Елизавета Боярская: «Моей задачей не было сделать неотличимый портрет Цветаевой»

Елизавета Боярская сыграет Марину Цветаеву в музы­кально-поэтическом спектакле «1926», премьера которого пройдет 25 января в Малом зале Филармонии. Актриса рассказала «Собака.ru», как готовилась к роли.

  • Серьги и цепочка с подвеской TOUS (TOUS)

У меня давно была потребность в личном репертуаре. Мне часто предлагали выступить с творческими вечерами, но просто отвечать на вопросы не хотелось. И тут продюсер и основатель Фонда поддержки музыкального образования Вячеслав Зильберборд, который до этого делал основанный на рассказе Бунина и переписке Чайковского и фон Мекк спектакль «Неизвестный друг» с Ксенией Раппопорт и Полиной Осетинской, рассказал об идее постановки — симбиоза поэзии и музыки. Я, конечно, согласилась. Во многом из-за отличной компании: помимо Вячеслава, это мой педагог из МДТ Валерий Николаевич Галендеев и режиссер Алла Дамскер. 

Мы взяли за драматургическую основу переписку Марины Цветаевой и Бориса Пастернака и ее важную веху — 1926 год. В этот период у них была насыщенная эпистолярная коммуникация с Райнером Марией Рильке, у Цветаевой рождается сын Георгий и она пишет фантастическую с точки зрения рифм и звукоизвлечения поэму «Крысолов». Мы хотели показать частную жизнь, но при этом вылететь в пространство бесконечной гениальной поэзии, где все пронизано эпохой и обстоятельствами.

Моей задачей не было сделать неотличимый портрет Цветаевой — я создавала собирательный образ, соединяя себя и ее воедино. Потому что мне тоже есть что сказать по поводу и ее, и переписки, и «Крысолова». Бориса Пастернака в «1926» играет Анатолий Белый. По-моему, более подходящего актера на эту роль сложно найти: благодаря проекту «Кинопоэзия», который Толя ведет на YouTubе, он постоянно взаимодействует со стихами. Третьего артиста у нас нет — Рильке незримо присутствует через музыку скрипача-виртуоза и контратенора Дмитрия Синьковского.


 

andrey,
Комментарии

Наши проекты