Надежда Басаргина

Актриса театра музыкальной комедии – яркое воплощение женственности – в новой постановке оперетты «Летучая мышь» предстанет на сцене в образе графа Орловского, мужчины властного и скучающего. 

Когда и как пение стало для вас важной частью жизни?

Музыка и пение всегда были для меня притягательны. И, как все важное в жизни, этот интерес родом из детства. Я жила в коммунальной квартире, и моя соседка, девочка на пять лет старше, очень хорошо пела. С ней мы были близки как сестры, поэтому через какое-то время стали «выступать» вместе – по вечерам на кухне нашей общей квартиры. Позже, в музыкальной школе на уроках хорового пения я убедилась, что мне нравится это дело, и было бы неплохо заниматься музыкой профессионально. В 17 лет я поступила в музыкальное училище, а после третьего курса, за год до окончания, мне представилась возможность поехать на прослушивание для поступления в Ленинградскую консерваторию – я ничего не загадывала, ехала просто так. Наверное, именно легкое отношение и привело к тому, что я стала студенткой вокального факультета.

С чего началась ваша актерская деятельность?

Многие важные события в жизни происходят неожиданно. В моем случае это был телефонный звонок соученицы по консерватории Ларисы Лебедь. Она рассказала, что театр музыкальной комедии Свердловска нуждается в молодой героине. И буквально на следующий день мне позвонил директор театра с предложением стать частью их творческого коллектива. Я, как искушенный многими постановками в столичных театрах зритель, была поражена и удивлена мастерством игры и искренностью актеров. Здесь я поняла, что хочу являться частью сообщества этих талантливых людей, учиться не играть, а жить на сцене, стирать грань между игрой и реальностью.

Играть мужчину сложно?

В моем актерском амплуа нет мужских ролей. Здесь для меня все новое, все иначе, начиная от жестов, мимики, интонации и заканчивая той степенью мужского обаяния, которая исходила от аристократов того времени. Понимание роли графа Орловского сравнимо с моментом первого выхода на сцену, первого жеста и слова произнесенного на подмостках. Для актера первое знакомство с ролью – это всегда тайна, после каждой репетиции открывается новое видение, иной характер, который ты начинаешь переживать не просто как игру, а как возможность получить новый опыт.

Это ведь уже не первая ваша роль в «Летучей мыши»?

Да, это одна из моих любимых оперетт. Я играла Розалинду в нескольких постановках, но более близка мне оригинальная версия, поставленная режиссером Кириллом Стрежневым в 1991-м году. Сейчас новым опытом станет Орловский – совершенно другой образ, который так ценен для актера. И, поскольку в оригинальном либретто роль графа написана для меццо-сопрано, мы решили соблюсти все задумки автора.

Почему вы согласились на роль графа Орловского, ведь публика знает вас как героиню лирическую и женственную?

И металл устает быть металлом: я считаю, что любой актер нуждается в смене образа, однако не каждому дается такой шанс. В какой-то момент я почувствовала, что мне тесно в амплуа героини. Я давно хотела сыграть характерную роль, где есть не только лирика и счастливый финал, но и азарт, и психология. И все это я получила.

Расскажите об особенностях этого героя, которые вы уже видите на репетициях.

Еще на этапе первых читок, до выхода на сцену, мы с режиссером обсуждали, каким должен быть характер персонажа, все, вплоть до мелочей. И мы решили показать мужчину, который уже все видел, все пробовал, его жизнь – это калейдоскоп размеренных повторений, где нет места неожиданностям, ему скучно. И в этой своей избыточности и самодостаточности ему хочется праздника, но не такого, какой он уже видел, – ему хочется настоящей игры и страсти. Более того, костюм героя – это не привычный официально-геральдический камзол времен императора Павла I, а настоящая русская роскошь – мех, золото, шапка с пером павлина и небрежно расстегнутая рубашка, придающая образу толику гусарской бравады.

Как вы работаете над ролью?

В работе над любой ролью я не допускаю угадываний, всегда учусь новому. Со временем, в репетициях, я понимаю привычки, речь, чувства и мотивы графа. Основа есть – уверенность моего героя, его внутренняя тишина и властность. В своих манерах он не мельтешит, не кричит, в нем нет истерики и паники, вся его стать есть условие основателя ситуации. Он как камень, от которого расходятся круги на водной глади. Чтобы уже сейчас войти в роль Орловского, на репетициях я надеваю большие сапоги, огромную шапку и шубу – костюм помогает почувствовать особенность движения мужского тела, поступь графа, его осанку. Любой образ меняется и устанавливается в процессе подготовки, а многие моменты, даже неожиданные, могут появиться в день премьеры. Его речь – это речь игрока. Он смотрит глубоко, не колко, как бы сквозь тебя. В нем есть внутренний огонь и харизма. Он поддается на авантюры и создает их.

 

талант Надежды Басаргиной отмечен не только любовью зрителей, но и всевозможными титулами: в 2000-м году она получила звание «дочь города», а через год – почетный титул народного артиста Российской Федерации. Спектр ее работ очень широк – от роли Елены в «Прекрасной Елене» до Ганны Главари в оперетте «Веселая вдова».

 

 

Текст: Павел Абушкин.

Фото: архивы пресс-служб


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также