Вокруг Новой Зеландии за 13 дней

Уникальная страна, природа которой так привлекает  туристов и экстремалов, стала для совладельца салона Harley Davidson Олега Хабибова и владельца компании «Лино» Александра Ляного именно гедонистическим отдыхом, а не экстремальной поездкой, даже несмотря на то, что транспортом команды стали легендарные «Харлеи».

Рождение идеи

Олег: В 2007 году с друзьями мы ездили в Новую Зеландию, и также на мотоциклах проехали весь южный остров. Здесь практически нет музеев и достопримечательностей: вся красота открыта: именно природа-природа-природа. И путешествуют здесь люди в основном пешком, на велосипедах или на кемперах –специально оборудованных под жилье автобусах. Тогда у меня в голове четко отложилось: это та страна, в  которую я хочу обязательно вернуться. И обязательно с женой. Почему? Потому что то, что увидит она – это просто фантастика: можно безостановочно головой крутить, сидя за спиной у водителя байка. Я всего могу не отразить, потому что слежу за дорогой, а ей мотоцикл дает возможность внимательно все рассмотреть. Вся суть в том, что там останавливаться можно без конца. Моя мечта все-таки смогла осуществиться, хоть и через восемь лет. Наши жены получили максимальное удовольствие. Не мы, мы у них водителями работали (улыбается – прим. авт.).

Александр: В принципе, сама возможность появления такого формата возникла благодаря «Харлею». Мы остановили свой выбор  именно на нем, потому что это тяжелый надежный  мотоцикл, на который можно посадить второго пассажира. Для примера,  на «Эндуро» вдвоем на дальнее расстояние ездить крайне не комфортно, да и созданы они не для езды по асфальту. А по бездорожью на нем пыли наглотаешься  и равновесие удерживать не просто – хочешь-не хочешь, но падать на нем все равно будешь. Для меня «Харлей» – это синоним безопасности.

Олег: Вообще, мы занимаемся тем, что мы развиваем мотодвижение Harley Owners Group в России (в частности, открыли чепту клуба в Екатеринбурге) и международный мототуризм, создаем и расширяем близкое по духу сообщество людей. По всему миру «Харлей» проложил оптимальные по дневному пробегу и посещению достопримечательностей маршруты – ничего не нужно изобретать. Остается просто взять маршрут и спланировать промежуточные точки. Именно так мы и поступили в Новой Зеландии – взяли готовый маршрут. Однако небольшое отклонение у нас все-таки было – не смогли в сезон забронировать в  одном отеле шесть номеров. Поэтому делали небольшие зигзаги: хотели жить в  одном месте.

Александр: Путешествие по Новой Зеландии – не близкий путь, поэтому найти единомышленников в таких поездках – серьезная проблема. Причем именно тех людей, с которыми тебе комфортно. Но нам повезло: все тринадцать дней мы жили одной семьей. Двенадцать совершенно разных человек, шесть семей. Даже в день отъезда, в последний вечер, все дружно спросили: «Куда едем в следующий раз?»

Мотоциклы = безопасность

Олег: У нас в России есть мнение, что мотоцикл – это опасно. Особенно в этом убеждены те, кто на нем ни разу не ездил. Почему? Для меня это загадка. К слову, я с 2006 года ездил на спортивных мотоциклах. После очередной легкой аварии понял, что так долго мне везти не может. Я сел, подумал о смысле жизни – кататься было охота. И решил пересесть на «Харлей». С того момента моя жизнь очень сильно поменялась. Когда катаюсь по городу – я совершенно спокоен. Водители автомобилей относятся к нам совершенно адекватно. Просто нужно понимать разницу – когда ты едешь по городу шестьдесят и сто пятьдесят. Опасность уже не для нас, у нас семьи – жены, дети. Нам есть, что в этой жизни терять. Мы жить хотим, поэтому говорим: «Живем, чтобы ездить, ездим, чтобы жить».

В конце поездки я спросил каждого – возникали ли какие-то опасные ситуации, особенно на горных дорогах? Ответ был единодушно отрицательным. У людей, проехавших почти четыре тысячи километров, ни разу не возникло повода для волнения, даже несмотря на то, что все мы семейные. В путешествии Александр у нас был roadcaptain: вел за собой, отвечал за колонну, за еду, за заправки, за смотровые площадки и за программу мероприятий. Примечательно, что три из шести женщин в нашей команде были впервые на мотоциклах: они не садились на них ни разу, что уж говорить о преодолении таких расстояний. Люди несведующие думают, что мы какие-то испытания проходим. Это не так. Мы отдыхаем.

Мотоцикл – это не опасный вид транспорта, опасность в мозгах. Когда человек покупает мотоцикл с мыслью о том, что всех обгонит – вот это опасно. Когда человек покупает мотоцикл для того, чтобы получать удовольствие – это про нас. Салону уже три года, людей в нашем городе ездит уже немало на «Харлеях». За все это время были один или два легких перелома, и то от недостатка опыта – именно для этого мы организовали мотошколу при клубе. Вообще аварии случаются только из-за того, что люди нарушают правила, чаще всего из-за превышения скорости. Когда ты идешь в общем потоке, ты в любом случае едешь быстрее машины. И в городе, и на трассе, даже не нарушая, просто потому, что тебе надо меньше места для обгона.  К нам приходят люди уже состоявшиеся, с головой на плечах, которые в этой жизни много, чего видели. На «Харлее» идешь сто двадцать – ощущение, что взлетаешь, а  на «Индуро» – не чувствуешь скорости, засыпаешь. Именно поэтому на «Харлеях» не гоняют. Тем он мне и нравится – у него ограничитель четкий. Он и двести спокойно может пойти, но незачем – мы думаем о безопасности.  И те ощущения, которые ты получаешь от поездки на мотоцикле, сродни тем, наверное, которые ты получаешь, катаясь на велосипеде: между тобой и природой нет барьера, как в машине. В машине ты едешь шестьдесят, сто, сто двадцать и не понимаешь разницы.

Экстрим – не экстрим

Александр: Маршрут был разбит таким образом, чтобы людей не загонять, чтобы были полноценные дни отдыха. Мы хотели максимально избежать такого, чтобы путешественники вечером приезжали уставшие и падали спать. Никакой специальной байкерской экипировки у нас не было – мы были в легких кроссовочках и просто балдели. По-настоящему экстремальные поездки мы организовывали много раз, но в последнее время начинаем уходить от этой темы. Может это и здорово – ехать за тридевять земель и глотать пыль за свои же деньги, но на самом деле, есть дороги асфальтовые, и на них виды ничуть не хуже. Тем более, уже доказывать кому-то что бы то ни было не надо. Мы не шли по дакаровским  раллийным  маршрутам, не зарубались. Нам гораздо приятнее чистый отдых, когда ты не приезжаешь после продолжительной дороги и не занимаешься весь вечер тем, что чистишь себя и товарищей. А тут как белый человек – вечером приехал, и ты чист. 

Олег: Маршрут был максимально комфортным, нам было важно, чтобы путешествие не превращалось в езду: три-четыре дня едем, и затем один день, часов с трех дня, у нас культурная программа. У нас было несколько культовых мест  в пути. Первый – город Кайкоуора: здесь можно посмотреть на китов – для этого нужно записываться заранее, как мы и сделали. Вся прогулка составляет в среднем три часа. Есть два варианта транспорта – вертолет или катамаран, мы выбрали второй. 

Кит проплывал мимо и остановился прямо возле нас – продышаться. Это очень впечатляющее зрелище. Потом он поднырнул, показал свой исполинский хвост полностью и пропал под толщей воды. Мы наблюдали его около четверти часа с совсем маленького расстояния – меньше тридцати метров. Он как подводная лодка – сорок минут набирает воздух и уходит под воду. 

Потом мы заплыли посмотреть пингвинов. У них они необычные: наши пингвины серые, а у них – будто разрисованные специально.

Мне очень запомнился один интересный случай: наш товарищ ел мороженку на борту и уронил бумажку в море. Когда экипаж увидел эту бумажку, он развернул «спасательную операцию». Огромный катамаран вернули в место «засора», и сачком бумажка была выловлена. Людям было не важно – кто ее уронил, это мог быть даже не наш мусор, а с предыдущего экипажа. Суть в том, что у них это отработано, они очень бережно относятся к своей заповедной природе.

Через три дня мы добрались до Квинстауна, где устроили день отдыха. Там покатались на пароходе 1912 года, работающем на угле. Вся система топки открыта, ее можно сверху смотреть, можно зайти туда и увидеть, как работают четыре котла, механизмы, а кочегар периодически подкидывает угля. И из трубы идет белый-белый пар. Кроме того, мы катались на спидботе. Это очень мощная скоростная лодка, в ней семьсот лошадиных сил. Она используется для гонок по ущелью реки. Невероятные ощущения, когда ты летишь, а скала проносится прямо возле носа, с женской стороны визг стоит неописуемый. Организаторы все это снимают, и каждому дарят флэшку с записью гонок – на память. Потом мы катались на канатной дороге, очень высоко поднимались – сверху открываются просто чумовые пейзажи.

Мечты сбываются

Олег: У одного из наших товарищей была мечта: спрыгнуть с Невис-Хайуэр – это самая высокая тарзанка страны, ее высота 134 метра. До некоторого времени она была самой высокой тарзанкой в мире. Наш товарищ сделал это! Были также купания в гейзерных термальных бассейнах с обалденным видом на закат, подъем на ледник Франца Иосифа на вертолете на высоту более 1500 метров с высадкой и игрой в снежки. Удивительно было оказаться из лета в зиме за пятнадцать минут – оно того стоит.

Александр:  Мы заехали в национальный парк, на него у нас было два часа. И когда зашли на информационный центр и спросили, что лучше посмотреть, они спросили: «А вы на сколько дней приехали?» Услышав в ответ, что у нас два часа, они весело улыбнулись, и ответили: «Ну, тогда вам туда и туда. А в следующий раз приезжайте к нам на недельку». Самое удивительное явление в Новой Зеландии – это ее запахи. Описать очень сложно. Когда человек едет в машине – он эти запахи упускает. У него стекла, кондиционер. А на байке ты чувствуешь все эти перепады – как русские березы и сосны, так и кедры, секвойи, пальмы тут же, древнейшие агатисы, пережившие динозавров. Там, собственно, представлены все деревья со всего мира. И когда едешь, они обдуваются ветром со всех сторон – это просто безумство.

Олег: Примерно посередине маршрута девчонки решили нам организовать русскую вечеринку. Мы купили продукты: картошку, курицу, естественно, водку. Весь отель веселился, пели русские песни. Это был, кстати, Китайский Новый год. Там все было, и даже китайцы. Но они спали, а мы им спать мешали. Но в разумных пределах.

Рыбак рыбака

Александр: Мы были в клубных жилетках: «HOG Ekaterinburg». Мы четко читались: сразу было понятно, кто мы и откуда. Что со стороны местных, что со стороны туристов – отношение крайне доброжелательное. Кроме того, у нас были флаги. Южный остров, на котором мы были – заповедный. А северный – промышленный. За всю дорогу мы только два раза видели трубы – один раз это были трубы молочного комбината, второй раз – то ли мукомольного, то ли комбикормового. Поэтому мы и поехали на южный – за тем, чего нам в жизни не хватает – это просто сумасшедшая природа, сумасшедшая красота. При этом в Новой Зеландии – ни одной урны. Всегда весь мусор туристы и местные просто забирают с собой. И даже несмотря на это, у них очень чисто. Бедных у них нет, бомжей мы не видели – у них все замечательно. Иногда, бывало, проходили типы – издалека я не мог понять, бомж это или хиппи. А когда был совсем близко, то видел, что обознался – он весь разукрашенный, с колокольчиками, бантиками. Улыбается.

Олег: А если серьезно, чтобы понять Новую Зеландию и все посмотреть, ехать нужно на месяц-полтора.

 

Текст: Анастасия Климова.

Фото: личные архивы.

 


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также