Плохому театру – NET: что покажут на фестивале Нового Европейского Театра

Мировая премьера от SIGNA и докудрама об убийстве гомосексуала — какие постановки привезет впервые проходящий не только в Москве, но и в Петербурге фестиваль Нового Европейского Театра.

  • «Репетиция. История(я) театра (I)»

  • Мило Рау

«Репетиция. История(я) театра (I)», Мило Рау

Как и более-менее все вменяемые режиссеры, швейцарец Мило Рау стал делать спектакли про сам театр. Его первая работа цикла об исследовании театральных форм называется «Репетиция» и посвящена реальной истории убийства гомосексуального молодого человека Ихсана Ярфи, которое произошло в апреле 2012 года в бельгийском Льеже. Ярфи сел в машину к группе парней возле местного гей-клуба, а через две недели его изуродованное тело нашли на окраине леса.

Мило Рау в этой работе пытается одновременно отвечать на две группы вопросов: в чем природа трагедии и как театр способен отображать насилие; а также — что приводит человека к совершению преступления, могут ли причиной жестокости стать бедность и плохие условия жизни. Идти на спектакль обязательно — учитывая еще и то, что Мило Рау — чуть ли не единственный театральный режиссер, которому запрещен въезд в Россию.

22, 23 ноября, Основная сцена Александринского театра

  • «Игрушки»

«Игрушки», компании SIGNA

Самый амбициозный и секретный проект фестиваля NET этого года. Датская компания, основанная художниками Сигной и Артуром Кёстлерами (как несложно догадаться, супруги назвали ее именем жены. — Прим. ред.), делает перформативные инсталляции. Основная задача режиссеров в каждой из работ — создать отдельную мрачную вселенную. Их спектакли длятся от 6 до 250 часов (в Петербурге будет всего-то четыре), а внутри постановок возможны максимальные степени импровизации и вовлечения зрителей в действие. Например, как-то они предлагали буржуазной публике лечь спать вместе с бездомными.

SIGNA ревностно охраняет все, что связано с производством спектаклей. Они редко дают интервью и запрещают что-либо снимать несогласованным фотографам. Это выглядит, как максимально архаичная практика — этакие художники-алхимики, но в смысле эмоционального маркетинга она работает как надо: интрига сохраняется, а спойлеров о премьере не поступает никаких. Известно только, что это будет история о пожилой особе, вернувшейся под закат жизни в родной Петербург и собравшей вокруг себя молодых людей с улицы, которые должны всячески возбуждать ее фантазию, чтобы она почувствовала или вообразила то, чего не успела прожить. Репетируется проект в Музее стрит-арта — два десятка перформеров там практически живут. Каждому из них во время спектакля предстоит взаимодействовать только с одним зрителем — настоящий индивидуальный подход.

Музей стрит-арта, 27 ноября – 14 декабря

  • «Всемирная история»

«Всемирная история», Дэвида Эспиноза

Испанский художник, танцор и режиссер Дэвид Эспиноза придумал особенный тип перфоманса — на границе театра кукол и межжанровой постдрамы. Любой его спектакль помещается в чемодан — для действия достаточно одного стола и освещения. Собственно, это и есть базовая идея Эспинозы — замена живых актеров объектами, причем очень маленькими. В чем-то его работы похожи на проекты театральной компании Hotel Modern — с поправкой на масштаб. Эспиноза создает историю то из миниатюрных человеческих фигурок, то из сюрреалистичных материалов со смутным предназначением. Во «Всемирной истории» режиссер на протяжении часа с небольшим пересказывает с нанолюдьми ключевые события из жизни человечества. Конечно, со своей перспективы.

Новая сцена Александринского театра, 30 ноября, 1, 3 декабря 

  • Zauberland

  • Zauberland

Zauberland, Кэти Митчелл

Британская режиссерка работает как с постдрамой, так и в музыкальном театре – она создала собственный жанр кино-спектаклей и сделала несколько проектов про изменение климата. Кстати, как и Мило Рау, Кэти Митчелл на фестиваль не приедет, но по другим причинам – экологическим: она принципиально не путешествует на самолетах.

В этот раз она берется за сложносочиненную историю оперной певицы, которая бежит из раздираемой конфликтами Сирии и останавливается в Кельне, где наконец-то может спокойно работать. Мечта протагонистки исполнить вокальный цикл Шумана на стихи Гейне «Любовь поэта». Он вместе с 16 новыми композициями (их написал специально для Zauberland Бернар Фоккруль, директор оперного фестиваля в Экс-ан-Провансе) и становятся основой постановки. Газета Guardian дала спектаклю три звезды, сообщив, что в работе маловато действия и эффекта. Но мы знаем, что британская критика в современном театре понимает еще меньше, чем российская. Разумеется, это не значит, что судить о спектакле стоит, не смотрев. Тем более, что в нем участвует американская оперная певица Джулия Баллок.

Театр им. В. Ф. Комиссаржевской, 12 декабря

Текст: Виктор Вилисов

Фото: Предоставлены пресс-службой фестивалей

sobaka,
Комментарии

Наши проекты