«Природа ошибается»: хирург, который провел сотню операций по смене пола в России

Хирург Максим Усунгван из Петербурга, специализирующийся на операциях по коррекции пола, рассказал, кто решается сменить гендер и сколько это стоит, почему хирургам проще и выгоднее сделать коррекцию груди и за что его осуждают окружающие.

  • Кадр из фильма «Кожа, в которой я живу»

Образование

Я окончил медицинский университет им. Мечникова со специализацией — общая хирургия, онкология и пластическая хирургия. Три года назад я начал заниматься проблематикой пациентов с нарушением гендерной идентификации. Вообще, в России нет никакой обучающей программы в этой отрасли, зато есть наставники и учителя, которые передают свои знания. Например, Красножон Дмитрий Андреевич — один из немногих хирургов Петербурга, который выполняет операции по коррекции пола. Он и обучал меня. Сейчас в городе знаю троих врачей, включая меня, кто занимается этой темой.

Какие операции бывают

Еще каких-то лет 90 назад коррекцию пола считали ересью и «лечили» электрошоковой терапией. Сейчас это не человеческая прихоть, а официальное заболевание, занесенное в Международную классификацию болезней.

Есть два основных вида коррекции пола: FtM (трансмужчины) и MtF (трансженщины) — из женщины в мужчину и из мужчины в женщину соответственно. Хирургическая коррекция пола включает множество операций, и пациенты не всегда прибегают ко всем. Есть несколько этапов, главный из которых — получить заключение психиатрической комиссии о заболевании. Заключений нужно два: человек должен быть психически здоров, но иметь транссексуализм — только на этом основании проводится операция.


«В России нет никакой обучающей программы для хирургов в отрасли коррекции пола»

Кто хочет сменить пол

Если вы проснулись однажды утром и решили сменить пол, никто не согласится вас оперировать. Трансгендеры родились с другим мироощущением: чаще всего на первом приеме пациент говорит: «Я думал, что сошел с ума». У такой группы людей очень высокий процент суицидов — порядка 30. Они не могут примирить собственное «я» с внешним видом, у них нарушена половая идентификация. Они рождены такими, и никто не в праве их за это осуждать. Похоже, природа может ошибиться.

Куда обращаться

Как правило, такие люди либо лезут в интернет, либо идут к психиатру — сами или по совету родственников. На основании комиссии, о которой я уже рассказывал, выдается заключение о том, что у человека транссексуализм и показана хирургическая коррекция пола. Только после этого можно обращаться к хирургу.

Гормональная терапия — вещь очень условная, на нее не обязательно получать разрешения. Лекарства есть в широком доступе, и многие начинают принимать их самостоятельно. Но надо понимать, что это процесс постоянный. Кроме того, лекарства сильно влияют на психоэмоциональный фон. Если по какой-то причине прекратить прием медикаментов, наступает депрессия. Почему редко, но все же бывают случаи, когда пациент после одной коррекции пола «передумывает» и снова ложится под нож — гормоны. На моей практике таких случаев не было, но у коллег в Петербурге случалось.

  • Кадр из фильма «Кожа, в которой я живу»

Как происходит операция

Если речь о коррекции пола из женщины в мужчину, то это удаление молочных желез — для паспортной смены пола этого достаточно. Также удаляют яичники — органы, которые вырабатывают гормоны и олицетворяют женственность. Формирование мужских половых органов у женщин проводят крайне редко. Во-первых — скажем прямо — эрекции после такой операции точно не будет, это скорее внешний атрибут. Во-вторых, это очень тяжелая, объемная и весьма дорогостоящая операция.

Мужчина при переходе в женщину чаще всего устанавливает импланты груди и принимает гормонотерапию. Коррекция мужских половых органов в женские проводится из тканей кишки, но, повторюсь, хирургически это сложно, подобные операции оставляют отпечаток на здоровье. Фалопротезирование хоть и дает некоторую функциональность, но делается, как правило, для собственной идентификации.

Сколько это стоит

Коррекция половых органов — не менее 500 тысяч рублей, если речь идет о России. Если проходить все этапы, то финальная стоимость составит 1,5-2 млн рублей. Гормоны стоят не так дорого — в пределах 5-7 тысяч рублей в месяц. Так или иначе, это затраты, а, например, в Германии операции делают бесплатно — как по страховому полису ОМС. У нас такое невозможно, сейчас к трансгендерам вообще жестокое отношение: раньше, например, паспортная смена пола проходила в ЗАГСе, теперь — только в судебном порядке. Судьи такие же люди, которые смотрят телевизор — теперь представьте, с чем приходится сталкиваться пациентам, когда они подают заявления.

Почему так мало хирургов этого профиля

Операция довольно дорогостоящая, а пациенты чаще всего социально не адаптированные, с низким уровнем достатка. Да и не все доктора берутся — слишком много хлопот. Объясню на примере: хирургу проще сделать операцию по увеличению груди за час и получить гонорар в 3 раза больше, чем провести коррекцию половых органов, где выше риски осложнений.


«Я не скрываю, кем работаю —  95% моего окружения этого не понимает, некоторые осуждают»

Ответственность перед пациентами

Часто спрашивают, ощущаю ли я ответственность за то, что провожу такие операции — мол, это же коренным образом меняет жизнь человека. Но я должен отталкиваться не от эмоций, а от данных комиссии, что такая операция показана. Когда, скажем, пациент попадает с диагнозом «аппендицит» в больницу, врач же не думает, повлечет ли удаление аппендикса смену его жизненного уклада или нет.

Отношение друзей и близких к работе

Я не скрываю, чем именно занимаюсь, однако 95% моего окружения этого не понимает, некоторые даже осуждают. Они не знают, каково это — родиться не с тем полом и жить в чужом теле. Думаю, что и не поймут. Откровенно говоря, я и сам не знаю, каково это.

Осуждение чувствую постоянно — посмотрите, какой у нас уровень толерантности в обществе. Но мои пациенты — не гомосексуалы, которые хотят жить в однополых отношениях. Я занимаюсь именно больными людьми, которым показана эта операция.

  • Кадр из фильма «Трансамерика»

Кто пациенты

Приезжают разные люди со всей России: от творческих личностей и успешных и состоявшихся в бизнесе до социально неадаптированных. Одному пациенту сейчас 45 лет, и последние 15 он поэтапно идет к своей цели смены пола: получил психиатрическое заключение, прошел эндокринную терапию, выполнил операцию по ампутации молочных желез, затем яичников, следом сменил паспорт. Сейчас у него следующий этап — коррекция половых органов. За все эти годы у него не очень удачно складывалась судьба, и на одном из последних приемов я спросил, уверен ли он, что хочет сделать эту сложную операцию. Пациент ответил, что идет к этому всю жизнь и иначе не сможет. Я часто слышу в адрес своих пациентов, мол, «пусть они лучше сбросят с крыши, будет на одного урода меньше». Не знаю, насколько это гуманно и по-человечески делать такие заявления. Когда есть возможность помочь человеку — я буду помогать.

Как складывается судьба пациентов после операции

Пациенты из мегаполисов, чаще всего, после операции находят себя в этом мире: работа, друзья, поддержка. В маленьких городах — у меня были пациенты, которые приезжали даже из сел — их считают прокаженными. Помню одного парня из Приморского края, он жил в небольшом поселке с населением в пять тысяч человек, работал почтальоном. Пришел на прием и говорит, что уже год ни с кем не разговаривал, общество полностью отвернулось от него: родители выгнали из дома, а соседские дети кидали в него камни, получая одобрение со стороны старших. Он жил один в затворничестве, копил деньги и в итоге прошел операцию, добился паспортной смены пола и осуществил свою мечту. Он вернулся обратно в свой поселок, не знаю, как теперь сложилась его жизнь.

Текст: Михаил Стацюк

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также