Алексей Мишин

Отпраздновав семидесятилетие, тренер по фигурному катанию продолжает разрабатывать уникальную систему прыжков и воспитывать молодых чемпионов.

Как вы оказались в Ленинграде? Мои родители были преподавателями. Мама вела русский язык и литературу в военно-морских вузах, но была очень универсальной женщиной: могла сделать ремонт, написать юридически грамотный документ, вкусно стряпала, шила, вязала. Работоспособность, активное отношение к жизни и стремление к новому я взял от нее. Отец читал теоретическую механику и математику будущим военным от Соловков до Тбилиси. Из Грузии его перевели в Ленинград, в Военноморское училище имени Фрунзе. Здесь я пошел во второй класс. Тогда я говорил с ярким грузинским акцентом, но ребята в нашем дворе не разбирались в фонетических тонкостях и упорно дразнили меня «армяшкой».

И ничто не предвещало, что вы станете фигуристом? В детстве я не сидел на месте, все время лазил по каким-то сараям. Однажды сестра Люда подарила мне коньки-снегурки с загнутым носком. Я их привязывал веревками к валенкам и выходил к Витебскому вокзалу. Там мы с ребятами ждали, когда грузовик с Загородного проспекта повернет на Рузовскую улицу, которую не чистили, цеплялись за кузов крючком с веревкой по три-четыре человека и делали гигантские шаги за машиной. Чтобы отвадить меня от этого пристрастия, отец решил сделать хобби подконтрольным. Фигурное катание тогда было сосредоточено вокруг клумбы в Аничковом дворце. Отцу понравилось, что там много родителей и дети под присмотром. Несмотря на то что мне было уже пятнадцать и меня вообще не хотели брать, я очень быстро догнал сверстников и стал одним из сильнейших.

Вы разработали собственную систему подготовки к многооборотным прыжкам. В чем ее принцип? Отец вооружил меня тезисом, что движения живых и неживых тел подчиняются одним и тем же физическим законам. Для меня эта жила оказалась золотой: свой тренировочный комплекс я создал на математических и механических основах теории вращения. Я смотрю на слабое звено в движениях фигуриста, включенных в прыжок, и под эту ошибку подбираю упражнения. Так, шаг за шагом, мы собираем прыжок, а потом отрабатываем все вместе. Принципиальное отличие этой системы от общепринятой в том, что мы не повторяем одно и то же упражнение, пока не начнет получаться, а разбираем прыжок на составляющие.

Расскажите о своих тренерских принципах. Я считаю, эффективность работы тренера наиболее высока в условиях коллектива и острой конкуренции. Наличие на одном льду моих учеников Евгения Плющенко, которого я тренирую с 1993 года, и Артура Гачинского — это замечательное сочетание мощного опыта с молодежным задором. В итоге растут оба! Обычно как происходит: тренер видит способного ученика и впивается в него. Но тот, кто катается лучше в двенадцать лет, необязательно будет лучшим в шестнадцать, и наоборот. Поэтому выбрать фаворита и работать только с ним — не мой путь. Оптимальным я считаю сочетание индивидуального и группового уроков.

В свои семнадцать лет Гачинский взял серебряную медаль чемпионата России — 2011. Когда вы начали с ним работать? Я тренирую Артура с девяти лет. Сначала он был маленький, занятный, что не мешало ему занимать призовые места на юношеских этапах Гран-при. Потом у него наступил период взросления, буквально за полгода он превратился из мальчика в юношу, и этот резкий скачок отразился на уровне катания. Сейчас Артур обретает силу и выносливость, которые соответствуют его теперешним антропометрическим данным. Результат выступлений в этом сезоне, несмотря на то что чемпионат мира еще не завершился, я считаю позитивным. Гачинский выиграл два серьезных турнира — в Ницце и в Финляндии. Завоевал бронзовую медаль в короткой программе на чемпионате Европы, где был одним из самых молодых участников. Уже в следующем году он покажет четверные прыжки и будет представлять серьезную опасность для любого соперника.

Чемпион — это национальный гений или интернациональный продукт? Сейчас любой национальный вид спорта интегрирован в международные движения. Скажем, моей ученице Лизе Туктамышевой, сиди она в городе Глазове, невозможно было бы стать чемпионкой мира. А так она уже везде была, всех видела, и все видели ее. В этом нам помогает фонд поддержки олимпийцев, созданный меценатом Михаилом Кузнецовым. Это один из немногих людей, которые бескорыстно поддерживают спорт. Он сам бывший спортсмен, поэтому прекрасно понимает наши сложности, всегда старается помочь, болеет за ребят.

Психологическая поддержка молодым спортсменам необходима? У меня есть сравнение. Если семья пришла к психологу, значит, что-то в семье не так. Если талантливого ребенка правильно обучать, то надобности в психологах обычно не возникает.

Вы говорили, что скоро представите Плющенко в новом свете. Это будет абсолютно другой образ и характер музыкального сопровождения. Всех секретов раскрыть не могу, но такого Плющенко вы еще не видели. Изменится все, кроме самого спортсмена и его таланта.

а еще важно знать, что Алексей Мишин окончил факультет автоматики и вычислительной техники Ленинградского электротехнического института. С 1967 года как фигурист выступал в паре с Тамарой Москвиной, в 1969 году стал чемпионом СССР в парном катании. Профессор Мишин заведует кафедрой конькобежного спорта и фигурного катания в Академии физкультуры имени П. Ф. Лесгафта. Автор учебника по фигурному катанию для вузов.

ИНТЕРВЬЮ: ИЛЬЯ ПАНОВ. ФОТО: ВИТАЛИЙ КОЛИКОВ


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме