«За каждой декорацией скрыты аппараты власти», – Павленский рассказал, почему поджег Банк Франции

Российский коллекционер, галерист и публицист Марат Гельман опубликовал в своем Facebook письмо Петра Павленского из французской тюрьмы.

Напомним, в октябре 2017 Павленский поджег Банк Франции, за что его и задержала французская полиция. Как отметила активиста Сара Константен, очередная акция художника призывала «разжечь огонь революции по всему миру», начиная с Франции.

  • © AP Photo, Capucine Henry

«Собака.ru» приводит ниже письмо художника-акциониста:

«Марат, привет!
Получил в декабре от тебя письмо. Благодарю за хорошие новости. Позицию по возможной поддержке я уже передал тебе через XXX, но на всякий случай продублирую. Здесь не должны быть задействованы органы власти. Никакие. Никакой поддержки от властных структур. Минкульт, например, это орган власти. В остальном как ты знаешь, людям я рад всегда. Что касается развёрнутого комментария, то не совсем ясно, что там ещё комментировать? Вместе с событием был опубликован текст, в котором я все сказал. Правда, я не знаю был ли он опубликован полностью. В изоляцию попадают лишь обрывки от информации. Да и то часто противоречивые. Поэтому, чтобы недоразумений не возникало пару слов я все же напишу. То что происходит на площади Бастилии — это пример жестокого, ничем не прикрытого глумления власти над обществом. Известный всем факт истории: в 1871 году Банк Франции предал освобождённый коммунарами Париж и тайно спонсировал вооружённые отряды Версаля. 7 миллионов данных в заём коммунарам против 315 миллионов тайно переправленных в Версаль. Для Парижа эта разница стала приговором. Используя это финансирование, солдаты смогли подготовиться и взяли Париж штурмом. Они оккупировали город и начали планомерное истребление его жителей. Очевидно, что после этих событий Банк Франции стал одним из основных символов оккупации Парижа и истребления его жителей. Восставшие парижане разрушали Бастилию как символ абсолютной монархии – тюрьмы народов. Версальские гости не оставили это без внимания. Абсолютную монархию было уже не восстановить, но и на стремлении к преобразованиям поставили жирную точку. Это был триумф старого порядка. И вот сегодня мы все являемся свидетелями чудовищного исторического парадокса. Место Бастилии занял Банк Франции. Сам факт этой замены символизирует полный разгром и поражение революционных начал. А ведь практически на протяжении 100 лет Франция сама была символом революции для всего мира. Им она стала как раз со времени разрушения Бастилии. Помимо всего, Банк — это очаг денежной власти. Деньги это акт купли-продажи. Это господство идеологии рынка. ФСБ попыталось свести событие «Угрозы» до акта купли—продажи. Так что с этой идеологией у меня давние счёты. И конечно, эта идеология не столь безобидна, как нам про это рассказывают. Под властью этой идеологии Париж из города стоявшего в политическом авангарде превратился в кладбище для туристического досуга. Может возникнуть вопрос: имеет ли все это какое—то к России? Безусловно, имеет. В самых значительных политических преобразованиях Россия ориентировалась на Францию. В 1917 году, вдохновлённая 100 – летней французской революцией Россия начала своё освобождение из под власти самодержцев. Это освобождение было подавлено большевиками, а потом и вовсе обернулось контрреволюцией Сталина. Но и сегодня для России остаётся условный ряд стран, которые она определяет как авторитетные. Это США, Англия, Франция. Официально правительство может создавать видимость противоборства, но масса видит в них пример успеха. А кто же не желает жить в успехе? И само правительство относится точно так же. Чтобы это понять достаточно посмотреть где учатся и живут дети обладателей власти. Это коллективный инстинкт и вряд ли с этим можно что-то сделать. И пока эти страны вновь в политическом авангарде — никакой революции в России не будет. Только революционный пример авторитетных для России стран может сдвинуть ситуацию с мертвой точки.
По поводу суда. Все оказалось предельно мрачно. В Париже повсеместно практикуется скрытое правосудие. Решение о лишение человека свободы принимается и оглашается за закрытыми дверьми.
Отчасти это напоминает суды тройки в былые времена в российской истории. Но Россия это преодолела. Франция не хочет. По крайней мере Париж, про другие города я не знаю. У большинства людей после этого решения рушатся жизни.

Они теряют работы. Распадаются семьи.
Если дом был взят в кредит, человек теряет дом.
Я говорю про обычных людей, но ни для кого не секрет, что 80% всех заключённых это и есть самые обычные люди. Почему полиция отбирает у подсудимого ремень и шнурки?

Потому что слишком велик риск, что после оглашения судебного решения человек покончит жизнь самоубийством. И это решение принимается за закрытыми дверьми.
Никто: ни друзья, ни семья, ни один человек не может прийти и поддержать. И никто не может увидеть глаза бюрократа упивающегося судебной властью. Те глаза, про которые Маяковский писал:
«Глаза у судьи — пара жестянок
Мерцает в полной яме»

Никто не сможет увидеть и плюнуть в эти глаза. Сегодня мы все должны принять важное решение. Принцип гласности – это для всего мира или нет? И я если нет, то почему.

И последнее. Злорадство российских медиа это глупость полная. Я всегда говорил, что аппараты власти есть в любой стране. Эти аппараты скрыты за декорацией всеобщего благополучия, или декорацией всеобщего равенства, или декорацией всеобщей свободы. Да в принципе и неважно как эта декорация будет называться. Этих названий модно найти сотню. Главное, это ее функция – скрывать, украшать и создавать видимость.

А поскольку я художник и мой материал – это механика власти, то очевидно, что столкновение с ее аппаратами и инструментами попросту неизбежно. Безусловно, все было по-другому, если бы я занимался декоративным искусством. Или на худой конец искусством о политике.

Но чего нет, того нет.

Тюрьма, словно чёрный спутник следует за каждым кто выбирает путь художника и политическое искусство. Иногда она настигает.

Но это уже вопрос сложного переплетения обстоятельств. Поэтому всякое злорадство – это глупость. Дело не в том, что где-то декорация лучше, а где-то декорация хуже.

Все дело в том, что за каждой декорацией скрыты аппараты власти. Ее механика это контроль, подавление и распределение человеческого ресурса.

В принципе аппараты – это всего лишь машины. Бюрократ в них выполняет роль проводника. Его функция строго унифицирована в соответсвии с регламентом.

Вот, в принципе и все. Всем привет! Если будут новости – пиши.

17.12.2017
С уважением, Петр»

  • Facebook: Марат Гельман

  • Facebook: Марат Гельман

  • Facebook: Марат Гельман

В январе 2017 Павленский и его соратница Оксана Шалыгина с двумя детьми эмигрировали из России и попросили политического убежища во Франции, в мае прошение было удовлетворено.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram — подборка главных новостей за день.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров