; на Анне: серьги и колье Mercury, плащ Jacquemus, платье Bottega Veneta; на Алие: парка Dries Van Noten, джемпер Celine; на Андрее: плащ Dries Van Noten, толстовка Burberry, джинсы Versace (все — ДЛТ)

О книге «Близость»

Я не верю в карты, ракеты и марафоны желаний, но тем не менее, моя книга появилась на свет именно в результате тщательно сформулированного запроса. Я начала писать почти двадцать лет назад, мечтала о том, что однажды меня найдет литературный агент, который поможет не ждать вдохновения, а будет мягко контролировать рабочий процесс и возьмется издавать книги. Отчаявшись после долгих лет бесплодного ожидания, я взмолилась небесам: «Где же, ты, человек, который положит начало моей литературной карьере?». И человек появился буквально на следующий день. Мы встретились, я рассказала о своих планах, о книге по мотивам моих постов в Инстаграме, о детской серии с глубокими социальными вопросами, о сценариях — и мы заключили контракт. «Близость» — это сборник полюбившихся многим эссе из моей ленты Инстаграма, рассказов о детстве, юности и зрелости.

Поскольку современный человек обладает клиповым мышлением и сложно фиксируется на закрученном повествовании, читать небольшие заметки легко и приятно. Я собрала под одну обложку итоги трехлетней работы — многие рассказы уже были в открытом доступе, — но объединила их в единую историю, дописав недостающие части. Я намеренно выбрала новую форму, остановившись между автобиографией и художественным произведением, обозначив для себя жанр как «Инстаграм-роман».


Я намеренно выбрала новую форму, остановившись между автобиографией и художественным произведением, обозначив для себя жанр как «Инстаграм-роман».

Книга сделана из перерабатываемой бумаги, что было для меня крайне важно, однако те, кто получал ее по почте, жаловались, что для упаковки отправители использовали тонну целлофана. В этом вся иррациональность современного мира. После того, как «Близость» вышла в печать и в трех городах (Петербурге, Москве и Казани) прошли презентации, встречи с читателями, я получила невероятное количество добрых отзывов. Многие плакали, проводили аналогию с собственной жизнью, находили ответы на свои вопросы. Я обнимала каждого, кто пришел на встречу со мной, и знаете что почувствовала после нескольких часов казалось бы физически утомительной презентации? Невероятный душевный подъем, а это значит, что меня читают добрые, очень теплые люди и работа проделана не зря. «Святые подписчики» — именно так я называю свою активную аудиторию.

  • На Софии: блуза Chloè, джинсы Burberry (все — ДЛТ), валенки Snegi; на Иларии: блуза Chloè, джинсы Gucci (все — ДЛТ); на Анне: шуба Nanushka (ДЛТ), блуза и брюки Max Mara; на Тане: блуза See by Chloè, джинсы Ralph Lauren (все — ДЛТ); на Дане: джемпер Acne Studios, брюки Burberry (все — ДЛТ), валенки Snegi

О новой реальности и съемках социальных фильмов

Мы живем в мире, где с каждым днем появляется все больше правил. Белое не носить, обтягивающее не надевать, молчать или тщательно подбирать слова. Сколько всего нужно держать в голове одновременно, играя по этим правилам! Люди женятся на собаках, люстрах и газовой плите, дарят друг другу яйцеклетки, предоставляют матки в аренду — это наша реальность, которая с каждым годом будет меняться в худшую сторону.

Мне кажется, что в это непростое время как никогда важна семья, важно найти своих и успокоиться, относясь ко всему происходящему с рассудительностью, помня о том, что мир держится на любви, добре и милосердии. Да, я против расизма, против принижения людей с другим цветом кожи. Полезно изучить историю расизма, осознать, почему некоторые слова так остро воспринимаются темнокожими народами и откуда растут корни этой боли, исключив из лексикона слова, запрещенные в цивилизованном мире. Обзывать и унижать темнокожего человека для меня то же самое, что оскорблять блокадника, придумывая для него соответствующие прозвища.

Почему не считают глобальной проблемой, убивающей нашу нравственность, блудников (тех, кто живет вне брака) и прелюбодеев (тех, кто изменяет женам, мужьям), зато все ополчились на представителей ЛГБТ? Человек обладает свободной волей, и отвечать ему за свой выбор перед Богом придется один на один. Пропаганда добра и милосердия с парадами неравнодушных людей — вот что явно сделает этот мир лучше.


Почему не считают глобальной проблемой, убивающей нашу нравственность, блудников (тех, кто живет вне брака) и прелюбодеев (тех, кто изменяет женам, мужьям), зато все ополчились на представителей ЛГБТ?

Я очень вдохновлена созданием документальных фильмов о серьезных социальных проблемах во всем мире. Мне важно делиться опытом многодетной приемной семьи, ломать закостенелые стереотипы, нарушать правила, менять систему. Новый мир открывает больше возможностей. Сейчас каждая вторая молодая девушка знает, что такое абьюз, мы стремимся к минимализму, расхламляем квартиры, учимся сортировать мусор, заботиться о планете, едим здоровую еду, постоянно учимся новому, но самое главное, вокруг появляется все больше людей, чей смысл жизни выходит далеко за пределы модных магазинов.

Мир шире, чем мы можем себе представить, а наши реальные возможности теснятся в сознании как широкоплечий атлант в узком подростковом пиджаке. Наша общая цель — сделать так, чтобы мир стал добрее, чище и безопаснее, чтобы сироты обретали родителей, старики плакали только от счастья, люди, независимо от расы, комплекции, вероисповедания, чувствовали к себе только бережное человеческое отношение и любовь. Я верю в такой мир.

Фото: Данил Ярощук 

Текст: Ксения Гощицкая

Худрук: Яна Милорадовская

Директор отдела моды: Ксения Гощицкая

Продюсер: Ирена Азаркевич

Стиль: Эльмира Тулебаева

Ассистент стилиста: Татьяна Захарова

Визаж: Полина Еланская

Волосы: Евгений Зубов

Подписывайтесь на наш канал о моде в Telegram — подборка главных новостей о фэшн-индустрии за день.

 
Наташа Лыбина,
Комментарии

Наши проекты