Дух времени: народные комедии за последние 50 лет

В прокат выходит сиквел фильма «Горько» — первой за долгие годы всенародно успешной комедии, дружно признанной точным отражением нынешней российской эпохи. Наш редактор Артем Лангенбург провел исследование и вспомнил эталонные отечественные комедии за последние 50 лет, по которым можно изучать социальную историю страны.

Сложные авторские высказывания в кинематографе, чаще всего, не слишком подходят в качестве зеркала происходящего в обществе. Личные художественные или политические предпочтения и мании создателей фильма — мощный искривитель получаемого отражения. Ярче и правдивее всего эпоха выглядит в народной комедии — где за карикатурными или же реалистичными типажами легко узнать современников: пролетариев-гедонистов в 70-х, растерянных интеллигентов в 80-х, мошенников в 90-х, солдат гламура в нулевых и российских обывателей десятых. Мы вспомнили самые подходящие фильм для каждого из пяти последних декад российской истории.

  • 70-е: «Афоня»

    Персонажи: Заглавный герой, сильно пьющий слесарь-сантехник в исполнении Леонида Куравлева, днями напролет вместе с собутыльником (Бронислав Брондуков) ищет алкогольных приключений, спекулирует финскими умывальными раковинами, не дурак подраться. Афанасий Борщов — типовой пролетарий эпохи удушающей брежневской стабильности. Добродушный, в глубине души романтик, ищущий смысл жизни в стоящих, в отличие от советской карьеры или советского же мещанства, вещах: пьянстве и трогательно нелепых любовных отношениях с девушкой Катей (Евгения Симонова). Если парой десятилетий ранее подобный тип был бы возможен только как объект сатиры, то в середине 70-х в соотносящемся с реальностью фильме пролетарский герой мог быть только, пожалуй, таким.

    Дух времени: Фильм Георгий Данелии, с поправкой на различия в эпохе, эстетике и географии, чем-то напоминает пролетарские драмы британца Кена Лоуча, рабочий класс в которых представляет собой не идеализированного коллективного субъекта, а множество разных людей, предельно симпатичных в своих страстях и пороках. В жанре лирической комедии (специфически отечественном) Данелия показывает советское общество скудного потребления за пятнадцать лет до собственной смерти. В этом мире уже не верят в коммунизм, охотятся за дефицитной скандинавской сантехникой и находят утешение в сугубо частной жизни.

  • 80-е: «Курьер»

    Персонажи: Выпускник средней школы Иван (Федор Дунаевский), провалив экзамены в институт, с полным безразличием устраивается в захудалое издательство мальчиком на побегушках. Отец из семьи ушел, мать-учительница (Инна Чурикова) в депрессии, но на пути апатичного курьера встретилась прекрасная сверстница, стереотипная филфаковская дева (Анастасия Немоляева), дочь второразрядного, но влиятельного писателя (Олег Басилашвили). Самое волнующее в восприятии героев «Курьера»: неизбежные фантазии о том, как сложилась бы их дальнейшая судьба. Катя через 10-15 лет видится типичной представительницей московской богемной буржуазии. А вот с разночинцем последнего советского поколения Иваном могло бы в будущем случиться все что угодно

    Дух времени: Меланхоличная комедия Карена Шахназарова, она же фильм о взрослении, — лучший, возможно, популярный фильм о перестройке (высоко художественные авторские высказывания вроде «Маленькой Веры» Василия Пичула или «Астенического синдрома» Киры Муратовой в расчет сейчас не берем). Не только тем, что тут совершается краткий экскурс по основным позднесоветским молодежным субкультурам: вот слоняющиеся без дела полугопники, вот первые скейтеры на Воробьевых горах, вот гротескная «золотая молодежь» в югославских шмотках). В «Курьере» чувствуется разреженный воздух накануне исторического перелома: поколение «отцов» — жалкие растерянные конформисты, будущее темно и неизвестно, но по-старому точно не будет, что скорее хорошо — а пока все томятся в неясном ожидании.

  • 90-е: «Ширли-Мырли» 

    Персонажи: Профессиональный мошенник и вор Кроликов (Валерий Гаркалин) крадет у бестолкового мафиози гигантский алмаз, за ним гонится не только неорганизованная преступная группировка, но и следователь по особо важным делам. В погонях и перестрелках обнаруживается брат-близнец афериста, еврейский дирижер, а потом еще один брат, а потом еще и еще. В эксцентричной комедии Меньшова, собравшей всех звезд советского экрана от Джигарханяна до Мордюковой, выстроена галерея всех возможных социальных типажей эпохи первоначального накопления капитала: от бандитов до деклассированных завсегдатаев халявных презентаций.

    Дух времени: Если верна психотерапевтическая теория, согласно которой травма исцеляется смехом над ней, то «Ширли-мырли» — как раз такой случай. Владимир Меньшов, до того автор всенародных хитов «Любовь и голуби» и «Москва слезам не верит», как нельзя более точно нарисовал мечты ошалевших от нищеты и финансовых пирамид простых постсоветских граждан: свалившееся на голову с неба сказочное богатство и, главное, самолет в землю обетованную — то есть в Америку.

     

     

     

     


     

  • 2000-е: «Глянец»

    Персонажи: Жизнерадостная ростовчанка Галя (Юлия Высоцкая) приезжает покорять Москву, в которой свирепствует тяжелый люкс. Получив отлуп от бесчеловечной редакторши модного журнала, устраивается метать петли к местному Лагерфельду, а дальше все идет по накатанной, вплоть до брака по расчету с вконец оскотинившимся олигархом. Представлены все положенные московские типажи периода рекордной цены за баррель: ошалевшая от столичных огней провинциальная инженю, совершивший сделку с дьяволом непонятный художник, нервный гей-модельер, одинокая сильная женщина с успешной карьерой, циничный миллиардер, и так далее.

    Дух времени: Андрей Кончаловский, с некоторым запозданием снявший фильм по сценарию Авдотьи Смирновой о Москве начала первой половины 2000-х, лучше прочих попытался показать, пусть и в искаженном манерной пародией фокусе, какие-то фрагменты удивительно некиногеничной, пустой эпохи: когда посреди бедной расхристанной страны возник оазис невиданного благополучия, невротизированные обитатели которого только и думают, куда бы из него сбежать.

  • 2010-е: «Горько!» 

    Персонажи: Жених (журналист в местной газете) и невеста (сотрудница газовой корпорации), чтобы никого не обойти, решают устроить две свадьбы: одну для родственников, с морями водки танцами под Верку Сердючку и приглашенной звездой канала ТНТ в качестве тамады, другую — на яхте, с красивой церемонией по мотивам диснеевской «Русалочки» и без всяческого трэша. Родители и прочие родичи у молодоженов — люди разного достатка, но совершенно единой культурной традиции. Сами же они принадлежат к не так давно появившемуся нижнему слою среднего класса, более или менее ориентированному на Запад.

    Дух времени: Народная комедия дебютанта Жоры Крыжовникова не только собрала рекордную кассу по всей стране, но и сподвигла серьезных кинокритиков на похвалы, которые они в принципе народным комедиям никогда не расточали. Главное, в чем все сошлись, — в том, что этот суматошный и действительно смешной фильм первым в поп-сегменте умудрился правдиво отразить состояние сегодняшнего российского (причем не столичного) общества: разобщенного, потерянного, но при этом стремящегося постоянно веселиться и защищать традиционные семейные ценности. Режиссер, в первом фильме ловко применивший отстраняющий прием «найденной видеозаписи», не долго думая снял сиквел: там, разумеется, уже не свадьба, а похороны.

     

sobaka,
Комментарии

Наши проекты