Адреналин: Юрий Ачимов

Бизнесмен, двигаясь по жизни на большой скорости и в поиске острых ощущений, освоил прыжки с трамплина, слалом, водные лыжи и рафтинг. Получая удовольствие от адреналиновых моментов, всегда помнит о том, что риск – дело благородное, если он технически просчитан.

Мой входной билет в экстрим – это любопытство. Помню себя пятилетним мальчиком, который, как и полагается ребенку, интересовался всем вокруг, все познавал и испытывал на себе. Однажды я решил: зовут меня так же, как героя Юрия Гагарина. Он летает, прыгает с парашютом, я тоже хочу. Нашел дома зонтик – почти парашют. Выбрал подходящую высоту – залез на дровяник высотой два с половиной метра. Настроился, раскрыл зонт, оттолкнулся от крыши и мягко приземлился в сугроб. Заработал ушиб и массу восторга. Это был мой первый прыжок, первый шаг к адреналину.

Спустя несколько лет возник новый вопрос о прыжке – как люди делают это на лыжах? Чтобы понять, в десять лет самостоятельно пошел и записался в секцию по лыжному двоеборью на Уктусе. Помню первый скат с горы – это ни с чем не сравнимый драйв. В первый же сезон покорил десятиметровый трамплин, дальше – выше. Так по сей день и наслаждаюсь – от разгона, полета в воздухе, приземления. Каждый раз ощущаешь себя птицей в полете, паришь, пусть всего несколько секунд – но это кайф. Есть, конечно, свои опасности – боковой ветер начался или воздушную подушку неправильно поймал, бывало, вся жизнь перед глазами пробегала. Главное в такие моменты – не паниковать, не терять контроль. Прыжки с трамплина – это не забава, здесь нет запасного парашюта, есть только две лыжи, которые разгоняют, а дальше – дело техники, единство разума и тела.

Любой прыгун достигает адреналинового пика. Когда я перешел свой уровень страха, и «прыжкового» экстрима стало не хватать, увлекся горными лыжами. Скоростной слалом – это «пакетный», затяжной адреналин. В нем есть и скорость, и небольшие трамплины, и продуманная траектория – только уже не в воздухе, а на земле. Или на воде.

Поскольку лыжи сопровождали меня с детства, я не мог не испробовать их на водной глади. Дебют состоялся много лет назад в Ялте. Прошел примерно десять километров до Ласточкиного гнезда и обратно. Самым сложным оказалось жестко держать трос и балансировать. Надо быть готовым к сильному давлению на ноги и напряжению в руках. Вода намного жестче, чем снег, но когда «выходишь» из нее, ощущаешь собственную власть над стихией – она тебя не поглощает, технично «договариваешься» с ней при помощи определенной механики действий. Так я научился «перешагивать» волны, поднимая лыжи под углом в сорок пять градусов, и следовать не за катером, а параллельно ему. Физически это не просто, но финальные ощущения того стоят.

Водный экстрим затягивает – я приобщился к рафтингу. Не стал садиться в байдарку, где плывешь спокойно, только веслом загребаешь. Чусовая, Уфимка, Белая – каждый раз сплав с воронками, валами и бочками сопровождается максимумом адреналина, причем, уже на двоих или четверых. А вот на серфе под пятиметровым парусом отвечаешь сам за себя. Это другая стихия. Помимо попутного ветра важна гармония мысли и действия, чтобы парус послушно нес, а доска держала.

«Экстрим – это всякий раз преодоление - и рисковой ситуации, и самого себя. Мужчина должен ставить цели и достигать их, стагнация и лень разрушают».

 

 

Текст: Наталия Каплун.

Фото: Павел Кирбятьев, личные архивы.


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также