5 главных фильмов о побеге из тюрьмы

В российский прокат выходит тюремный экшн «План побега» о двух заключенных (Сталлоне и Шварценеггера), задумавших бежать из самого защищенного исправительного учреждения в мире. Наш кинообозреватель Дмитрий Буныгин нашел еще 5 знаменитых фильмов, детально описывающих этот сложный процесс самовольного освобождения.

«Великий побег»

«The Great Escape», 1963

Режиссер Джон Стерджес

Интернациональная бригада военнопленных времен Второй Мировой планирует беспрецедентный побег с тщательно охраняемой территории: удрать готовится весь лагерь поголовно.

Режиссер «Великолепной семерки» Джон Стерджес съел достаточное количество собак на производстве приключенческих лент, чей успех был во многом предопределен наличием со вкусом подобранного актерского ансамбля. «Великий побег» в этом смысле можно сравнить с футбольным матчем, где за любимую, но не всегда удачливую команду играют прославленные спортсмены – Стив МакКуин, Чарльз Бронсон, Ричард Аттенборо, Джеймс Коберн и Дональд Плезенс.

 

«Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет»

«Un condamné à mort s'est échappé ou Le vent sou...», 1957

Режиссер Робер Брессон

Два самостоятельных заглавия, связанных союзом «или», предполагают и два различных варианта прочтения экзистенциальной военной драмы бескомпромиссного французского классика. «Приговоренного» легко принять за бесстрастный документ, скурпулезно фиксирующий малейшие перемещения пойманного гестапо и заточенного в лионскую темницу лейтенанта Фонтена (на центральную роль был выбран студент философского отделения Сорбонны Франсуа Летерье). В конечном же счете, именно из этих механических движений и складывается элегический гимн общечеловеческой жажде свободы.

 

«Дыра»

«Le trou», 1960

Режиссер Жак Беккер

Жео, Ролан, Монсиньор и Маню, четверо заключенных парижской тюрьмы Санте, ведут роскошный образ жизни, который даже и не снился лирическим героям песен Михаила Круга. Друзья коротают дни за мирными беседами, попивая кофе с печеньками и килограммами поглощая содержимое посылок с воли – рисовый паштет и желе из каштанов. А сборкой картонных коробок они утруждают себя вовсе не от скуки. Невинное занятие служит отличным отвлекающим маневром: вооружившись импровизированным слесарным оборудованием, сокамерники ввязываются в долгий и кропотливый процесс подкопа.

Экранная реконструкция громкого тюремного побега 1947 года по сценарию одного из фигурантов этого дерзкого преступления – автора литературного первоисточника и технического консультанта «Дыры», а также бывшего грабителя Жозе Джованни.

 

«Побег из Алькатраса»

«Escape from Alcatraz», 1979

Режиссер Дон Сигел 

Стоило потасканному мизантропу Фрэнку Ли Моррису (Клинт Иствуд) переступить порог самого сурового пенитенциарного заведения Америки, как он сразу же захотел обратно. Поначалу в этих грозных застенках, расположенных на острове в заливе Сан-Франциско, новичку примерещились скопления негров, гомосексуалистов и художников-дилетантов. Но, пообвыкнув в одиночке и обнаружив, что маникюрные ножницы точат порченый влагой бетон, обладатель завидного IQ в 148 единиц заметно приободряется и при поддержке единомышленников берется за пошив спасательных жилетов из обычных дождевиков.

Последняя значительная картина Дона Сигела под стать типичным киногероям Клинта Иствуда: минимум слов, максимум действия – неторопливого и вместе с тем захватывающего.

 

«Крепость»

«Fortress», 1992

Режиссер Стюарт Гордон

В Америке образца 2017 года от отдыха на нарах не застрахован никто. 30-этажная подземная тюряга, куда везут осужденного Джона Генри Бренника (Кристофер Ламберт) за незаконную попытку продолжения рода во второй раз, не зря зовется «Крепостью». Казенный дом стоит в отдаленной пустыне, а за систему безопасности там отвечает суперкомпьютер Зед-10. Кроме того, всем арестантам вживляют по пульсатору – автоматическому прибору, контролирующему поведение носителя. Но даже в такой угнетающей обстановке свободолюбивый Бренник предпочитает не унывать, вероятно, подбадривая себя строками из поэзии Александра Пушкина: «Давно, усталый раб, замыслил я побег».

Исчерпав к исходу 80-х годов свои творческие силы в жанре хоррора, Стюарт Гордон все чаще обращается к спасительному сай-фаю, в широкие рамки которого постановщик поместил пошлейший тюремный боевик. 

Текст: Дмитрий Буныгин

Anya Gryazeva,
Комментарии

Наши проекты