Африканский транзит

О том, что Тунис – страна исторических, культурных и социальных контрастов, сообщает любой путеводитель. Но, как часто бывает, реальность оказывается несравненно красочнее любых описаний. В этом убедилась редактор «ЕКБ.Собака.ru» Наталия Каплун, проехав тысячу километров по тунисским степям, пустыням и оазисам.

В путь-дорогу

Белый песок, прозрачные воды Средиземного моря цвета лазури, свежий воздух субтропиков, пропитанный благотворными ионами и ароматами олеандра и жасмина, известные по школьным учебникам истории достопримечательности – честно признаться, я была готова к тому, что за неделю мне предстоит познать стандартный «туристический набор» удовольствий. Но Тунис оказался намного щедрее. С первой минуты пребывания в мавритано-берберской вотчине стало ясно – поводов заскучать эта территория не представит. На все семь дней глаза оказались «загружены» по полной программе быстрой сменой ландшафтов за окном автобуса – от оливковых рощ до песчаных дюн и высохшего соленого озера кофейного цвета, а также впечатляющим количеством транснациональных артефактов.

Следы времени

Финикийцы, римляне, вандалы, византийцы, арабы, турки-османы и французы в свое время занимали эту территорию – на каждом шагу встречаются свидетельства европейских, азиатских и арабских культур, рассеянные по всей территории страны. Прогулка по столичному Тунису сравнима с путешествием во времени. Здесь современные монолиты соседствуют со средневековой арабской Мединой, где на торговых улицах среди грошового безобразия можно отыскать  действительно качественное наследие испанцев – деревянные и каменные статуэтки, финикийские циновки-келимы, украшения из берберского серебра, турецкие шешии, экзотические туфли бэлга со скромной вышивкой и традиционно подмятыми задниками, а  также разноцветные светильники, чеканные подносы, фужеры из дутого стекла и шелковые палантины. В пригороде столицы стоит своими глазами увидеть то, что некогда было могущественным городом-государством Карфаген – руины крупнейшего на африканском континенте римского амфитеатра I века нашей эры, термы Антония, разрушенные варварами в 439 году, византийские храмы, а также скульптуры, каменные саркофаги, мозаичные панно, украшения и монеты первого тысячелетия, собранные в музее «Лавжери».  

Исламским музеем под открытым небом считается Монастир с его крепостью монахов-воинов Рибат Хартем и живописным портом, где пришвартованы сотни разнокалиберных яхт и лодок, готовых отправиться на остров Кураит или поохотиться на морского волка. Список исторических контрастов продолжают самая большая мечеть страны с тридцатипятиметровым минаретом Сиди Окба в священном для мусульман Кайруане, где жители укрывались от набегов византийцев и берберов, и невероятно художественная в буквальном смысле деревенька Сиди-бу-Саид. Она похожа на полотна импрессионистов – белоснежные стены зданий в компании синих оконных наличников, ставней и фигурных решеток, мощеные булыжниками улочки, ярко-розовые бугенвиллии и пронзительная лазурь Карфагенского залива. Кстати, с 1915 года специальный городской указ запрещает менять здесь внешний облик домов.

Долгая дорога к дюнам

Картина мира меняется на глазах, когда двигаясь с севера на юг, минуешь Эль-Джем с Колизеем, промышленный Сфакс и белоснежные песчаные пляжи Махдии, протянувшиеся на целых три километра вдоль линии побережья. После нескольких часов по серпантину в Атласских горах с остановкой на грандиозного вида предгорье, выбранном Лукасом в качестве натуральной декорации к «Звездным войнам», а Стивеном Спилбергом – к «Индиане Джонс», следует экзотическая передышка – гостевой визит в пещерный дом берберов-троглодитов в Матмате с обязательной дегустацией хлебатабуны, обмакнутого в микс из оливкового масла с медом и зеленого чая с кедровыми орешками. После созерцания аутентичной «потусторонней» реалии с десятиметровым кратером вместо входной двери и веревки, заменяющей лестницу на второй этаж, прибытие в город-оазис Дуз воспринимается как заслуженный подарок судьбы. Это – «ворота пустыни», один из  колоритнейших городов Туниса, окруженный сотней тысяч пальм. Каждую неделю здесь проходит финиковый базар, а осенью ежегодно проводится фестиваль Сахары с гонками на верблюдах, демонстрацией бедуинских ремесел и фееричными фольклорными шоу. За Дузом, незримым занавесом отделяющим цивилизованный Тунис от первозданной природы, начинается настоящий экстрим. Сахару можно созерцать из кабины маленького винтового самолета или верхом на верблюдах, одевшись в бедуинский балахон-джуббу. Я, как заядлый автомобилист, выбрала джип-сафари. Сказать, что все понравилось – ничего не сказать. Ощущения от покорения огромных барханов под тунисские напевы, внезапной остановки у крутого склона и спуска под углом шестьдесят градусов (американские горки отдыхают!) не поддаются описанию, они из категории «попробуйте сами». Адреналин зашкаливает так, что и сорокаградусная жара не замечается, чувствуешь себя одной из миллиардов песчинок в растворяющей даже горизонт пустыне.

  • Аскетично и функционально – небольшие альковы в стенах пещерного дома служат кроватями, а если берберской домохозяйке понадобится дополнительная полочка, ее просто прорубают в стене.

Простые радости

Пляжный отдых был и остается главной туристической «фишкой» Туниса – более тысячи километров песчаного побережья, собственный островной курорт Джерба впечатлят любого солнцепоклонника. В стране около трехсот отелей – от городских «трешек» по смешной цене до люксовых комплексов, расположенных на первой береговой линии.

Практически в каждом из них есть свой центр талассо- или бальнеотерапии. Воспетые еще Гиппократом процедуры с использованием подогретой до температуры тела морской воды, водорослей и грязей в сочетании с уникальными травяными чаями способны за неделю оздоровить-омолодить организм. Причем в Тунисе лечебная грязь свежайшая – она поступает непосредственно по трубе, выведенной на расстояние около полукилометра от берега.

На вкус и цвет

Было бы несправедливо умолчать о кухне Туниса. Это некий фьюжн европейского и восточного, где сочетается несочетаемое. Любая трапеза, как правило, начинается с хариссы – острой пасты из перетертого жгучего перца, чеснока, специй и оливкового масла. Не менее популярны в качестве аперитивов консервированный тунец, оливки, салаты из моркови и тыквы, а также соленые лимоны. Общеарабское блюдо кус-кус в каждом селении готовят по своему, конечно же, единственно правильному рецепту. На тунисском столе практически всегда есть суп шорба, тажин, сибас, дорада, угорь и жареные на гриле морепродукты – кальмары, каракатицы, осьминоги. Почетное место в трапезе занимают десерты из орехов, меда, сахарной пудры, а также ягодно-фруктовые фреши и кофе с кардамоном,  неожиданно пикантный на вкус, впрочем, как и многие другие «ингредиенты» самобытного Туниса.

  • Знаменитое Cafe des Nattes в Саид-бу-Саид с видом на залив – самое «киношное» кафе Туниса. Его интерьеры со спиральными зелено-красными колоннами и покрытыми циновками лавками мелькнули в десятке фильмов, включая французскую сагу об Анжелике.

  • Некогда утопающие в зелени садов термы Антония представляли собой  большой архитектурный ансамбль с высокими колоннами, огромными бассейнами, залами для спорта и отдыха.

  • Тунисское миндальное печенье – Touagin.

  • В начале тысячелетия зрителей амфитеатра в Эль-Джеме развлекали гладиаторскими боями и «зрелищными» поединками рабов и диких животных. Современники-гуманисты используют уникальный архитектурный реликт в качестве площадки для ежегодных музыкальных фестивалей.

  • Жасмин вполне мог бы украсить герб Туниса – этот цветок сопровождает повсюду, начиная с названия улиц и отелей и заканчивая ландшафтными композициями, представленными в изобилии косметическими средствами и маслами с непременным жасминовым ингредиентом. А еще с этим цветком связана исключительно мужская традиция – женатые носят его за правым ухом, а холостые – за левым.

  • Мавзолей первого президента Туниса Хабиба Бургибы и названная в его честь мечеть в Монастире декорированы по-восточному «дорого-богато» – золотой мозаикой, розовым мрамором, изящной кайруанской резьбой из камня и кораллами.

  • Северный Набель славится циновками тонкой работы с включением красных, синих и зеленых соломинок, а также керамической утварью, расписанной всеми оттенками радуги.

  • Финики — «золотой запас» Туниса. Местные жители уверены в чудотворности пальмовых плодов. По их словам, масло, больше похожее на мед, джем или варенье из самого ценного сорта деглет нур («палец света»), произрастающего в окрестностях города Тозер, что на подступах к Сахаре, способны победить любой недуг.

  • Хамелеон – священное домашнее животное и живой оберег берберов.

Благодарим за помощь в создании материала «Трансаэро Тур», тел. 370-70-71;

www.transaerotour.com

 

 

Текст: Наталия Каплун.

 

 


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также