Алла Манилова

Ее считают одним из самых влиятельных чиновников города и перспективным политиком федерального масштаба. Недавно она стала председателем совета директоров новостной телекомпании «Санкт-Петербург», которая с октября начинает свое вещание.

Почему в свое время вы решили пойти на факультет журнали-
стики ЛГУ?

Я училась в середине 1970-х в классе с углубленным изучением математики и после школы предполагала пойти на матмех в ЛГУ. Но в девятом классе случилось вот что. Обком партии решил в таких школах, как наша, тоже ввести дни профессионального образования. Так я овладела профессией мотальщицы, получив третий, высший разряд. Станок шириной
пятьдесят метров, нить все время рвется, нужно мгновенно делать узелки и рассчитывать траекторию бега, чтобы выдать на-гора как можно больше продукции. Просчитывать алго-
ритм бега помогало математическое образование. Однажды в нашу школу пришла журналистка из «Ленинградской правды», чтобы написать о том, как прекрасно проходит
обучение рабочим профессиям в математической школе. Журналистку направили ко мне, и она попросила меня сделать материал. Так вышла моя первая публикация. Потом я написала очерк на эту же тему для «Комсомолки». Его напечатали с моей фотографией и адресом школы, после чего на мое имя стали приходить огромные холщовые мешки с треугольниками солдатских писем. Я стала попу- лярной среди солдат и матросов. У меня завязалась переписка с пограничником из Узбекистана. Однажды он написал: «Мне надо
идти Родину защищать, а ты спи спокойно, моя любимая». На этой тревожной эмоциональной ноте я переписку закончила, а мама уговорила меня пойти на факультет журналистики. Тогда существовал циркуляр обкома принимать только тех, кто имеет рабоче-крестьянский стаж, но я поступила.

Какие события были ключевыми в вашей жизни?

Первое – спонтанный, интуитивный выбор факультета журналистики. Второе – рождение дочери. И третье – это, конечно же, приглашение на работу в Смольный, которое я получила в 2003 году от Валентины Ивановны Матвиенко.

Вы легко решились сменить четвертую власть на первую?

Ни в каком сне мне не снилось, что я буду работать во власти. Мне казалось, что каждый проходящий мимо в этих длинных чиновничьих коридорах будет ставить подножку. Но у меня быстро установились здоровые, конструктивные отношения со всеми коллегами. У нас в правительстве в целом такая неформальная товарищеская и даже дружеская среда. Ее создала Валентина Ивановна, которая не мыслит себя без команды. Во взглядах на власть слишком много химер, шаблонов и подозрительности.

Как изменилась ваша жизнь с переходом в Смольный?

Она стала аскетичной. Мой рабочий день может длиться и пятнадцать, и шестнадцать часов. У нас нет чаепитий, перерывов на обед. Совещания, рабочие встречи, одни люди вы-
ходят из кабинета, другие сразу заходят. Я переключаюсь с образования на культуру, с проблем науки – на СМИ, со СМИ – на детские лагеря, с Антонио Бандераса, гостя Санкт-
Петербургского международного кинофорума, – на проблему очередей в детские сады.

Ловите ли вы себя порой на ощущении, что вам не хватает
журналистского адреналина?

Адреналин, который я получаю здесь, ни с чем не сравнится. Скажем правду: в журналистике, за редким исключением, нет таких рисков и такой ответственности за собственные решения.

Вы рассматриваете возможность вернуться после политики
в журналистику?

С любовью и уважением отношусь к журналистике, это моя профессия. До сих пор ловлю себя на оговорке: «Встречаемся завтра в десять в редакции». Но это не значит, что я когда-
либо буду искать себе рабочее место в структурах СМИ. Прошлое прекрасно, но это прошлое.

Насколько суров дресс-код чиновников?

При моем длинном рабочем дне я предпочитаю брючные костюмы. Ведь юбка требует постоянно следить, нет ли стрелки на колготках и позволяет ли ее покрой занять удобную позу при разговоре. Юбка – это определенный ограничитель, в том
числе и быстрого шага по длинным коридорам. Но если я принимаю участие в статусном мероприятии, то сама приду в костюме с юбкой, хотя и не люблю этого, честно скажу. Где-то раз в полгода Валентина Ивановна настойчиво говорит: «Алла Юрьевна, нельзя прятать ноги, носите юбки!» Мне эта «воспитательная работа» приятна, потому что между строк звучит, что юбки мне все-таки идут. За семь лет работы в Смольном я не посетила ни одного магазина в Петербурге. А в Москве я никогда бы не позволила cебе покупать деловые костюмы, потому что цены там нереальные. Так что мой гардероб состоит в основном из того, что я могу приобрести во время редких выездов в Хельсинки по
выходным.

Как часто вы бываете в косметическом салоне?

Я, наверное, та редкая женщина, которая живет в цивилизованном городе, но не посещает косметические салоны, чтобы сделать хотя бы элементарные процедуры по уходу за лицом,
не говоря о спа, массаже и прочих радостях жизни. Причесываюсь у парикмахера и делаю маникюр – вот и все.

Что из отложенного сделаете в первую очередь, когда
появится время?

Вот тогда и схожу в косметический салон. Буду впитывать
благоухающие кремы, буду, закрыв глаза, погружаться в нирвану.

Интервью: Игорь Шнуренко. Фото: Лидия Верещагина.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме