Ян Цапник: «Если нет ответственности, какого черта ты делаешь в театре и кино?!»

В сериале «Последний министр» актер мастерски сыграл главу вымышленного министерства. Чиновнику с большой буквы аплодируют не только Салтыков‑Щедрин с Гоголем, но и Толстой (именно монологи превращают его из Чичикова в Левина!), а сюр-драмеди режиссера Волобуева и продюсера Цекало разошлась на цитаты. Ян Цапник – лауреат премии «Собака.ru «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга» 2020 года.

  • На Яне: тренч Saint Laurent; толстовка, брюки Gucci; очки Dior (все — ДЛТ)

В «Последнем министре» вы играете чиновника-казнокрада, но при этом очень симпатичного. Такого же, кстати, бессовестного, но и такого же очаровательного чиновника играет Павел Деревянко в «Домашнем аресте». Нет ли у вас в связи с этим чувства стыда?

А почему мне должно быть стыдно? Я‑то не казнокрад. (Смеется.)

Хорошо, можно спросить иначе. Вы оправдываете своего персонажа из фильма и не коробит ли вас, что вы показываете плохого человека не однозначно плохим?

Во‑первых, это не я, а вымышленный персонаж, и я играю его таким, каким он был задуман. Маньяк, например, не просыпается с мыслью: «Боже мой, какая я сволочь!». Он просто так живет, потому что не умеет по-другому. Либо ты полностью превращаешься в персонажа, либо он — это ты в предлагаемых обстоятельствах. Мне кажется, что правда посередине: 50 % тебя, 50 % твоего персонажа. Так что, если чиновник кажется очаровательным, — это я! Конечно, я готовлюсь к роли, работаю над образом персонажа, но главное — сценарий и режиссер.
Вообще, не бывает черного и белого. Например, Нечаева, роль которой исполняет актриса Ольга Сутулова, мой заместитель по сценарию. Она олицетворение цинизма — не жалеет людей, пилит бюджеты, убеждена в собственной безграничной власти. Но в то же время она целеустремленная! У нее, конечно, 44 одинаковых костюма и тупая стрижка, но она ведь способна абсолютно на все! Кстати, ее полюбило ЛГБТ-сообщество: рисуют с ней аниме, делают фан-арт.

Вы инструмент или соавтор режиссера?

Лет пятнадцать-двадцать назад я понял, что театр и кино — это именно режиссерское искусство. И режиссер, конечно, хочет, чтобы актеры были инструментами. Но как назвать Олега Валерьяновича Басилашвили, Евгения Александровича Евстигнеева, Владислава Игнатьевича Стржельчика инструментами? Язык не повернется! Актерам надо действовать мудро и аккуратно. Режиссеры — очень ранимые люди, иногда гораздо более ранимые, чем мы. Все потому, что мы отвечаем только за наших персонажей, а они — за произведение в целом. Поэтому задача думающего актера — придумать какой-то ход и сделать так, чтобы режиссер утвердился в мысли, что то, что ты делаешь, придумано им.

То есть вы пытаетесь заменить режис­сера?

Нет, конечно! Режиссер — сложнейшая профессия. Я хочу играть, а не ставить.

Первый сезон «Министра» прошел, будет второй. Это ведь политическая сатира, а у нас в стране, к сожалению, есть цензура. Вам не было страшно в нем сниматься?

После того как я отслужил в разведывательно-десантной роте группы советских войск в Германии (во взводе спецразведки!), меня мало что страшит. Как меня учили в армии — начерти черту. Вот ты и твой страх. Пересиль себя, переступи черту — и страх останется на другой стороне.
Было страшно, что не получится задуманное, что не поймут или что «Министра» не пустят на экраны. У актеров свои страхи. Меня, например, трясет перед каждой новой ролью. Каждый раз не естся, не спится. Но когда слышу команду «мотор», страх уходит.

Что самое сложное на съемках?

Ждать! Ждать начала, ждать своей сцены, ждать окончания. Всегда ждать.

Вы когда-то пошли по нетривиальному пути. Учились в Свердловском театральном институте, потом ушли в армию, но после нее не вернулись в Свердловск, а поехали в Ленинград, в ЛГИТМиК. Как так вышло?

Я родился в замечательной семье — папа был ведущим актером Челябинского театра драмы им. Орлова и, кстати, почетным гражданином Челябинска, а мама — профессиональной спортсменкой, занималась легкой атлетикой. Представляете, какое у меня было детство? Папа мечтал, что я стану спортсменом, мама — что актером. Я учился в школе олимпийского резерва в спецклассе по гандболу, параллельно занимался в музыкальной школе по классу скрипки. Еще успел поработать на УПК поваром-кондитером. По окончании школы поступил в Свердловский театральный институт на курс Ярополка Лапшина (режиссер, автор фильмов «Угрюм-река» и «Приваловские миллионы». — Прим.ред.). Даже успел сняться в кино, в фильме «Ищу друга жизни» (1987 год, «Ленфильм», реж. Михаил Ершов. — Прим. ред.) и в эпизоде картины «Команда 33» (1987 год, Свердловская киностудия, реж. Николай Гусаров. — Прим. ред.).
В армию я ушел после второго курса. После демобилизации добирался до Свердловска, и путь лежал через Ленинград. На Марсовом поле встретил военный патруль. Лейтенант из патруля оказался не очень опытным и не умел нормально общаться. Ну, случился конфликт, он оказался лежащим на земле и свистящим в свисток. Я рванул подальше оттуда, оказался на Моховой и наткнулся там на ЛГИТМиК. Подумал — смысл возвращаться в Свердловск, если все мои однокурсники давно выпустились? В общем, прямо в десантной форме зашел в институт, разыскал Владимира Викторовича Петрова (театральный режиссер и педагог, преподавал в ЛГИТМиК (ныне СПбГАТ­И) с ­1959-го по 2007 год. — Прим. ред.), добился, чтобы меня прослушали. На тот момент же прием уже был окончен.


Ради БДТ я отказался от роли в фильме про Агента 007.

Еще на последнем курсе вы поступили в труппу БДТ. Это же вершина в карьере петербургского актера.

Сначала-то я поступил в Театр Ленсовета, меня пригласил Игорь Петрович Владимиров после просмотра нашего дипломного спектакля «Горячее сердце» еще на последнем курсе. После окончания театрального института все мои однокурсники отправились показываться в БДТ, а я пошел «подыграть». С курса взяли троих. И Кирилл Юрьевич Лавров предложил мне перейти к нему на главную роль в спектакль «Семейный портрет с посторонним». И я сказал, что должен подумать. Лавров ответил: «Ну это наглость, такие вещи не предлагают два раза. Ну подумай, ладно». После гастролей Театра Ленсовета в Мурманске я все-таки решил принять предложение Кирилла Юрьевича. Это было 1 сентября 1992 года.

Почему ушли оттуда в 2005 году?

Кроме театра, хотелось сниматься в кино, но не пускали. Лавров говорил: «Вот лет через двадцать и будешь сниматься». Я ему: «Кирилл Юрьевич, так я буду старый!» Он в ответ: «Какой старый? Ты еще мальчишка». Уходил я с болью, честно. Такого дома, как БДТ, у меня больше не будет никогда.

Правда, что вам предлагали сниматься в фильме про Джеймса Бонда, но вы отказались?

Чистая! Мне предлагали сыграть русского изобретателя в «Умри, но не сейчас» (20‑й по счету фильм о приключениях Джеймса Бонда с Пирсом Броснаном в главной роли. — Прим. ред.). Но у меня были репетиции спектакля «Костюмер» с Олегом Валерьяновичем Басилашвили по пьесе Рональда Харвуда в БДТ. Я отказался от съемок, потому что не мог подставить партнеров и предать театр. Наверное, продюсеры подумали, что я не в себе. (Смеется.) Есть анекдот, когда русского артиста приглашают сниматься в Голливуд, а он говорит: «Не могу, у меня елки!» Вот так и я. В итоге эту роль великолепно сыграл Михаил Горевой.

  • Ян сфотографирован у Дворца культуры работников связи — бывшую немецкую реформатскую кирху архитекторы Гринберг и Райц превратили в памятник конструктивизма. 1930-е.

Такое чувство ответственности иногда мешает?

Если нет ответственности, какого черта ты делаешь в этой профессии?!

На экране вы кажетесь экстравертом. В жизни то же самое?

Я вообще общительный. Но это бывает иногда и от зажима. Впрочем, самоизоляция далась с трудом.

То есть поехать в одиночку на рыбалку с палаткой — это не для вас?

Мне хватило природы и полевых условий в армии. Сейчас — бриз, чистый песок, теплое море. Вот это по мне. Но долго отдыхать я не могу.

Насколько вы требовательны к творческому процессу, у вас есть райдер?

Собственный вагон с душем, первый класс в «Сапсане», «курящая» машина.

А некоторые просят странные вещи вроде ящика шампанского.

А что, так можно?

Фотографии: Данил Ярощук для «Собака.ru», текст: Игорь Топорков

«Собака.ru»

благодарит за поддержку партнера премии 

«ТОП 50 Самые знаменитые люди Петербурга 2020»

ДЛТ

старейший универмаг Петербурга и главный department store города

Игорь Топорков,
Комментарии

Наши проекты