Сергей Смирнов

Создатель, режиссер и хореограф «Эксцентрик-балета Сергея Смирнова» – лауреата международных фестивалей современного танца, трижды лауреата премии «Золотая маска» и участника культурной программы  олимпийских игр в Сочи, вместе с коллективом празднует юбилей компании дайджестом своих спектаклей «20 лет: максимальное разрешение».

Как родился ваш театр танца?

Я создал этот коллектив, потому что страдал от отсутствия среды существования. В поисках ее мне хотелось влиться  куда угодно, стать артистом одного ансамбля и актером другого, но не складывалось. Выбора не было  пришлось что-то делать самому, хотя изначально это не предполагалось. Крупица за крупицей, камень за камнем мне удалось собрать команду единомышленников. Изначально это был студенческий коллектив, который клялся друг другу в вечной любви и дружбе, но когда у ребят закончилось обучение, я пришел в класс и понял, что остался всего с двумя артистами  Ашотом Назаретяном и Таней Брызгаловой, которые танцуют и по сей день. Со временем мы набрали небольшой коллектив и долгое время существовали в форме "отважной семерки". Сегодня наша команда увеличилась до тринадцати человек - это максимальное количество, которое я могу принять, понять и показать публике, не опускаясь до уровня ансамбля "Березка".

Тяжело попасть к вам в труппу?

Стать артистом моего балета можно только вследствие неслучайных случайностей: позвонить мне в ночи из другого города или обратить на себя внимание с неожиданной стороны, если мы знакомы в течение уже многих лет. Парадокс в том, что я ежегодно провожу кастинги, но ни разу по кастингу не взял в труппу ни одного артиста.

Тогда зачем их проводить?

Мне нужна подпитка, свежая кровь. К тому же, периодически я пытаюсь начать жить методически и делать так, как должно быть, например, проводить кастинги. Но каждый раз я вновь убеждаюсь, что история жизни и работы "по порядку" совершенно не про меня.

Это же, кстати, отмечают и многие критики, говоря, что не видят в ваших спектаклях ни традиционного балета, ни контемпорари дэнса.

А это хорошо. Я кричу на весь мир: "Ребята, у меня не балет современного танца". Кроме того, слово "контемп" как формулировку на дух не переношу. Я создаю, как мне кажется, свой авторский внутренний стиль, а критики не могут его определить ни на одну из "полок": это не "контемп", не модерн, не джаз, не балет, не народный танец. И нас это, в принципе, устраивает. Тем более, сейчас развелось много коллективов, похожих друг на друга, работающих в одной стилистике, в одном формате под топовый танцевальный режим. А нам не хочется уходить в "топовость" и соответствовать тенденциям, нам нравится делать свой тихий танцевальный дом.

На конкурсах часто появляются коллективы, подражающие вам, как вы на это реагируете?

Когда-то давно, лет десять назад, когда о нашей труппе начали говорить, я впервые столкнулся с подражателями – пытался ругаться, доказывать, что это нехорошо. Потом подражателей становилось все больше, а вслед за этим наступил момент, когда мне стало все равно. Забавно, что и сейчас есть люди, работающие по "нашей методике". Я задаю им вопрос: "Это что за методика такая? Мы ничего не разрабатывали!", а они не могут ответить. В любом случае, я не вижу смысла растрачивать свою энергию на негативные эмоции.

В одном из интервью вы признались, что когда работали танцовщиком в своем коллективе, наступил момент, и Сергей Смирнов-артист стал мешать Сергею Смирнову-режиссеру и хореографу. Как это случилось?

Раздвоение личности – это очень сложный момент. Тогда я понял, что наступило время, когда нужно примкнуть к чему-то одному, и я выбрал историю хореографа своей труппы. Как говорят: чтобы понять, правильно ли идет твой трамвай, надо выйти из него и посмотреть со стороны. Вот и я решил выйти из труппы, чтобы иметь возможность созерцать своих артистов. Тогда я открыл много нового: второй, третий, четвертый план. Как раз тогда же мне показалось, что мои ребята стали двигаться лучше, чем я сам, поэтому я решился сказать себе "Стоп!", и начал раскрывать их способности и таланты дальше.

Правда, что вы особенно цените возрастных танцовщиков?

Я мечтаю о том дне, когда моим артистам исполнится по пятьдесят. Чем старше они становятся, тем интереснее. Это совершенно другой уровень энергетического восприятия, когда не важны балетные постулаты, хорошие спина, стопы, ноги, прыжок, как у спортсмена. Здесь эффект в другом. Мне важно, что вместе со мной мои артисты становятся взрослее: обрастают "мясом", историей, новыми глазами, наполненным нутром. И чем старше они становятся, тем мне проще с ними работать: их не нужно строить, они сами сформировавшиеся личности.

В вашей труппе существует конкуренция? Или артисты живут большой семьей?

У каждого актера в моей труппе есть своя ниша, никто не сможет друг друга повторить. Язык каждого танцовщика я прописываю индивидуально. Поэтому ни о какой конкуренции не может быть и речи. Впрочем, как и о семье. Я вообще очень скептически отношусь к этому понятию и считаю, что в работе должно быть как можно меньше личного. Чем меньше мы друг друга видим, тем больше можем дать друг другу в классе.  Я за то, чтобы мои танцовщики, помимо эксцентрик-балета, имели свои истории, свои семьи,  свои коллективы и студии, а сюда приходили за вдохновением. Важно, чтобы театр не владел ими двадцать четыре часа в сутки, переходя в обыденность и ремесло.

А как быть с работой в театре музыкальной комедии, в труппу которого ваш балет вступил в 2003 году?  Ведь это самая настоящая работа: с графиками, обязанностями.

Это было компромиссное решение. Прежний наш театр танца был мало кому нужен. У нас не было своей площадки, спонсоров. А мои танцовщики – универсальные артисты, они могут делать вещи, приближенные к мюзиклу, балету или народному танцу. И здесь те навыки, которые мы получили во время учебы, нашли свое применение, а взамен у нас появились дом, класс и сцена. 

Как вы отдыхаете?

Я великий путешественник. Еще одно мое большое увлечение, помимо танцев, - смотреть мир во всех его проявлениях. Это меня обогащает. Я развернут на Восток и признаю себя фанатом всего японского и корейского: могу сутками бродить по Токио, по набережной Тихого океана в Японии или по горам и холмам Южной Кореи: я всегда вооружен атласами и картами, готовлюсь тщательно к каждой своей поездке и для меня гораздо важнее набить "шишки", нежели общаться с продвинутым гидом, мне интересно быть первооткрывателем. Это отдельная  страница моей жизни, в которой я с удовольствием разбираюсь.

  • Я мечтаю о том дне, когда моим танцовщикам исполнится по 50 лет.

    Профессия хореографа в моей жизни – это данность. Мама – хореограф, папа – танцовщик: все мое детство прошло в гримерках, автобусах и возле сцены 

  • Я мечтаю о том дне, когда моим танцовщикам исполнится по 50 лет.

  • Я мечтаю о том дне, когда моим танцовщикам исполнится по 50 лет.

 

Сергей Смирнов родился в 1965 году в Красноуфимске. В 1987 году окончил Кировское училище культуры. В 1995 году начал преподавать в Екатеринбургском училище культуры и искусства, в том же году на базе училища создал труппу «Эксцентрик-балет». С 2003 года Сергей стал балетмейстером Свердловского государственного академического театра музыкальной комедии, а «Эксцентрик-балет» – частью коллектива театра.

 

Текст: Екатерина Фионова.

Фото: Артем Сурков.

 


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также