Как Владимир Любомиров построил и спустил на воду точную копию петровского линкора «Полтава»

В этом году в День города в Петербурге спустили на воду точную копию первого крупного корабля Балтийского флота – в строительстве линкора «Полтава» принимал участие еще Петр I. Мы поговорили с руководителем этого проекта, девелопером и командором Яхт-клуба Санкт-Петербурга Владимиром Любомировым о том, как удалось создать новую городскую достопримечательность.

  • Пиджак Baldessarini, брюки Transit Uomo, шарф Bally, платок на руке Isaia (все — ДЛТ), сорочка Henderson (Henderson)

Давайте поговорим про «Полтаву». Это же невероятно крутой сюжет.

В мире такие проекты можно по пальцам одной руки пересчитать. Есть «Катти Сарк» в Лондоне, но он на берегу стоит, не ходит. Есть в Голландии, но там корабль не военный. Есть во Франции, но у него задача другая — собирать фриков и ходить с ними по морям. Есть наш фрегат «Штандарт» со своей судьбой скитальца. Исключительность «Полтавы» в том, что это новая достопримечательность Петербурга, которая построена с учетом всех требований Морского регистра. Иностранные специалисты подчеркивают, насколько системно с современной точки зрения были воспроизведены исторические технологии строительства. Это огромная работа, не на одну докторскую, потому что ни один вопрос не остался без ответа. Кроме архивных «раскопок» мы проводили археологические изыскания. Финский залив усеян обломками кораблей. Мы поднимали нужную часть со дна и смотрели, как она сделана. Материала накопилось столько, что мы начали даже книги выпускать: одна по истории, другая по технологии. И уже это достижение: фолианты встанут на полки и кто-то через сто лет возьмет их и построит еще один корабль, только ему будет сделать это гораздо проще и быстрее. И конечно, «Полтава» станет музеем, туда будут ходить люди. Только за прошлый год у нас на верфи побывало двадцать тысяч детей.

К вам и в «Ночь музеев» пришли тысячи людей.

И это хорошо. Лет десять назад, набирая в поисковике слово «яхта», первым делом ты получал «яхта Абрамовича», а главным героем парусного флота был Джек Воробей. Наш линкор поможет эти ассоциации полностью исключить, и первой реакцией на словосочетание «парусный корабль» будет «Полтава».

  • Плащ Lanvin (ДЛТ)

Для вас это был вызов?

Безусловно, и не только для меня. От каждого требовалась психологическая устойчивость, потому что никто, от рабочего до инженера, не знал, как это делать. Кроме кадров из известного фильма Александра Митты «Сказ о том, как царь Петр арапа женил», где Владимир Высоцкий в роли предка Пушкина Ганнибала бродит по верфи, на которой как раз и строят «Полтаву», никаких других визуальных представлений не было.

27 мая в День города вы спустили корабль на воду, а что дальше?

Рядом с парком 300-летия выделен участок для музея, проектная документация сейчас на экспертизе. Будет построен современный док, и корабль встанет туда. Городские власти это всецело поддерживают. Поэтому годик-два «Полтава» постоит в яхт-клубе под открытым небом, а потом займет свое место там. При этом она будет выполнять функцию линкора, участвовать в военно-морских парадах.,

 

 

А в «Алых парусах»?

Слишком большая. Это огромное судно, очень неповоротливое, по Неве его таскали при Петре I тогдашними гребными буксирами. Да и сам образ школьного праздника не предполагает 54-пушечного линейного корабля.

Я слышал, что идея строительства «Полтавы» принадлежит президенту «Газпрома» Алексею Миллеру, верно?

Это однозначно так. В июне 2012 года Алексей Борисович приезжал в яхт-клуб, чтобы наградить детишек — участников регаты «Оптимисты Северной столицы», которую поддерживает «Газпром». И после вручения спросил: «А вы знаете, какой сегодня день? 300 лет назад в Санкт-Петербурге впервые был спущен на воду русский линейный корабль». Вот тогда и прозвучало: «Хорошо бы „Полтаву“ построить заново. Сделать музей!» Обсудив, мы решили проработать такую возможность. Выяснилось, что до нас уже было построено достаточно много моделей «Полтавы». Поэтому мы сумели быстро этот проект упаковать. Серьезно строить начали в 2014 году — ни одна действующая верфь в стране за такой корабль не взялась бы, поэтому нам пришлось сначала возвести собственную.


Только за прошлый год у нас на верфи побывало двадцать тысяч детей

Сложно сегодня построить корабль из дерева?

Мы столкнулись с тем, что в сегодняшней России крайне трудно заготовить нужное количество подходящего леса. Потому что со времен Петра и Екатерины строевой дуб вырубался, не воспроизводился и оказался практически утерян. В отличие от Англии, Франции и Испании, где с XVI века учитывали каждый ствол и вместо одного срубленного сажали три-четыре новых — это был стратегический запас. Нам же флот нужен был немедленно, любой ценой. А в XX веке в места произрастания дуба пришли химкомбинаты, в итоге он вырос никуда не годный. Мы собирали его по всей России, ориентируясь на требования не столько к качеству, сколько к конфигурации. Тут ведь не всякий ствол подходит, нужны стволы большого диаметра, для перевозки которых нет соответствующей техники. Деревья тащили вручную, как в те времена. И весь набор корабля сделали из дуба, а вот обшивку палубы, например, из лиственницы — в Абакане она очень прочная и плотная.

Вы командор яхт-клуба. Почему выбрали для него Лахту?

Яхт-клуб — это не стоянка катеров. Это объединение людей по интересам. Кстати, яхт-клубы Нью-Йорка и Лондона находятся вообще в центре этих городов, очень далеко от яхт. Мне хотелось дать людям пристанище, возможность объединиться. Проект начался в 2007 году. До этого здесь была свалка металлолома. На регате в Зеленогорске ко мне подошел человек, его зовут Дмитрий Евгеньевич Лычев, и сказал: «Владимир Саныч, я давно думал, кому бы предложить это место. Я не хочу отдавать его под какой-нибудь ТЦ, но я уже не могу сдерживать натиск, мне нужен партнер». Я приехал посмотреть, и место мне сразу понравилось. Мы начали работать, а через пару лет к нам присоединился мой товарищ Виктор Лось. Мы объединили ресурсы, и в результате нам хватило денег, чтобы построить здесь гавань, отремонтировать здание, открыть школу на пятьдесят детей, количество которых потом увеличилось до ста. В 2012 году все начали обсуждать сделку по продаже пятна по соседству с нами, на котором в итоге вырос «Лахта-центр». Мы подписали тройственное соглашение, с городом и «Газпромом». Надо отметить, что город выполняет свои обязательства в лучшем виде. Чиновники уже привыкли, что наши регаты в августе около Петропавловской крепости не менее важны, чем традиционные городские мероприятия.

  • Линкор «Полтава»

Что здесь будет?

Гавань станет в два раза больше и технологичнее, оденется в гранит. В Балтийском море она будет одной из крупнейших, а в России — самой большой и современной. Символично, что строительство начинается в юбилейный год, потому что ровно 300 лет назад, в апреле 1718-го, Петр I открыл первый в России яхт-клуб. Ирландцы создали свой шестью годами позже, но в мире все знают про них, а не про нас. Сейчас мы издаем книгу, где эта история будет описана. На русском она уже вышла, переводим на английский. Я лично подарю ее минимум 100–150 клубам, президентов которых знаю.

Боретесь за первенство среди яхт-клубов мира?

Бороться не надо, это исторический факт. Просто должна быть историческая справедливость. Русская яхтенная культура очень давняя. Нам есть чем гордиться, и есть большая база для будущих дел.

Вы и детский спорт развиваете, открыли Академию парусного спорта.

В Ленинграде парусным спортом занимались около двух тысяч детей. В Петербурге, когда мы начинали, их было всего около двухсот. Наша цель — вернуться хотя бы к советской отметке. По плану, к моменту, когда тут все будет построено, школа будет обучать 1200–1300 детей. Сегодня их уже 500. «Оптимисты» — это общепринятое в мире название первого класса для будущих яхтсменов. Поэтому мы придумали проект «Оптимисты Северной столицы» для самых маленьких деток, они как горох по морю рассыпаются.

С какого возраста у вас занимаются?

Традиционно с семи. Но у нас дети и в четыре года садятся на яхты, сначала учатся пользоваться веревкой и рулем в большом надувном бассейне, это не страшно. И после месяца занятий они идут на большую воду, в гавань. Все это совершенно бесплатно. Родители делают пожертвования, но только потому, что у нас не хватает тренеров — приходится нанимать дополнительных.


Наши регаты в августе около Петропавловской крепости не менее важны, чем традиционные городские мероприятия

Что это за дети?

И владельцы самых последних моделей айфонов, и приходящие пешком из районных школ. Главный принцип школы: на соревнования едет тот, кто победил, а не тот, кого родители могут отправить. Совместно с Федерацией парусного спорта России мы бесплатно возим детей в «Артек», где они тренируются. У нас есть лагеря на Мальте, благодаря «Газпрому», там проходит одна из самых известных регат в классе «Оптимист».

Есть ведь и студенческий проект.

У нас есть легендарная шхуна «Надежда» — в Голландии и Германии она еще под другим именем принадлежала людям, которые внесли большой вклад в историю мореплавания, а после Второй мировой войны сменила название и оказалась в Ленинграде. Шхуна стала служить учебным судном для нахимовцев, впоследствии была передана профсоюзам, и двадцать лет на ней ходили студенты. В свободное от этих походов время она появлялась на «Алых парусах», еще в 1970-е. Проработав столько лет, корабль погибал. Мы его полностью восстановили, и вот уже два года он является флагманом проекта «Надежда морей», на котором занимаются студенты не морских вузов.

Чем именно парусный спорт привлек вас в свое время?

Я им занимался еще в детстве — первый поход совершил на плоту с парусом. В студенчестве увлекся виндсерфингом. В нулевые в России образовался круг людей, которые получали удовольствие не только от круизов на яхтах, но еще и от участия в социально-спортивной политике, назовем это так. Та благодарность, которую я вижу в глазах детей и родителей, не сравнима ни с чем. Уникальное стечение обстоятельств позволило мне еще и профессиональные задачи девелопера реализовывать: я выбрал себе стезю строительства портов для яхт. Теперь есть задача большой порт возвести, который будет способен принять Олимпийские игры. Это хорошо.


Владимир Любомиров организовал в Петербурге самую большую в Европе Академию парусного спорта, в которой обучаются более 500 детей, впервые в истории города провел крупнейшие международные регаты: Extreme Sailing Series, Red Bull Foiling Generation, World Match Racing Tour.
В апреле командор Яхт-клуба Санкт-Петербурга отметил 300-летие основанного Петром I первого яхт-клуба в мире — петербургского «Невского флота».
27 мая, в день рождения Петербурга, он спустил на воду точную копию первого линейного корабля Балтийского флота «Полтава», который был построен на верфи на территории яхт-клуба.

МЕСТО СЪЕМКИ

Ростральные колонны

Стрелка Васильевского острова

Ростральные колонны на стрелке Васильевского острова вплоть до 1885 года использовались как маяки: в чашах на верхних площадках поджигали конопляное масло или смолу (при этом раскаленные брызги часто долетали до прохожих). В 1896 году туда подвели электричество, но расходы были слишком велики. С 1957 года к чашам проведен газ.

Благодарим ГРО «ПетербургГаз» и лично Генерального директора К. В. Лобко, а также сеть спортивных клубов Fitness House за помощь в организации съемки

текст: Федор Погорелов

фото: Алексей Сорпов, Михаил Созонов 

стиль: Эльмира Тулебаева

     

«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2018»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

Nespresso

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также