5 актрис из «фильмов для взрослых» в большом кино

После выхода на экраны фильма «Открытые окна» с Сашей Грей наш кинообзреватель Дмитрий Буныгин обнаружил, что у нее есть несколько предшественниц — актрисы из «кино для взрослых», которых позже мир узнал как талантливых исполнительниц драматических ролей.

  • Дженна Джеймсон в «Зомби-стриптизерши!»

    «Zombie Strippers!», 2008

    Режиссер Джей Ли

    К середине 90-х американская эдалт-индустрия окончательно превратилась в этакий видеоаналог синтетического фастфуда, а блюдом дня стала считаться безликая блондинка с гипертрофированными формами, перекроенная пластическим хирургом. В эти тучные годы онанистами США правила Дженна Джеймсон — даром, что несостоявшаяся балерина установила табу на анальный секс и сцены двойного проникновения, предпочитая удивлять ртом.

    33-летняя Джеймсон безраздельно царствует и в напичканной псевдофилософской чушью картине безвестного хоррормейкера Джея Ли, степенно неся амплуа стервы-ницшеанки (собрание сочинений немецкого мыслителя персонаж Дженны вяло почитывает в перерывах между танцами у шеста, однако, воскреснув в виде зомби, куда охотнее шелестит страницами, приговаривая: «Теперь всё гораздо понятнее»). Тем же, кто со славным прошлым силиконовой королевы незнаком, перед просмотром лучше подумать дважды. Хотя определить, входите ли вы в целевую аудиторию «Зомби-стриптизерш!» несложно: если в первые десять минут вместо возгласа «Вот это дерьмо!» у вас вырывается что-то вроде «Вот это грайндхауз!», значит, фильм выбран правильно.

  • Сибель Кекилли в «Головой о стену»

    «Gegen die Wand», 2004

    Режиссер Фатих Акин

    За десять лет до того, как сыграть проститутку Шаю, тайную любовницу Тириона Ланнистера, в сериале «Игра престолов», Сибель Кекилли уже вовсю оттачивала анальные таланты и оральное мастерство в кинокартинах с названиями типа «Молодые задницы» и «Практика траха». Согласно данным интернет-энциклопедии фильмов для взрослых iafd.com, за короткий промежуток времени носатая турчанка снялась не менее, чем в 12 немецких порнолентах под творческими псевдонимами Диляра и Сибель Вайд (впрочем, особых извращений за нею замечено не было, разве что по мелочи: где-то она робко поддается лесбийским ласкам, где-то ей пихают банан по самые помидоры). Сама Сибель вряд ли считала свое тогдашнее увлечение грязным делом — до этого она два года протрубила в хайльброннском отделе очистки сточных вод и не понаслышке знала, что такое настоящая грязь.

    Ныне, когда резюме экс-минетчицы пополнилось двумя номинациями Европейской киноакадемии и премией Казанского международного фестиваля мусульманского кино, Кекилли лепит лицемерные отмазки («Я была молода, и мне нужны были деньги»), обвиняет прессу в «медианасилии» и, в отличие от той же Саши Грей, строит из себя жертву амнезии. Неизвестно, существует ли в немецком или турецком языках аналог русской поговорки «Не имей сто рублей, а имей наглую рожу», но Сибель определенно может украсить свой семейный герб этой мотивирующей фразой. На эту, с позволения сказать, рожу и клюнул режиссер подточенного под арт-хаус фестивального хита «Головой о стену» Фатих Акин, выбрав Кекилли из 350 претенденток на ведущую женскую роль шлюховатой Сибель (вот уж совпаденьице). Нюх не подвел гамбургского турка — кто б еще смог так ненавязчиво выпалить «Потрогай мои сиськи!» первому встречному, опустившемуся вдовцу Джахиту (правда, встретились они не абы как случайно, а в очереди к психиатру после параллельных попыток самоубийства).

  • Трэйси Лордс в «Суматохе»

    «Stir», 1997

    Режиссер Родион Нахапетов

    Кто-то в 18 лет только пробует себя в порнокарьере, кто-то — в нашем случае, Трэйси Лордз — по достижении этого возраста триумфально ее заканчивает в статусе признанной и обожаемой поклонниками примы (последний порноопус не по годам развитой отроковицы назывался «Трэйси, я люблю тебя»). Но последовавший «Плакса» Джона Уотерса не принес ей ощутимых карьерных дивидендов, и Нора Луиз Кузма (так Трэйси окрестили при рождении), чей лицедейский дар заключался, пожалуй, лишь в том, чтобы разевать глотку, не вылезала из дрянных боевичков и ужастиков. Безотказностью одиозной актрисульки воспользовался народный артист РСФСР Родион Нахапетов, в советскую бытность — звезда «Рабы любви» и «Торпедоносцев», а также успешный постановщик («С тобой и без тебя», «Не стреляйте в белых лебедей», «Зонтик для новобрачных»). Перебравшись в Штаты на перестроечной волне, Нахапетов по примеру Андрея Кончаловского задумал обнулить свой режиссерский счетчик и после долгих лет фальшстарта наконец запустился с фантастическим триллером, в производстве которых, естественно, ничего не понимал. Трэйси отрабатывает свои сцены с темпераментом стенного шкафа из карельской березы (хотя Трэйси, безусловно, красивее – впрочем, и здесь возможны разногласия).

  • Брижит Лаэ в «Без лица»

    «Faceless», 1987

    Режиссер Хесус Франко

    Не шибко-то прилежная с партнерами и не сказать, чтоб искусная в постельном ремесле, Брижит Лаэ, тем не менее, осталась во французском порнобизнесе наиболее ярким и негасимым символом лохматых семидесятых. Должно быть, среди иных парижских рукодельниц она казалась зрителям-мужчинам единственной достойной серьезного поступка: чего уж там, ее хотелось немедленно схватить в охапку и увезти в ближайший загс (ну или, на худой конец, продать картины и кров и на все деньги купить актрисе миллион алых роз). Под очарование Брижит подпал горе-лирик и стихийный порнограф Жан Роллен. Этот укутанный культом певец смиренных кладбищ и осенних пляжей сотворил из падшего секс-ангела богиню своих мистических триллеров и тем направил развратницу на путь очищения.

    Бриджит Лаэ въезжала в большое кино на мягких шинах, аккуратно притормаживая на крутом карьерном повороте. С начала 80-х дива переключилась на софтэротику и озорные третьесортные комедии, а мимоходом просачивалась в эпизоды картин Анри Вернёя, Жан-Жака Бенекса и Алена Делона. Трэш-мастера всех жанров Хесуса Франко она повстречала на съемках грошовой порнушки с традиционно говорящим названием «Я вся горю», а спустя восемь лет, снимаясь у него во второй раз, будто в сказку попала. Хирургический хоррор «Без лица» мог похвастаться сравнительно высоким бюджетом и отсутствием обнаженки, а потому на предложение Франко откликнулись знакомые лица — протеже Висконти Хельмут Бергер, Телли Савалас, сын Роберта Митчума Кристофер (унаследовал щеки отца, но не талант), Стефан Одран и, конечно, талисман режиссера Говард Вернон. Анекдотический сумбур этой постановки действует на зрителя как щекотка, но стоит признать: белый халат маньячной медсестры весьма идет Лаэ.

  • Чиччолина в «Собачьем сердце»

    «Cuore di cane», 1975

    Режиссер Альберто Латтуада

    Выбеленное лицо, крючковатый нос, кроваво-красные губы и вечный венок на голове делали Чиччолину похожей на гоголевскую панночку. В таком пугающем и завораживающем образе ведьмы-соблазнительницы ей и суждено было войти в историю кино «для взрослых». После чего, с боем взяв итальянский парламент, секс-бомба с чувством выполненного долга ушла с порнорадаров, заделалась вегетарианкой и давно не берет в рот мясного (не то что когда-то).

    Илона Шталлер дала себе звучное прозвище, навевающее русскому уху приятные ассоциации с персонажем Джанни Родари, задолго до появления в своей первой порноленте (ей стала «Раковина желаний» 1983 года). В личине Чиччолины урожденная венгерка вела популярное среди молодых итальянцев радиошоу «Хотите со мной переспать?», а под паспортным именем снималась в тогдашнем комедийном и остросюжетном мэйнстриме. Хотя и тут Шталлер, бывало, путала следы – в титрах «Собачьего сердца» 24-летняя непоседа указана как Элена Меркьюри. Художественный уровень иностранных экранизаций Михаила Булгакова настолько низок, что первая и не ахти какая версия «Собачьего сердца», которую поставил бывший шеф и коллаборатор Федерико Феллини, цветет и пахнет на их чахлом фоне. На концептуальном уровне Альберто Латтуада как бы продолжил эксперимент профессора Преображенского. Постановщик избрал формат пикантной комедии о похождениях насильно цивилизованного неандертальца (человек-собака Бобиков, ставший положительным персонажем, почему-то напоминает Чудака из рязановского «Человека ниоткуда»), дабы вплеснуть туда социальной сатиры во вкусе Луиса Бунюэля и его ядовитой «Виридианы».

     Неузнаваемая Шталлер в роли гулящей бабенки Наташи из кабацкой свиты Швондера отвечает в «Собачьем сердце» как раз таки за «пикантную» часть. Однако истинная функция ее персонажа шире и почетнее: по сути, именно Наташа (а не протагонист, гомункулус Бобиков) служит важным маркером того распутного, испорченного, мутного и смутного исторического периода. «Полиграф Полиграфович, если не найдешь другую, вечером я лягу с тобой» — с такой вот фразой Чиччолина дарит итальянскому Шарику французский поцелуй и уже с пола требует водки.

sobaka,
Комментарии

Наши проекты