Как Лев Клейн прошел через войну, тюрьму и лишение ученой степени и основал Европейский университет

7 ноября скончался Лев Клейн — советский и российский историк и филолог, один из основателей теоретической археологии и Европейского университета. Он прожил насыщенную, но сложную жизнь: из-за несоответствия его научных взглядов «линии партии» долгие годы он не мог работать в университетах, его лишили ученой степени и даже посадили в тюрьму. Вопреки этому, Клейн смог сделать блестящую карьеру и дожить до 92 лет. «Собака.ru» рассказывает историю ученого, оказавшего огромное влияние на Петербург и мировую науку.

Детство и студенчество

Лев Клейн родился в Витебске в 1927 году в семье медиков. Его родители – евреи, но сам он всегда называл себя «русским еврейского происхождения»: «За свою долгую жизнь я приобрел некоторую известность в мире, так вот, везде меня называют русским ученым, и это верно». В 16-летнем возрасте ушел на фронт вольнонаемным, прослужил полгода и вернулся с контузией глаз. Поступил в университет в Гродно на факультет языка и литературы, но через два года был вынужден покинуть его, так как выступил на конференции против первого секретаря горкома партии. Клейн перевелся в Ленинградский университет, где учился сразу на двух факультетах – филологическом и историческом, впрочем, окончил только последний.

Будучи студентом, он выступил в Академии наук с докладом-критикой учения о языке академика Марра, которое пользовалось господдержкой (сейчас признано псевдонаукой). Один из академиков прокомментировал работу так: «Этим докладом вы себе отрезали путь в аспирантуру». Клейна собирались исключить из комсомола, но примерно в это же время против идей Марра неожиданно высказался Сталин. После выпуска места на кафедрах университетов для него не нашлось, и он работал сначала в экспедиции, потом – школьным учителем в поселке Волосово Ленинградской области и Ленинграде. Поступил в аспирантуру на кафедру археологии ЛГУ, когда ему было 30 лет.

  • Студенческие фотографии Льва Клейна

Вклад

1960-е ученый сформулировал основные положения современной норманнской концепции, ставшей сегодня научным стандартом, хотя это прямо противоречило господствовавшей тогда патриотичной идеологической доктрине о славянском происхождении Рюрика и варягов. Он был уверен: «Огромная доля успехов русского народа, залог его роста и величия состояли всегда в его исключительной пластичности и терпимости. Это позволяло ему впитывать в себя, использовать и перерабатывать не только многие культурные вклады других народов, но и сами эти народы. Не подлежит никакому сомнению, что варяги, сыгравшие выдающуюся роль в сложении русской государствености и давшие русскому народу его имя (Русь), были норманнами, скандинавами. Все русские князья IX-X вв. были норманнами, носили шведские и датские имена, а уже через три поколения они ославянились».

Клейн стал одним из основателей теоретической археологии в России, также он занимался памятниками неолита и бронзового века, славяно-русской археологией, классической филологией и антропологией. Про широту своих интересов он говорил: «Это для внешнего наблюдателя мои интересы крайне разнообразны, а для меня самого между разными этими темами есть очень прочная внутренняя связь. Скажем, мои филологические занятия Гомером и Троей были тесно связаны с моей археологической заинтересованностью бронзовым веком и раскопками Трои».

Уголовное дело

В 1981 году Клейн, преподававший тогда в ЛГУ, был арестован по обвинению в мужеложстве. Его приговорили к трем годам тюрьмы, но после срок был уменьшен до полутора лет. Он был лишен ученой степени кандидата наук и звания доцента.

Клейн был уверен, что дело является политическим и связано с его научной деятельностью. Ранее большие опасения у его окружения вызывали частые публикации ученого за рубежом. 

На вопросы об ориентации отвечал так: «Никакого «каминг-аута» не было. Я никогда и нигде не объявлял себя в печати гомосексуалом, как никогда (даже в суде) не отвергал этой возможности. Я отвергаю другое — право государства и общества вмешиваться в интимную жизнь гражданина, если он не нарушает закон».

Изучение гомосексуальности

Столкнувшись с обвинением в гомосексуальности, Клейн заинтересовался этим вопросом и начал его исследовать. Он рассматривал гомосексуальность с позиций антрополога как девиантное поведение, выступал за ее декриминализацию и демедикализацию, выпустил две книги об этом «Другая любовь» и «Другая сторона светила». Для «Собака.ru» в 2013 году он выделил и опроверг главных мифов о геях.

Возвращение в науку

После освобождения Клейн долгое время не мог найти работу, его редкие публикации начали выходить в годы перестройки. Повторно защитить диссертацию он смог только после развала СССР – Клейн получил докторскую степень без предварительной защиты кандидатской. Он преподавал не только в России, но и в США, Германии, Австрии, Великобритании, Дании, Словении.

Основание Европейского университета

Клейн был уверен, что стране нужен вуз нового типа и для потребностей нового времени. Об идее он говорил: «В конце 1980-х годов (помнится, это был 1987 год) я прочел в газетах сообщение о том, что в Москве создается Американский университет (он начал действовать позже, в 1990), и подумал, что идея интересная. Ведь она позволяет пресечь «отток мозгов» и привлечь иностранных инвесторов для того, чтобы поднять до мирового уровня отстающие отрасли науки и обучения. Особенно те отрасли, которые были запрещены в советское время (генетика, кибернетика, социология, сексология и др.) или сильно искажены советскими идеологическими догмами, изоляцией и политической фальсификацией (история, литературоведение, искусствоведение и проч.). Но коль скоро американские фонды уже использованы москвичами, остается опереться на европейскую помощь. <…> А Петербург ведь ― «окно в Европу». Вот я и решил попытаться организовать в нашем городе Европейский университет. В Москве ― Американский, у нас ― Европейский». ЕУ был основан в 1994 году при поддержке Анатолия Собчака, президента петербургского отделения РАН Бориса Фирсова и ученых города.

Клейн уже не работал в университете, когда его лишали лицензии, но внимательно следил за ситуацией. Он был уверен: «Ученые университета, особенно социологического факультета, принялись за научные проекты, совершенно неугодные кремлевским властям. За объективное изучение системы госуправления и действия нашей выборной системы, видимо, и решено было этот независимый университет под любым предлогом прикрыть. Что это говорит о состоянии российского общества, можете сформулировать сами».

Болезнь и мемуары

В 2005 году издатель и историк Сергей Эрлих уговорил Клейна написать мемуары. Ученый составил их из писем, диалогов, интервью и документов, которые педантично собирал всю жизнь – книгу назвал «Трудно быть Клейном».

Причина смерти Льва Клейна пока не известна, но еще в 2006 году он писал: «Мне около 80 лет, у меня рак с метастазами в позвоночник, и я хорошо понимаю, что жить мне осталось недолго. Я пока не чувствую сильных болей, сравнительно молодо выгляжу, быстро хожу, ясно мыслю, читаю лекции по своей профессии, но знаю, что это не может долго продолжаться. Врачи делают все возможное, чтобы замедлить процесс, но это все, что они могут сделать». Вопреки диагнозу, он дожил до 92 лет, успев написать 40 книг.


Александр Эткинд

Историк, литературовед

«Умер выдающийся ученый, Лев Самойлович Клейн – среди прочего, автор лучшего аналитического описания советского лагеря (книга «Перевернутый мир» – прим. ред.). Я хорошо знал его, он дружил с моим отчимом, М. С. Каганом и когда-то поддерживал мои первые научные увлечения. Его мемуары, «Трудно быть Клейном», восхитительны, как и плодовитость его поздних лет. Он был необычным человеком – смелым, резким, с пронзительным умом и голосом. Мы еще недавно переписывались... Может быть, самый несоветский человек из всех, кого я знал в моей советской юности».

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты