Ирина Зильбер

Олимпийская чемпионка, заслуженный мастер спорта, основательница школы, группы в которую были сформированы задолго до начала сезона, стала Президентом Федерации эстетической гимнастики Свердловской области. Ближайшей своей целью Ирина ставит выведение Свердловской области в тройку лидеров среди сборных команд по художественной гимнастике в России.

Расскажите о школе.

Нам восемь лет. Еще два года – и я исполню свою давнюю мечту, мы станем школой полного цикла: от приема совсем еще малышей до выпуска мастеров спорта по художественной гимнастике. Конечно, первичная цель – высшее спортивное мастерство, но это не все, чем мы заняты. Когда я создавала школу, то прекрасно понимала, что в сборную страны сможет попасть две, ну максимум три гимнастки за лет десять. Всем остальным детям и родителям тоже нужно что-то предложить. Поэтому у нас ведется три направления развития: высшее спортивное мастерство, эстетическая и танцевальная гимнастика. Третье отделение – мое самое любимое, за ним будущее нашей школы – и я посвятила его моему вдохновению, младшей дочери Анне. Здесь будет меньше зависимости от разрядов и норм, и больше творчества. Потому что каждый ребенок уникален и наша задача – помочь ему раскрыться. Не обязательно растить из всех олимпийских чемпионов. Благо, что здоровых родителей, которые это понимают и не переносят свои амбиции на детей, все больше и больше. Они в первую очередь замотивированы на то, чтобы ребенок состоялся как личность, был разносторонне развит, знал, что такое трудолюбие и дисциплина.

Можно сказать, что вы занимаетесь не столько спортом, сколько воспитанием детей?

Процесс становления очень долгий, и мы ставим перед детьми сверхзадачи. Они должны усердно тренироваться, успевать восстанавливаться, не просто быть в форме, поддерживать вес и учиться чему-то новому, но еще и быть достаточно мобильными, культурно обогащаться: театры, живопись, шитье и так далее. Все это для того чтобы ребенок раскрывался полностью, а у нас был ресурс, который можно тратить на работу с характером и темпераментом каждой девочки. Без преувеличения, мы должны знать детей изнутри. К пятому-шестому году мы сильно прирастаем друг к другу: тренер-родитель-ребенок. Идет процесс чистого сотворчества, причем на очень высоких скоростях. Не многие выдерживают. Поэтому, наверное, наша школа – это не только про спорт, это средство воспитания ребенка, а иногда и не только ребенка.

То есть воспитанием родителей вы тоже занимаетесь?

Отчасти. Родители многим жертвуют в момент, когда принимают решение отдать ребенка в художественную гимнастику. Они фактически подчиняют и подстраивают свой образ жизни под тренировочный процесс. И мы работаем с родителями так же много, как с самими детьми. Частые собрания, обратная связь, всех выслушиваем, даем рекомендации, вместе решаем проблемы. Иногда родители обращаются с просьбой повлиять на ребенка, чтобы тот подтянулся в учебе. У нас даже есть «Правило конфликтов». Оно условно значит, что нужно «отдышаться». То есть, на эмоциях мы никогда не ведем диалог. Предлагаем переждать два-три дня, пока спадет пыл, потом записаться на прием, объяснить свою позицию и вместе решить задачу исходя из запроса. Так мы функционируем уже некоторое время, и я очень довольна результатами такого взаимодействия.

Бывает ли, что вы отказываете в тренировках кому-либо из детей по причине не состыковок с родителями?

Критериев отказа много. Но я, имея немалый опыт работы, выявила для себя одно правило. Если с родителями не складываются отношения, то и результата не будет. Дети очень пластичны, они подстраиваются под ситуацию и атмосферу. Очень заметно, когда они в десять – одиннадцать лет начинают быть «врушами», или завистливыми, или угасают. Многое зависит от климата дома, от того, доверяет ли тебе семья ребенка, как тренеру. Без взаимопонимания с родителями мы будем тратить время друг друга попусту. Были случаи на заре моей тренерской деятельности, когда я вела очень талантливых детей, вытаскивала и боролась за то, чтобы ребенок тренировался. В итоге все равно жизнь мне дала четко понять: не будет результата. С тех пор я вижу все по родителям. Если им не возможно что-то донести, то лучше не связываться с ребенком.

Несколько слов о философии школы.

Так как я сама прошла тяжелый путь в спорте высших достижений и на себе прочувствовала всю жестокость этого пути, для меня было важным донесение немного иных принципов работы. В школе совершенно по-другому выстроена система обучения, нежели чем во времена моего становления. Мы делаем упор на усиление личностных качеств ребенка, не на конкуренции друг с другом. Дети становятся сильными, но свободными. На стыке двух составляющих делаются невозможные вещи: жесткая дисциплина и безграничная свобода. Здесь очень тонкая грань, и как я уже говорила, это трудоемкий процесс. Но результаты уже есть. Свердловская область в рейтинге по России среди сборных команд занимает тринадцатое место. У нас есть цель – вывести ее в лидирующую тройку после Москвы и Санкт-Петербурга. Я уверена, нам это удастся.

Что значит «не конкурировать друг с другом»? То есть в вашей школе дети между собой не соревнуются? Но это же спорт.

Мы обучаем другому уровню конкуренции, более рациональному. Традиционный способ таков – идут соревнования, стоят кубки и медали, за которые борется двадцать девочек. Кто-то трудом достигает, а кто-то капризами, скандалами, нечестной игрой, и тогда начинается «темный лес». Все истории про подбрасывание стекол в туфли, воровство форм, допинг в чае – это все правда, мы это наблюдали. Отчасти это результат воспитания. У нас же в школе все по-другому. Я запрещаю детям в возрасте до двенадцати лет входить в конкурентную борьбу. До разряда кандидата в мастера спорта мы просто накапливаем соревновательный опыт. Мы трудимся над собой, над своими качествами. Первый опыт побед и поражений девочки получат в любом случае, но важно дать эмоционально правильный настрой. Мы абстрагируем их от конкуренции, потому что иначе они будут начинать не с себя, что я чего-то не сделала, а с той подружки, которая почему-то оказалась лучше. Это «стоп» в развитии. Понимание того, что никто не виноват и трудиться нужно только над собой, вот наша цель. И уже потом, когда дети достигают зрелого возраста, и уже приобретают навык адекватного восприятия друг друга, тогда можно конкурировать. Но это другой уровень конкуренции. Более честный.

Правда, что группы были сформированы еще до начала сезона?

Да, правда. Сегодня мы обучаем около 200 детей, и не имеем ресурсов принять больше, потому что наш лозунг – качество. Меня совершенно не интересует количество. Многие спрашивают, почему не открываю филиалы. Да просто потому, что специалистов не много. Я огромное внимание уделяю кадрам. Тренер, который способен всецело разделить твою философию, погрузиться в ребенка и отработать на триста процентов – это большая удача. У нас в школе работают всего восемь тренеров. И я в каждом уверена. Они настолько грамотно доносят наши принципы, так любят детей, что я знаю, на своем блоке они выложатся по полной. А с такой командой – результаты неизбежны.

 

Текст: Марина Емельянова.

Фото: Татьяна Джемилева.


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также