Марина Вакт о съемках у Франсуа Озона: «В постельных сценах нет ничего интимного»

В прокат вышла новая картина Франсуа Озона «Двуличный любовник» — вторая совместная работа режиссера и 26-летней Марины Вакт (после фильма «Молода и прекрасна»). Мы встретились с одной из самых сексуальных актрис французского кино, чтобы узнать, как проходили съемки постельных сцен, (а их в фильме очень много) и почему Петербург напомнил ей Париж.

Последний раз вы работали с Франсуа Озоном в 2013 году над фильмом «Молода и прекрасна». Что изменилось для вас за это время и как перерыв повлиял на отношения с режиссером?

Четыре года назад я была совсем молода и вообще не уверена, что хочу продолжать сниматься в кино. Четыре года — это срок, за который неизбежно происходят значительные перемены.Мы с Франсуа еще лучше узнали друг друга, стали ближе в наших отношениях, как личных, так и профессиональных, появилось больше доверия. Я начала лучше понимать его как творца. Изначально «Двуличный любовник» должен был появиться сразу после «Молода и прекрасна», но произошла заминка из-за ситуации с авторскими правами (картина основана на книге Джойс Кэрол Оутс —  Прим. ред.), которые Франсуа получал четыре года. За это время я однозначно выросла. 

В самом начале фильма главной героине обрезают волосы, и, помимо короткой стрижки, она носит мужские костюмы. Это было сделано намеренно? Короткие волосы помогли вам погрузиться в историю персонажа?

Очень хорошо, что вы отметили этот эпизод. Когда мы с Франсуа разрабатывали концепцию моего персонажа, то искали сильный визуальный элемент, благодаря которому можно было выстроить роль, опираясь на внешние характеристики героини. Поэтому нам пришла идея, что стрижка в самом начале сюжета задаст тон всей картине и поможет лично мне, как актрисе, глубже вжиться в роль. Мы сняли этот эпизод с первого дубля, так как все было по-настоящему.

Вообще прическа для женщины — очень важный элемент самовосприятия. Это как костюм, который надеваешь и автоматически меняется манера держаться. Нам с Франсуа хотелось создать несколько колкий, «поломанный» и андрогинный персонаж. Стиль моей героини помогает понять историю, которая произошла с ней.

Расскажите о главной героине — Хлои? 

Это женщина, которая находится в поиске и ведет расследование. Она хочет докопаться до истины. Мне очень нравится, что в фильме мы не можем точно определить, где правда, а где — вымысел. Где действительно что-то происходит, а где — ее собственные фантазии. В зависимости от разных точек зрения и самого зрителя, события в фильме будут интерпретироваться по-разному. Но определенно, моя героиня находится в стадии становления личности. 

Картина отлично вписывается в современный тренд, где главная героиня — женщина и сюжет концентрируется вокруг нее. Вам бы хотелось и дальше сниматься в подобных фильмах?

В принципе, да. Если я берусь за какой-то проект, то вхожу в образ целиком. Но я не могу заранее сказать, будут ли мне интересны такие картины в будущем, и продолжится ли тенденция на «феминистское кино». Но сейчас я определенно готова сниматься.

Как вы выбираете роли? С кем из режиссеров, помимо Франсуа Озона, хотели бы поработать? 

Франсуа прежде всего! (Смеется) Конечно, интересно было бы сотрудничать и с другими, но с Франсуа мы настолько понимаем друг друга, что не представляю, с кем бы еще из режиссеров я бы могла работать с таким удовольствием. Кто знает, а вдруг это моя последняя роль? 

«Двуличный любовник» изобилует постельными сценами. Как проходили съемки? Легко ли было работать с вашим партнером по фильму — актером Жереми Ренье?  

Да, они занимают в фильме важное место. Процесс съемок откровенных сцен строится на огромном доверии между актерами и режиссером. Мы разрабатывали их втроем — с Жереми и Франсуа. На самом деле, как ни странно, съемка постельных сцен больше напоминает работу каскадера: необходимо учитывать большое количество технических параметров и выполнить определенное количество движений в заданном темпе.

Вы не задумывались об использовании дублерши?

Нет, дублерш у меня не было, за исключением одной единственной сцены в самом начале, где показывают крупный план женских гениталий во время гинекологического осмотра. Но во всех остальных сценах была я. 

Это правда, что во время съемок откровенных сцен актеры часто смеются и дурачатся?

Мы с Жереми очень много смеялись и забавлялись. В противоположность тому, что думает публика, ничего интимного в этих сценах нет, потому что вокруг нас стоит толпа, направляет свет и снимает.

Жереми Ренье, как известно, закончил цирковое училище в Брюсселе. Он использовал полученные навыки во время съемок постельных сцен? 

Хорошо, что вы сказали! (Смеется). Надо у него будет спросить.

В «Двуличном любовнике» обыгрывается тема кошек и нелюбви мужчин к ним. Животные в фильме для антуража, или это важная символистская составляющая сюжета?

Вообще когда смотришь на кошек, то понимаешь, что это животное живет своей внутренней жизнью и она гораздо богаче, чем мы думаем. Их очень интересно снимать, у них невероятное присутствие в кадре. Но что касается какого-то метафизического смысла, тут лучше знает Франсуа, возможно, он вложил в сюжет некую скрытую символику.  

Вы впервые в Петербурге. Этот город в нашей стране называют «Окном в Европу». Вы почувствовали, что находитесь в России?

К сожалению, я еще не успела осмотреть достопримечательности, но я точно могу сказать, что когда сейчас была съемка на крыше отеля, то вид, который открылся — чистой воды Париж. Безусловно, здесь царит европейский дух.

Благодарим отель W и A-One Films за содействие в проведении интервью. 

Текст: Ася Алисултанова

Перевод с французского: Алла Беляк

Ася Алисултанова,
Комментарии

Наши проекты