Кудрин, Акунин, Долин и другие о задержании Кирилла Серебренникова

Режиссеру Кириллу Серебренникову 22 августа предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Свою вину он не признал. Его задержали в Петербурге, где он снимал фильм «Лето» про Виктора Цоя, и доставили в центральный аппарат Следственного комитета России (СКР) в Москве. Вместо него в театре назначили исполняющего обязанности руководителя — им стала замруководителя по финансовым вопросам Юлия Калинина. Журналистов, писателей, сценаристов, среди которых Борис Акунин, кинокритик Антон Долин, сценарист Ольга Погодина-Кузьмина, и других деятелей культуры шокировала эта новость, и они высказали слова поддержки в адрес режиссера. 

Организатор проекта «Открытые библиотеки» Николай Солодников

Кто организовал травлю Кирилла? Кто виноват в преследовании тысяч людей по всей стране? Кто эти люди, которые отбирают бизнес и убивают конкурентов на протяжении целого десятилетия? Кто виноват в том, что произошло в Беслане? Кто организовал взрывы домов в Москве? Кто виноват в смерти заложников в «Норд-Осте»? Когда-нибудь этот пузырь лопнет — и мы (или наши дети) узнаем об этом всю правду. Без сомнения страшную. Что делать сейчас? Всё для того, чтобы этот силовой молох как можно скорее издох. Дал сбой. Я убежден в том, что самым страшным для них является не сиюминутное политическое брюзжание — «довели страну до ручки» — нет, к этому они привыкли и барахтаются в этом брюзжании как свиньи в луже. С политиками они умеют себя вести. С просвещением и культурой — нет. И поэтому Кирилл. И поэтому все системные образовательные и культурные проекты и институции — объект их ненависти. Объект бесконечной оперативной съёмки. И значит надо продолжать «Диалоги», продолжать издавать журналы, делать медиа, ставить спектакли и снимать кино. В том числе и при участии государства. Потому что уже сегодня государство — это мы. А они — тень с выпученными от страха глазами. И главное — благотворительность и волонтерская деятельность. То, что сеет зёрна сердечности и любви. Нас мало, но смелости и отваги больше, чем у тех кто ночью выкрадывал театрального режиссера из гостиницы. Я знаю, что Кирилл бы с этим согласился.

Писатель, драматург и сценарист Ольга Погодина-Кузмина

Власть отвратительна, как руки брадобрея. Когда ты играешь с властью в ее игры и думаешь, что кого надо на**ал, а кого надо вы**ал, не удивляйся, что в один прекрасный момент тебя возьмут за шкирку и натыкают мордой в лужу. За каждым почти политическим событием стоят личные амбиции, жадность, глупость, недальновидность и немумение владеть собой. А нередко и банальные интрижки, из-за которых простые граждане бьют друг другу морды, а высших эшелонах привлекают всю королевскую и судебную рать. Кое-что знаю, но больше ничего не скажу.

Бывший министр финансов Алексей Кудрин

Арест режиссёра — явно избыточная мера до суда, особенно после слов президента о чрезмерности арестов предпринимателей.

Правозащитник, политик и журналист Лев Шлосберг

Пишут, что администрация президента сбилась с ног в поисках  «образа будущего России» для президентских выборов Путина. Ищут пожарные, ищет милиция. Ни мозги не помогают, ни деньги. Так вот же он, этот образ: ночью на съемочной площадке в Петербурге задерживают всемирно известного режиссера по показаниям, выбитым угрозами пыток. Кирилл, все друзья с тобой.

Журналист и корреспондент «Радио свобода» Роман Супер

Пару недель назад разговаривали с Серебренниковым про возможность эмиграции. Кирилл, несмотря на всё происходящее с ним сейчас, исключал этот вариант, не представлял его для себя, не считал правильным, достойным, нужным, хотя работы и признания вне России у него уж точно не меньше, чем в её пределах. Он вообще всегда твердил и твердит о том, что он русский режиссёр и зона его театрального и жизненного комфорта — российский дискомфорт, который он использует как горючее.
То, что сегодня происходит с ним, это, простите за пафос, не только преступление против человека, который о деньгах думал в самую последнюю очередь — я могу об этом говорить ответственно и чётко, за годы дружбы мы откровенничали с ним обо всём. Но это преступление против современной русской культуры. В чистом виде.

Колумнист «Новой газеты» Ольга Романова

Задержание Кирилла Серебренникова было абсолютно неизбежным. И я сейчас вовсе не про фактуру дела. Публичное апеллирование к президенту и публичное же «Дураки» безнаказанным не могло остаться. Путин у нас коллективный, и СК сделало всё, чтобы доказать: они не дураки. На мой взгляд, вторая ошибка тоже смысловая, в смысле выбора "башни" для защиты. Можно было бы взять очень хороших адвокатов (адвокатскую контору), так или иначе связанных с центрами силы «коллективного Путина». Их не очень много, они все наперечёт, все, как на ладони. Самое последнее дело — обратиться в контору, которая тесно связана с Генпрокуратурой. Они, конечно, могут решать вопросы. Но не такие. Не здесь и не сейчас. А вообще финал был понятен в день, когда у Кирилла Серебренникова изъяли загранпаспорт. Я думала, что до выборов ситуация будет подвешенной — мастерам культуры дадут выразить своё искреннее, пламенное и бесплатное мнение по этому вопросу, а уж потом оценят степень пламенности и искренности. Наши адвокаты говорили - нет, до нового года всё решится, причем негативно. И только опытный экс-следователь и экс-прокурор, ныне орёл «Руси Сидящей», хмыкал и уверенно припечатывал: всё закончится еще летом. Причём дела не видел никто из нас. Дело же не в деле.

Актер «Гоголь-центра» Никита Кукушкин

Друзья! Там реально работают глупые и несчастные люди. В основном люди неталантливые, или люди свой талант затерявшие. Они слабенькие.За ними нет правды. Таким надо помогать. Значит переживать есть смысл им. Они как пчелки с жалом в попку. А нам-хватит горевать! Перевернуть игру.

Журналист Илья Файбисович

Мне кажется, что в случае с Кириллом Серебренниковым сочувствующие ему и его искусству люди допустили ошибку, которую мы — я тут специально употребляю это слово — уже допускали несколько раз в течение периода, открывшегося в декабре 2011 года. Когда он закрылся, я не знаю, но не сомневаюсь, что это отдельный период.

Я точно знаю, что я виноват. Я не сделал ничего, чтобы люди, которых арестовали, судили и посадили по «делу 6 мая», были спасены. Поскольку мы имеем дело с российским судом, я не говорю, что я должен был надеяться, что "следствие будет проходить объективно и справедливо — без излишней жестокости (копирайт мастера культуры). Я не хотел для них честного суда, потому что его нет. И я не знаю, как именно я должен был спасать этих людей от того, который есть. Но я не выполнил никаких своих обязательств по отношению к ним. Я знаю, что за них боролись, на их суды ходили люди — сколько точно, не знаю, но их было мало. Я знаю, что эти, ходившие, презирали меня и таких как я, и имели на это право. И я знаю, что вместе со мной в этом виноваты десятки тысяч людей только в Москве. У нас не хватило великодушия и, прежде всего, ума.

Кинокритик и режиссер Роман Волобуев

Счастлив буду ошибиться, но Серебренникова и всех кто с ним сейчас обязательно посадят. Или по крайней мере будут держать в предвариловке до суда и вообще выпьют крови по максимуму, сколько получится. Потому что террор — это не злодейство ради злодейства, и не способ расфигачить конкретную судьбу. Это способ управления обществом, с помощью превентивного устрашения. Адресат акта террора — не тот, кого посадили/взорвали/задавили машиной, а все остальные.
И жертва должна быть именно такая — симпатичная, не яростно-оппозиционная, чуть-чуть может шагающая не в ногу (что там у К.С. — антиклерикализм легкий, жёлтые очки, артисты голые иногда), но в целом абсолютно политически безобидная. Так страшнее, такое проще примерить на себя, уровень эмпации и личного страха — в сто раз выше, чем когда сажают кого-то, кто зовет на баррикады или там ОМОНовцу на ногу наступил.

Журналист Андрей Лошак

Арест Кирилла Серебренникова. Еще несколько лет назад сочетание этих слов казалось невозможным, абсурдным. Но авторитарные режимы имеют тенденцию развиваться в направлении тоталитарности. Сначала они устанавливают контроль над властью, потом пытаются контролировать ваши мысли. Кирилл - художник, который активно борется (чуть не написал "боролся") именно с этим: не лезьте суки своими грязными лапами к нам в души, оставьте последнее - свободомыслие. Но диктаторы так не могут - им нужна полная, беспрекословная лояльность. Кирилл очень остро переживает (чуть не написал «переживал») наступление мрака. Символично, что все последние вещи, которые я видел в «Гоголь-центре», были о свободе и тирании. Мандельштам с великой Чулпан - несколько раз я даже прослезился, никто не вызывает во мне столько щемящего сострадания, как фигура Мандельштама — нищий, гонимый и безумно гордый одиночка, не побоявшийся бросить вызов тирану. Последний раз я видел Кирилла на его документальном спектакле «Похороны Сталина» — он предложил мне наравне с другими участниками сказать надгробное слово. Конечно же, я сказал, что хоронить Сталина рано — похоже, эта тварь снова ожила»

Лидер группы Tesla Boy Антон Севидов

Вот часто слышу — да нет, не посмеют! Не станут! Не будут! Ну, весь мир же увидит! Ну, стыдно же! Не, не посмеют! И каждый раз, когда это — «не будут» превращается в «будут» и «еще как будут», становится как-то невыносимо тоскливо и грустно. Я очень люблю свою страну, и люблю я её не за «Искандеры» и Т-90 на Красной площади, а за отдельно взятых людей. Держитесь, КС!

Кинорежиссер и сценарист Марина Разбежкина

У меня вызывает отвращение и гнев то, что сейчас происходит с Кириллом и его коллегами.

Писатель Борис Акунин

По поводу ночного ареста Кирилла Серебренникова. Международно резонансные аресты людей такого уровня у нас происходят только с санкции, а то и с прямого приказа Главного Начальника. Не иначе.
Поэтому давайте называть вещи своими именами. Режиссера Мейерхольда арестовало не НКВД, а Сталин. Режиссера Серебренникова арестовал не Следственный Комитет, его арестовал Путин. И хорошо еще, если с PR-целью затем явить высочайшую милость и выпустить всемирно известного режиссера под домашний арест или подписку. Потому что если нет — значит, Россия перешла на новую стадию существования, где будут действовать новые правила.

Кинокритик и главный редактор журнала «Искусство кино» Антон Долин

Спрашивают про Кирилла Серебренникова: «Почему он не уехал?» И правда — почему? Участник Авиньонского театрального фестиваля, Канн и Венеции, один из лучших немецких оперных режиссеров этого года (по признанию немцев же) мог бы найти себе дело и деньги в любой цивилизованной стране.
А вот ответ, из интервью, которое мы записывали чуть больше года назад в Каннах.

 — Что остается — прибить кроссовки гвоздями к полу, как героиня «Ученика»? И никуда не уходить?

— Да, в какой-то момент надо сказать «Я отсюда никуда не уйду», когда все кричат: «Да уезжайте отсюда! Не нравится? Валите!» А я здесь живу и работаю. Мой театр, мое кино. Это и есть моя родина.
— Тебе предлагают работать за рубежом, ты уже это делаешь. Велик соблазн уехать и работать вне России?
— Я вижу в этом много привлекательного, но и вопросов много. Могу ли я? Могу. Хочу ли я? Хочу. Комфортно ли мне? Суперкомфортно! Но я не хочу терять Россию. Такого зрителя, как в «Гоголь-центре», я нигде не найду. Такой публики нет вообще. Мне многие об этом говорят. Людей одного образа мысли много, и нужны места — не фейсбук, а физические места! — где они не будут чувствовать себя одинокими. Почему все ходили на эти марши с белыми ленточками? Только поэтому. Они не за Навальным шли, они друг друга хотели увидеть. «Значит, я не один такой «мудак», есть и другие такие, как я». Соцсети давно не дают ощущения общности, а это чувство единства невероятно важно. Я уважаю и люблю этих людей. Я хочу для них работать».

Режиссер, сценарист и продюсер Григорий Константинопольский

Арестован ночью, в другом городе, со съемочной площадки этапирован под конвоем в Москву ( 9 часов в микроавтобусе!) Это реально выглядит, как показательная акция устрашения для всего творческого сообщества, а Кирилл выбран, как один из самых ярких его участников. Заткнитесь – или ночь, наручники, воронок? Теперь видимо так. Показательная порка. Мрак на душе, когда думаю о том, что он теперь испытывает. Кирилл, держись!

Драматург и сценарист Юрий Клавдиев

Я работал с Кириллом. Это было счастье. Он - исключительной вежливости и преданности делу человек. В своё время мы хотели делать с ним фильм о Цое (до этого - о Чайковском). Ни одному из этих проектов не суждено было добраться до экрана, но не в этом дело. Я, как и многие мы, не верю в виновность Кирилла. Я не верю, что он мог украсть какие-то деньги. И уж тем паче Малобродский.
Зато я верю в кое-что другое. Последние семь лет я внимательно наблюдал (вы знаете, как пристально и вьедливо я умею это делать) за нашей дорогой и уважаемой властью. И мне не нравится то, что я вижу. Ставка делается на нижеплинтус. На жлобов, довольно похрюкивающих в ответ на любые действия Кремля.  Их главным вопросом в сложных ситуациях было - а тебе что, больше всех надо? Да. Мне больше всех надо. Нам всегда надо было больше. Больше разных книжек, больше музыки, больше кино. Больше комиксов. Больше жанров и больше разных театров и спектаклей.
Нам нужно было больше жизни. И мы её получили. Мы сделали это. Для себя.

Журналист Саша Филиппенко

Так как сегодня воплотился в жизнь очередной эпизод «Травли», скажу вот что: мне представляется, что дело Кирилла Серебренникова есть противостояние серости и знания. Помните, как в чудесном стихотворении Веры Полозковой: «От восторга мы не ругаемся больше матом („история театров“ началась именно с мата), не ебёмся, не курим; нас по выходным только к банкоматам выпускают из тюрем. В школе, без вопросов и встречных реплик, наши детки, краса-отрада, собирают нам из духовных скрепок макеты ада. Судя по тому, как нас вертухаи обходят хмуро, и на звук подаются, дрогнув, — скоро снова грянет большая литература и кинематограф». Так вот, Серебренникова пытаются посадить именно за то, что он способен творить в любой точке мире. Россия же сейчас есть страна, где торжествует посредственность. Все эти фатально пошлые и глупые ведущие первого канала, все эти милоновы и хирурговы — абсолютная серость, которую невозможно представить в современной Швеции или Норвегии (разве что как участников местного фрик-шоу, а не политического процесса). Люди, которые отдают приказы об аресте одного из ведущих режиссеров страны, как и люди в масках, которые конвоируют его, прекрасно понимают, что в современном мире им нет места. Их среда обитания — кафкианская эпоха. В этом смысле этих людей даже можно понять, потому что если Россия (или Беларусь, потому что у нас ситуация ровно такая же) вдруг решит двигаться вперед — эти люди останутся за бортом истории. Серебренникова наказывают в первую очередь за то, что он-то как раз может творить везде, а серость, которая сейчас всплыла —только в России. Т.Е., в действительности это не доминирование вида, а попытка выжить.

Во время премьеры картины «Про любовь. Только для взрослых» режиссер Анна Меликян также высказалась в поддержку Серебренникова. «Такого мы конечно еще не видели — когда режиссера забирают со съемочной площадки фильма, который он снимает. Это уже какой-то предел».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также