Теннисистка Полина Шакирова: «Выигрывает тот, кто не физически, а психологически сильнее»

Спортсменка и номинант премии «Собака.ru ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» выигрывает международные соревнования по теннису на колясках (в числе последних — престижный Austrian Open), готовится к турнирам Большого шлема и объясняет, почему в петербургском метрополитене сложнее, чем на корте. 

  • Свитер Hugo Boss, кеды Saint Laurent Paris, повязка Gucci (все — ДЛТ), юбка ESCADA (ESCADA)

Я на коляске из-за спинномозговой грыжи. Если объяснять простым языком: у меня абсолютно здоровый верх и нерабочие ноги. Обычно заболевание развивается на ранней стадии беременности, и его обнаруживают на УЗИ. Но в моем случае оно не показало никаких отклонений, так что мое рождение было для родителей сюрпризом. (Смеется.) Я считаю, что они очень правильно меня воспитывали. У меня двое братьев, у них нет проблем со здоровьем. Но меня никогда не выделяли среди детей, а во дворе я спокойно играла с остальными ребятами. Может быть, это залог успеха — я не чувствую себя человеком с ограниченными возможностями.

Спортом я занимаюсь с раннего детства. На меня в этом плане никто не давил — мы просто пробовали разные варианты и искали то, что мне понравится. Уже в начальных классах я начала плавать в Университете имени Лесгафта. Одно время мы даже думали заняться плаванием профессионально, но тренеры не захотели за меня браться. Сказали, что я хорошенькая, но нет гарантии, что буду зарабатывать медали. У нас мало кому дают шанс себя проявить. После плавания я пробовала танцы на колясках, но поняла, что это вообще не мое. Я совсем не чувствую музыку. Зато у меня всегда была хорошая реакция и крепкие руки. И вот в девятом классе я познакомилась со своим первым тренером и окунулась в профессиональный теннис. Через полтора года уже был первый крупный турнир — чемпионат России в Уфе. И первые результаты нашего нелегкого труда: тогда я заняла второе место в одиночном разряде и первое — в парном.

Сейчас в Петербурге я единственная среди ровесников играю в профессиональный теннис на колясках. Были ребята, но как-то у них не сложилось, некоторые ушли в бадминтон — не каждый может выдержать эту нагрузку и ритм, в котором приходится вертеться. Я тренируюсь пять-шесть раз в неделю. Часто встаю в шесть утра и уже в семь тридцать начинаю тренировку в клубе. В девять приходится заканчивать, чтобы успеть на пары — я учусь на втором курсе Института культуры (СПбГИК) на кафедре туризма. Сначала было тяжело, но потом я поняла, что мне просто нужно соблюдать режим. Если ложиться рано, то можно встать даже в пять утра и нормально себя чувствовать.


Не каждый может выдержать эту нагрузку и ритм. Я тренируюсь пять-шесть раз в неделю

Одна из моих целей — выучить в совершенстве английский и китайский языки. Конечно, из-за спорта времени на языки и хобби (я увлекаюсь живописью) остается меньше. Но я не хочу бросать теннис: он оказал сильное влияние на мою личность и дает огромные преимущества. Я стала гораздо смелее, общительнее и самостоятельнее. В первый раз абсолютно сама я полетела на турнир в восемнадцать лет — это была Австралия, там проходят одни из самых крутых событий в теннисе. Вышло так, что я заранее не забронировала жилье и оказалась в одном из самых дорогих отелей Брисбена. Зато в нем жили Мария Шарапова и Роджер Федерер. У меня нет кумиров, но столкнуться с ними в лифте перед турниром было классно.

В теннисе мне удалось добиться серьезных результатов: в рейтинге ITF (Международной федерации тенниса) я была первой среди юниоров и двадцать пятой в общем зачете. Но сейчас опустилась где-то на пятьдесят позиций. Дело не в том, что я стала хуже играть. Просто, чтобы удерживать позиции, я должна участвовать не меньше, чем в восьми международных турнирах в год. Это обязательный минимум, все очки идут в зачетную таблицу. Так вот еще в 2015 году у меня было больше десяти турниров в год, а в прошлом году — всего два. А когда мы в середине 2017-го подали с тренером план на будущий год, Федерация спорта инвалидов не подтвердила нам ни одного турнира за рубежом. Как я понимаю, финансирование адаптивного спорта в России упало почти до нуля, а за все международные турниры нужно платить. Хорошо, что есть благотворительный фонд «Точка опоры» — например, поехать на Austrian Open удалось именно благодаря ему. Но полагаться только на деньги благотворителей я не могу, поэтому очень хочу найти подработку, чтобы оплачивать соревнования и хотя бы частично — работу своего тренера Нойрара Меликова. Он сейчас занимается со мной бесплатно.

Через пару лет я хотела бы попробовать поступить в магистратуру за границей — ради нового опыта и новых знакомств. В Германии например. Если сравнивать Европу и Россию по отношению к людям с инвалидностью — не скажу, что здесь все очень плохо. У нас в Петербурге вообще достаточно толерантные горожане. Бывает, что я не успеваю попросить помощи, как ко мне кто-то уже подлетает и помогает забраться на поребрик. Конечно, с точки зрения доступности среды есть серьезные проблемы. Но с каждым годом все же становится лучше и появляются активисты, которые пытаются бороться с ситуацией. Сейчас моя главная боль — это наш метрополитен. Пожалуй, это единственное место, где я ощущаю ограниченность своих возможностей. На три-четыре станции приходится всего два человека службы помощи, и иногда нужно ждать по сорок минут, чтобы просто спуститься в метро. Так что сейчас я мечтаю получить права и купить свой автомобиль, это решит многие проблемы.

Мне нравится, что спорт учит меня работать со стрессовыми ситуациями. Нагрузка в виде соревнований для меня необходима. Не знаю, как другие теннисисты, но, когда я выхожу на матч после длительного перерыва, чувствую себя очень неуверенно. Потому что теннис — это, в первую очередь, психологическая игра. И довольно часто выигрывает тот, кто не физически, а психологически сильнее. К тому же нужно все время вести анализ своих матчей, чтобы расти и двигаться дальше. Сейчас моя цель — турниры Большого шлема и Уимблдона. И хочется сначала попасть в двадцатку сильнейших в рейтинге ITF, а потом в десятку. Это серьезные задачи, но я смотрю на людей, которые сейчас там, и понимаю, что по физическим возможностям точно им не уступаю, а тренируюсь я очень много!

МЕСТО СЪЕМКИ

Дом Пашкова

Литейный пр., 39

В здании бывшей Созданный в стиле, сочетающем неоренессанс и классицизм, дом ротмистра Пашкова был одним из первых домов Петербурга с фасадом, оформленным открытой кирпичной кладкой. В 1857 году здание было передано под нужды Департамента уделов. Сцена у входа именно в этот дом легла в основу стихотворения Николая Некрасова «Размышления у парадного подъезда».


текст: Катерина Резникова
фото: Антон Рудзат
постпродакшен: Александр Бердин-Лазурский
стиль: Эльмира Тулебаева
визаж и прическа: Алена Кондратьева
Благодарим КГИОП и лично Ксению Черепанову и Анну Марченкову; теннисный клуб «Хасанская, 19» и лично Юрия Сохора за помощь в организации съемки
 

«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2018»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

Nespresso

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров