Дмитрий Зимин

Получив грант «Фонда Михаила Прохорова», молодой режиссер воплотил мечту поставить пьесу Метерлинка «Синяя Птица». Этот технически сложный спектакль, соединивший в себе драматическое искусство, акробатику, эквилибристику и иллюзион, стал его дебютом на большой сцене.

Почему именно «Синяя птица»?

Я давно хотел поработать с этой пьесой. Это глубокая, философская сказка, которая рассчитана не только на детей, но и на взрослых. И это моя первая постановка как режиссера в Свердловском театре драмы, где я работаю три года артистом проекта «Молодой театр».

Чем ваша постановка отличается от других?

Мы не стали ориентироваться только на детское восприятие и попытались раскрыть взрослые темы, говоря на равных о смерти, потере, цене жизни, семье, доме и так далее. Сначала боялись, что это не будет понятно зрителям, но оказалось все намного проще.

Можно ли назвать спектакль успешным?

Если в плане реализации идеи, то для меня это точно – успех!

Опыт предшественников был важен для вас? Знакомство с этим опытом помогало или мешало?

Я, конечно, посмотрел все значимые спектакли по этой пьесе. Это никак не помешало и не помогало мне, потому что у меня была своя идея. Каждый спектакль ценен в рамках своего времени. Современным детям эту историю нужно рассказывать, ориентируясь на их сегодняшнее восприятие. Мне кажется, что он совершенно другой, отличается от предшественников.

Поставить спектакль было вашей идеей?

Мне захотелось этого еще в детстве, когда я впервые прочитал «Синюю птицу». Уже в институте, в более сознательном возрасте, открылась вся глубина произведения. За первоначальной «мрачностью» есть тонкий юмор, важные и добрые смыслы.

Насколько вы как режиссер были свободны выбирать художников-постановщиков, актеров?

Полностью. Особенно удачно все сложилось с актерами. Благодаря тому, что мы давно знакомы, у нас не возникло проблем в плане понимания и взаимопомощи. Хорошо, когда все на равных, редко удается выстроить творческо-товарищеские отношения. Такой союз приносит свои плоды.

Спектакль вывозился на гастроли?

Мы думали насчет гастролей, но ситуация с декорациями непростая, спектакль технически сложен. У нас есть второй этаж – огромный мост, на котором происходит действие, две поворачивающиеся колонны. Также впервые в Театре Драмы использовали опыт видео-мэппинга – мультимедийных технологий. Поэтому спектакль не вывозной.

Сейчас публике интересны синтезированные спектакли, в которых помимо всего прочего встречаются акробатика, эквилибристика, клоунада.

Для участия в спектакле у нас была приглашена воздушная гимнастка Александра Иванченко, которая играла одну из ведущих ролей – Ночь. Она на высоте пятнадцати метров исполняет номера цирковой гимнастики. Мы привлекали и студентов театрального института для участия в акробатических трюках. Это был первый опыт сотрудничества, и есть куда развиваться дальше.

Можно сказать, что это семейный спектакль?

Его нужно смотреть именно семьей! Есть моменты, когда дети смеются, а взрослые плачут. Хорошо, когда искусство дает не только возможность посмеяться, но и пережить более серьезные эмоции.

О чем сейчас нужно говорить и с детьми, и с родителями?

Сейчас, в связи с происходящими событиями, общество становится разрозненным и мыслит баррикадно. Человеческие ценности отходят на второй план. В данный момент я работаю над спектаклем о человеческих ценностях на материале Андрея Платонова. Он  жил в сложное время, однако продолжал верить в человека, в его духовное начало. Для меня важно показать это стремление жить подлинно. Нужно говорить именно об этом.

Что на вас как на режиссера оказывает влияние?

Пока меня больше волнуют личностные переживания. Я не изолирован от ситуации в мире, от того, что происходит на Украине. Но даже эти переживания – личностные. На Украине родственники, а вокруг меня  друзья, которые хотят разобраться, кто прав, кто виноват. Для меня важен человеческий фактор, то, как это переживает конкретный человек, поэтому я все время фильтрую новости и думаю о людях. Есть вещи и не глобальные, например, общение с мамой.

Мама посещает ваши спектакли?

Она ходит на все постановки, по-матерински болеет за меня. Иногда даже не знаю, что она пришла. Поэтому «Синяя птица» – это, в том числе, и мой сублимированный кусочек. Ключевая сцена – о материнской любви. Это  долг, который я отдаю матери.

 

Текст: Татьяна Филиппова.

Фото: Татьяна Джемилева.


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также