Как фехтовальщица Екатерина Дьяченко стала олимпийской чемпионкой и мамой

Пятикратная чемпионка Европы и трехкратная чемпионка мира по фехтованию привезла из Рио-2016 золото. С каждой из трех Олимпиад саблистка все ближе подбиралась к медали, и прошлым летом у ее соперников не осталось никаких шансов.

  • Клипса No.21, платье Alexander McQueen, лосины Deha Dance,юбка ESCADA Sport, босоножки Gianvito Rossi (все —ДЛТ)

Сколько лет вы отдали фехтованию?

Двадцать три года — я занимаюсь с семи лет. Но если откровенно, то двадцать два. После Олимпиады я практически не тренируюсь — недавно я стала мамой, и можно сказать, что сейчас нахожусь в декретном отпуске.

Я вас поздравляю с рождением дочери. А что сделало вас более счастливой — олимпийская медаль или материнство?

Сейчас для меня жизнь поделилась на до и после, и это как раз можно сравнить с медалью — это две разные ее стороны, только обе хорошие. Мы сейчас наслаждаемся обществом друг друга, в кругу семьи, надеюсь, что это чувство гармонии и полного восхищения пришедшего материнства останется с нами как можно дольше. А еще после родов я считаю каждую маму героем, вот честно бы всем по олимпийской медали раздала, а уж у кого несколько детей — то за каждого.

Нелегко приходится?

Я привыкла к трудностям. Но на самом деле очень интересно: каждый день у нас квест: почему плачет или радуется, почему спит или бодрствует, почему ест или протестует.

Что этот спорт дал вам в жизни?

Все, что я имею в материальном плане, — это исключительно заслуга фехтования. Я начала зарабатывать деньги с шестнадцати лет и очень гордилась, что могла в чем-то помочь родителям. А в плане характера фехтование научило меня не сдаваться. Золотая медаль ведь далась очень непросто, я долго шла к ней. Сначала Пекин-2008, потом Лондон-2012, после которого я хотела заканчивать карьеру, но семья уговорила остаться. Спорт вообще очень дисциплинирует: если у тебя что-то не получилось сегодня, то завтра, если ты будешь работать, обязательно получится.


Все, что я имею в материальном плане, — это исключительно заслуга фехтования.

Когда вы впервые почувствовали себя сильной фехтовальщицей?

Наверное, я до сих пор не чувствую себя особенно сильной. Человек, который однажды решает, что он лучше всех, ровно в этот момент останавливается в своем развитии. Были моменты, когда я стояла на пьедестале, была счастлива, слушая наш гимн, но на следующий день все возвращалось на круги своя. Родственники и друзья пока не диагностировали звездную болезнь. (Смеется.)

Судя по инстаграму, вы скромный и счастливый человек.

Так и есть. В будущем я хочу больше времени уделять соцсетям, пропагандируя спорт в целом и фехтование в частности. Хотя в ближайшее время, скорее, буду рассказывать о том, как восстановиться после родов.

Ваш муж тоже спортсмен?

Да, он пловец. Мы с Сергеем учились в Училище олимпийского резерва № 1 на площади Мужества и уже больше десяти лет вместе.

Фехтование уважают все, но мало кто смотрит трансляции, а на турниры ходят, кажется, только те, кто сам к нему причастен.

Конечно, фехтованию очень не хватает зрителей. Но последняя Олимпиада дала хороший толчок к популярности. Во всех школах, где наша команда устраивала автограф-сессии, были жуткие аншлаги. А видели бы вы, сколько людей пришло встречать нашу делегацию: все три этажа Шереметьево были запружены болельщиками!

В детстве, когда я занимался фехтованием, у меня была книга, посвященная Виктору Кровопускову, четырехкратному олимпийскому чемпиону. Это был цветной фотоальбом, изданный огромным тиражом. Почему бы сейчас не выпускать что-то похожее?

Да, это было бы здорово. Кстати, мы хорошо знакомы с Виктором Алексеевичем. А чтобы увеличить популярность этого спорта, нужно сделать его более понятным для зрителей. Например, использовать новые технологии в трансляциях — замедленные видео с разбором сложных и красивых фехтовальных фраз. Мы были на турнире в небольшом французском городе. В зале сидело больше пяти тысяч зрителей! Спорт­смены эффектно появлялись на дорожках: приезжали на лимузинах, спускались на веревке из-под купола. Были даже фокусники. Понятно, что это интересно скорее детям, но и взрослые смотрят турнир уже в совершенно другом настроении. В перерывах комментатор объяснял нюансы приемов. Современное фехтование невероятно скоростное, и обычный человек иногда просто не в силах понять, что происходит на дорожке.

Бойцы по-прежнему срывают маски и умоляют судью засчитать удар?

Сейчас все гораздо жестче. За снятие маски легко могут дать желтую карточку. Передвижение на дорожке теперь тоже куда сильнее регламентировано: вышел из стойки (выпрямил ноги) — опять желтая карточка. Но, конечно, по-прежнему остались «неуставные отношения», когда тебя «случайно» бьют по ногам или гардой в маску на короткой дистанции. Раньше это сильно выводило из себя, но с опытом я научилась абстрагироваться от подобной тактики. Мне не свойственны психологические хитрости — я не завязываю шнурки по четыре раза за бой, не стараюсь вывести соперника из себя «грязными» ударами, хотя со мной иногда так поступали. Мне важно чувствовать нить боя, а если много общаться с судьей или соперником, это становится почти невозможно. В общем, это не мой стиль.

Если рассматривать нашу олимпийскую сборную как квартет мушкетеров, то какая роль досталась вам?

Арамиса, наверное, хотя я не столь меланхолична и пессимистична. Моя часть в команд­ной работе — обыграть соперника тактически. Все девочки в команде очень разные, и в этом наша сила.

У вас удивительная семья. Ваш брат Алексей неоднократный чемпион мира и Европы, бронзовый призер Олимпийских игр в Афинах 2004 года, трое его детей тоже фехтовальщики. Ваши родители заслуженные тренеры. А вы не думаете, что ваша спортивная карьера тоже плавно перетечет в тренерскую?

Никогда не говори никогда, но я пока не вижу себя тренером. Чтобы воспитать спортсмена уровня мастера спорта, нужно десять лет минимум, я уже не говорю про уровень мировых достижений. А просто работать, не имея таких амбиций, мне не хочется. Тренерская работа — это совершенно другой образ мыслей, и мне он пока недоступен. А сейчас я могла бы помочь уже взрослым спортсменам — передать свой опыт, помочь настроиться на соревнования, мотивировать.

А где в городе можно пофехтовать, если ты не профессиональный спортсмен?

Как раз после Олимпиады мы переехали со своим отделением в прекрасный зал «Метрополис» на площади Александра Невского, куда может прийти любой желающий. Я курирую этот проект и с удовольствием всех приглашаю. Это двенадцать дорожек, современная фехтовальная амуниция, отличные раздевалки, есть даже сауна — в фехтовальном Петербурге ничего подобного еще не было. После декретного отпуска я планирую появляться там достаточно часто, возможно, наберу детскую группу либо буду заниматься индивидуально.

МЕСТО СЪЕМКИ

Витебский вокзал
Загородный пр., 52

Витебский (бывший Царскосельский) вокзал был построен в 1900–1904 годах по проекту архитектора Станислава Бржозовского в стиле модерн. В бывшем ресторане для пассажиров I и II классов сохранился резной дубовый буфет-прилавок.

 Текст: Игорь Можейко

Фото: Ксения Поггенполь

Стиль: Виолетта Сорокина

Прическа: Иван Иванов (PARK by OSIPCHuK)

Благодарим Администрацию Витебского вокзала (ОАО «РЖД») за помощь в организации съемки


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме