Как соцсети научили нас ненавидеть друг друга? Объясняет Юрий Сапрыкин

Интернет, соцсети и смартфоны изменили нашу жизнь и нас. О том, к чему это привело, есть ли способ перестать постоянно проверять смартфон и начать жить и почему нам не поможет майндфулнесс, рассказал экс-главный редактор журнала «Афиша», руководитель проекта «Полка» Юрий Сапрыкин.

Техно-оптимизм

Одна из важнейших тем современных западных медиа – это влияние технологий на нашу жизнь, взгляды, политику. В мире ведутся бесконечные обсуждения того, какое зло несет в себе маленькая штучка у нас в кармане и что теперь с этим делать. В России это пока почему-то не является предметом для разговора.

Долгое время доминировал взгляд на новые технологии, который можно назвать глобальным техно-оптимизмом: считалось, что интернет и смартфоны – это в первую очередь связанность всех со всеми, которая дает людям невиданные ранее возможности. Теперь можно мгновенно передавать информацию, получить доступ ко всей мировой культуре, самоорганизовываться, объединяться в разного рода сообщества. Все это стимулирует появление прямой демократии: государство со всеми своими запретами и его институции больше не нужны, так как информационные технологии способны с этими же задачами справляться более быстрым, удобным и справедливым образом.

Общество будущего будет построено именно так: мы создадим событие в Facebook, проголосуем за того, кто будет на нем выступать, обменяемся всей необходимой информацией, выбрав наиболее справедливый способ. Об этом писали и говорили все – Гейтс, Цукерберг и другие. Миссия Facebook – объединить все 7 миллиардов в единую сеть, которая будет сильнее, чем любое отдельное государство. Все это выглядит оптимистично и ведет нас к цифровой утопии.

Как цифровые технологии меняют нас?

Около 10 лет назад аналитики, которые следили за развитием технологий, и даже те, кто причастен к их созданию, вдруг начали говорить о том, что есть и какая-то не замечаемая раньше неприятная сторона.

В книге «Shellous» Николас Карр утверждает, что базовая архитектура интернета основана на мультизадачности, то есть на возможности и даже необходимости быстро перепрыгивать от одной страницы к другой. Это немного меняет устройство нашего мозга, но ничего страшного в этом нет, потому что любой новый носитель информации это делает, будь то книги или папирус. Теперь многие умения, естественные для человека, мы выносим на аутсорс: если у тебя есть навигатор, зачем тебе держать в голове карту улиц? Лондонские таксисты, которые всегда славились тем, что могли найти кратчайший путь из любой точки, за несколько лет совершенно потеряли этот навык, потому что у них появились смартфоны.

Помимо этого, говорит нам Николас Карр, опыт перескакивания со страницы на страницу порождает новые устойчивые нейронные связи. Та или иная операция, которую мы выполняем, тренирует тот или иной способ восприятия. Смартфон учит нас быстро переходить от одного источника информации к другому, постоянно находиться в потоке сменяющихся впечатлений. В то же время он ухудшает концентрацию и способность сосредоточиться на длинном тексте или рассуждении.

Была и другая книга – «Вы не гаджет» Джарона Ланье. Ее автор – один из ранних интернет-антрепренеров, он имел отношение к созданию виртуального мира Second life, LinkedIn и запуску множества других сервисов. Сам он — старый калифорнийский хиппи, для которого digital-мир выглядел осуществлением утопической мечты: единения всего человечества на основах справедливости и добра. Он быстро разочаровался в этой идее и выпустил книгу о том, что фактически мы становимся придатком, приложением к прибору, который лежит у нас в кармане – он управляет нами, а не мы управляем им. За последующие годы эта мысль ушла далеко.

Как технологии формируют нашу информационную среду?

Бывший сотрудник Google Илай Парайзер ввел понятие «информационный пузырь», смысл которого в том, что благодаря алгоритмам поисковых машин мы неизбежно оказываемся в зависимости от контента, который выбираем. Неизбежно мы попадаем в кокон — нам подсовывают только удобную и подтверждающую наше мнение информацию.

Человек, который голосует за демократов, в выдаче Google видит не те ссылки, которые попадаются республиканцу. Известный мем «Кто же голосует за "Единую Россию"? Не знаю ни одного такого человека» точно отражает ситуацию.

Как госструктуры могут использовать цифровые технологии против людей?

Одним из первых забил тревогу живущий в Англии социолог, исследователь интернета Евгений Морозов. Во время Иранской и Египетской революций, якобы совершавшихся через Twitter, он обратил внимание на то, что этот инструмент отлично походит не только для самоорганизации, но и для слежки и манипуляции митингующими. Государство научится делать это быстрее, чем образуется новое общество.

В течение последних двух лет плотину прорвало окончательно, событием, дернувшим спусковой крючок, была победа Дональда Трампа на президентских выборах, которую многие связывают с активностью его и его сторонников в соцсетях, а также с вторжением русских хакеров, которые якобы покупали рекламу в Facebook. Такие истории противоречат утопическому духу, с которого все начиналось, потому что интернет перестает быть торжеством свободы самовыражения и высказывания.

Оживший кошмар в Китае

В китайской провинции Синьцзян уже несколько лет существует система так называемого «социального капитала» – механизм высчитывания рейтинга каждого гражданина. На него влияет поведение в соцетях, история браузера, штрафы, лайки тем или иным людям. Четких правил никто не знает: просто в какой-то момент тебе могут отказать в работе или кредите. Это уже не просто начальник, от нечего делать читающий тебя в Facebook, а другой этап, искусственный мозг, который решает твою судьбу по заложенным в него правилам.

Я думаю, за синьцзянской историей сейчас следят не только взволнованные горожане, но и потирающие руки представители всех спецслужб крупных держав. С их точки зрения, это может быть полезным экспериментом, надо только подождать, к чему это приведет в Китае. Роскомнадзор, уголовные дела за репосты – это все детский лепет. Можно будет просто накрыть всех одним зонтиком! Всего три года назад об этом была серия в «Черном зеркале».

Как соцсети повлияли на пользователей?

О «темной стороне» новых технологий есть огромное количество публикаций. Одна из самых впечатляющих – материал Эндрю Саливана, который был написан год назад. Огромный, очень эмоциональный текст о том, как постоянное нахождение в фейсбучно-твиттерной среде полностью изменило его жизнь, заставило испытывать постоянную тревогу, породило аддикцию и желание заходить в приложения, неудержимую потребность участвовать в спорах, если не сказать срачах.

Автор утверждает, что за последние пять лет его жизнь полностью изменилась: он перестал получать удовольствие от жизни, стал рабом всех этих штуковин. Поэтому единственное, что можно сделать – разломать телефон, выбросить его в реку, удалить все аккаунты, вновь выйти на улицу и вдохнуть открытой грудью воздух и, наконец, зажить в реальном мире. И черт с ними, с политическим блогерством!

Как соцсети повлияли на подростков?

Вторая волна этих публикаций связана с книгой под названием «IGen». Ее автор, Джин М. Твенге, американский социолог, провела масштабное социологическое исследование подростков в течение последних пяти лет и пришла к катастрофическим выводам (потому что если бы она пришла к другим выводам, более спокойным, эту книжку бы никто не купил!). Смысл в том, что мы наблюдаем первое поколение людей, которые уже родились и выросли со смартфоном в кармане, не знают жизни без него. Айфон появился 11 лет назад, им было 7 лет – сейчас им 18.

Их поведение поменялось: вся их коммуникация перенесена в мессенджеры, а встретиться и поговорить стало проблемой. Они гораздо более подвержены тревогам и депрессиям, склонны лежать на диване, уткнувшись носом в стенку, оттого что их никто не любит. Подростки и так подвержены подобным состояниям, но современные – в разы больше. Они гораздо позже начинают употреблять алкоголь, заниматься сексом, что для многих родителей скорее плюс. Они меньше дерутся, не идут на конфликты в реальной жизни, все их внутренние драмы и подростковые бунты происходят в этих средствах коммуникации.

Как создатели соцсетей довели нас до такого состояния?

Третья, самая интересная часть дискуссии уже стала целым жанром – это публичное покаяние тех, кто участвовал в создании инфраструктуры: от первого президента Facebook Шона Паркера до изобретателей небольших технологических решений.

Например, журналист The Guardian взял интервью у людей, придумавших кнопку «Лайк», красный кружочек с цифрой на иконке приложения и функцию отматывания ленты пальцем. Для меня это было поразительно, они же будто создали ветер. Все они говорили: «Боже мой, что мы натворили! Мы не понимали, что делаем!» и будто каялись в совершении ужасного преступления. Они хотели повысить посещаемость своих ресурсов, но не догадывались, что эта штука начнет управлять людьми.
Кнопка «Лайк», например, создает аддикцию на физиологическом уровне – у человека, получающего лайки, происходит повышение уровня дофамина, гормона поощрения в крови. Это заставляет пользователей проверять соцсети снова и снова.

Об этом говорил и создатель Facebook Шон Паркер: «И я, и Цукерберг, и Кевин Систром (создатель Instagram, который сейчас ушел из компании) сознательно манипулировали людьми, пора это признать. Мы это осознавали и считали, что ничего дурного в этом нет – мы просто глубже понимаем человеческую психологию и можем применить мелкие дизайнерские решения для воздействия на внутренние потребности и слабости. Но теперь мы поняли, что доигрались, так было нельзя».
Доигрались, конечно, не из-за исследовательского интереса, а из-за рекламной бизнес-модели. У сервисов появились огромные деньги венчурных инвесторов, которым было необходимо как можно больше просмотров и рекламы. Ради них и нужно было обеспечить как можно больше потребности воспользоваться сайтами и приложениями.

Негативные эмоции – двигатель соцсетей

Люди, имеющие отношение к конструкции соцсетей, довольно быстро поняли, что максимальное привлечение внимания и трату времени обеспечивают негативные эмоции. Поэтому они сознательно сделали так, чтобы в первую очередь вы видели «срачегенерирующие» посты, заставляющие не спать до трех ночи, потому что «в интернете кто-то не прав». Необходимость доказать свою правоту – самый сильный наркотик и драйвер посещаемости сервиса.

Стая волков как человеческое микросообщество

Джарон Ланье также сравнивал людей с волками: есть одиночки, которые бегают по лесу и сами выбирают, за кем охотиться, а есть предпочитающие находиться в стае – они не хозяева и подчиняются по умолчанию принятым в коллективе правилам.

Это он связывает с еще одной причиной «залипалова», которой все подвержены – мы стремимся к образованию небольших стай, сиюминутных сообществ. В их основе лежат древние человеческие потребности: нам всем нужно чувствовать себя умными, красивыми, нужными, признанными. Лайки подтверждают нашу значимость и важность, а еще убеждают нас в том, что у нас есть единомышленники, что нас окружают люди со схожими ценностями и мы не одиноки. В обществе без интернета для этого использовались не всегда работающие способы социализации, а теперь эта машина функционирует без перерыва 24 часа в сутки.

Для этого нам нужны и бесконечные споры в Facebook: нет лучшего способа нахождения себе подобных, чем мобилизация против чужой точки зрения. Что характерно, подобные срачи живут всего неделю – уже через месяц ты не сможешь вспомнить, из-за чего люди хотели выцарапать друг другу глаза тогда, всех занимает уже новая повестка, а старая исчезает безвозвратно.

Эмоциональное выгорание

В медиа нередко появляются эмоциональные сюжеты, которые встряхивают аудиторию, заставляют ее резко реагировать. Например, в сфере благотворительности это помогает быстро собирать деньги на лечение. Также как если у тебя под окном от голода погибает человек, ты пойдешь и накормишь его. Но если происходит глобальная катастрофа, и всем нечего есть, это не вызывает ровным счетом никакой эмоции. Когда поводов для встряски становится слишком много, когда в ленте появляется много призывов о помощи, ты просто перестаешь обращать на них внимание. Не потому что ты плохой, злой, бездушный, черствый, а потому что человек так устроен, он эмоционально выгорает. Это беда той информационной среды, в которой мы живем.

Правда в интернете

Поскольку новости и поводы для споров сейчас должны быть короткими и эмоциональными, то они не всегда оказываются достоверными. Сила эмоциональной заряженности сообщения гораздо важнее его правдивости. Это, с одной стороны, немного искажает картину, а с другой – делает ее предметом сознательных манипуляций. История с fake news, которая стала предметом общественного внимания во время трамповской кампании, показывает, как работает эта система. Самой активно расшариваемой новостью про Трампа стала заметка о том, что его кандидатуру поддержал Папа Римский, но этого не было! Папа не говорил про него ни хорошего, ни плохого – ничего. Но этот пост молниеносно разлетелся по соцсетям и для многих стал фактом. Опровержения, даже если они и были, до большинства уже не доходят – ведь нет ничего интересного или поразительного в том, что Папа ничего не заявлял про Трампа.

Почему не стоит удалять все свои аккаунты в соцсетях?

Во всех публикациях, которые я упомянул, люди постоянно размышляют о том, что теперь делать. Те, кто говорит, что нужно удалить все аккаунты прямо сейчас или заняться последовательным digital-детоксом – не агрессивные невежи, а скорее отшельники, которые хотят уйти в леса, чтобы не иметь отношения к суете этого мира и не измазаться его информационной грязью. Такие люди были всегда, но во все времена они были скорее исключением, чем правилом.

У меня был опыт удаления аккаунтов в соцсетях – сначала я испытывал физиологическую ломку, искал, куда бы ткнуться, вспомнил дедовские времена и начал заходить на сайты по закладкам браузера. Но интересно в этом эксперименте то, как меняются твои разговоры и отношения с людьми в реальном мире. Например, приходишь на день рождения, а все твои знакомые делают круглые глаза и говорят: «Ой, что-то тебя так давно не видно, с тобой все в порядке?» При том, что в реальном мире ты встречаешься с ними с той же частотой, как и до удаления аккаунтов, но в их глазах ты в некотором роде умираешь, как только перестаешь мелькать постами и фотографиями. Это воспринимается как знак беды, будто человек заболел.

Второй вывод, который я сделал, связан с тем, как много значит наша цифровая сущность. Например, если ты запускаешь новый проект или происходит что-то, к чему ты должен быстро привлечь внимание, то сегодня у тебя нет никакого другого способа, кроме как самому написать об этом в Facebook. Не просить же знакомых писать за тебя? Не понимаю, как это происходило 10-20 лет назад? Ты делаешь это естественным образом через своего цифрового аватара. Именно он гарантирует и внимание, и помощь, и заботу, и скорость, и все на свете. Поэтому, конечно, можно уйти в леса, но тогда одним удалением аккаунтов дело не ограничится, ведь жить и делать что-то, требующее коллективных усилий или внимания, без соцсетей невозможно.

Если удалить аккаунты не получится, как побороть в себе зависимость от соцсетей?

Ответ на этот вопрос ищут великие умы, появляются новые концепции – digital detox, digital detachment, но они не работают для всех. Apple решила помочь пользователям и зашила в последнюю версию iOS функцию, которая позволяет ограничивать время в социальных сетях. Сейчас она показывает ужасные цифры: средний пользователь проводит 8-9 часов в телефоне. Можно, конечно, настроить себе ограничение – только 30 минут в Facebook, но мы ведь знаем, что найдем лазейки или зайдем через браузер.

Из этого следует, что технические приспособления для digital detachment не работают. Однако можно попытаться уговорить себя относиться к этому, как сейчас модно, «осознанно». Чтобы не гаджет был твоим хозяином, а ты управлял им. Я не знаю, работает это или нет, но в книге Ланье есть правило, которое мне понравилось. Неважно, кто кем управляет, но если ты сейчас чувствуешь, что тебе потом будет стыдно за то, что ты сейчас делаешь, просто остановись на секунду, сосчитай до 10 и подумай. Если ты совершаешь то, чего на самом деле не хочешь, то брось это занятие, даже если в интернете кто-то не прав и все бегут в эту сторону. Можно поставить над собой такой толстовский эксперимент.

Помогут ли книжки про mindfullness?

Существует движение, связанное не с digital detox или выкидыванием телефонов в реку, а с интуитивными попытками людей вернуть контроль над собой и своими эмоциями с помощью разного рода психологических приемов и техник. На это тоже уже работает огромная индустрия.

Если вы увидите книжку под названием «Управлять своим вниманием, работать 4 часа в неделю и все успевать», то, скорее всего, автор просто эксплуатирует вашу тревогу по поводу того, что вы не можете управлять своим вниманием, все время залипаете черт знает где и ничего не успеваете. Понятно, что эта книга поможет только ее автору – и больше никому. Если бы одна из всех написанных на эту тему книг была бы успешной, не нужно было бы писать вторую, а их выходят тысячи в год. Все эти гуру майндфулнесс и медитации просто пользуются нашей тревожностью.

Подготовлено по материалам лекции, прочитанной 29 сентября в школе Masters.

Записала Александра Леонтьева.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты