Валентина Пайлеванян

Ее рост чуть больше метра, но коллеги зовут ее Екатериной Великой – за артистизм и харизму. Валентина вместе с мужем Григорием – центральные персонажи шоу Corteo легендарного Cirque du Soleil.



Ваш самый яркий номер в шоу – когда вы вылетаете в зрительный зал на огромных воздушных шарах. Не страшно?

Совсем не страшно, даже приятно. Еще приятнее, когда я поднимаюсь на шарах под самый купол. Если бы можно было подняться еще выше! Правда, пару раз шары у меня застревали в перетяжках под куполом, но я справлялась своими силами, отцепляла их, а зрители радостно аплодировали, когда я освобождалась.

Вас узнают на улице?


Конечно. В Японии вокруг нас на улицах такой ажиотаж устраивали, не описать словами: топали ногами, пищали от умиления, просили сфотографироваться, брали автографы, чуть ли не по полчаса держали наши руки, благодарили. Я не ожидала подобного всплеска эмоций. В Петербурге мы гуляем не так часто, но все равно люди подходят. Раз так благодарят, значит, ты чего-то стоишь.

Как вы пришли в Цирк дю Солей?


После окончания школы я стала немножко заниматься гимнастикой, и знакомая помогла мне устроиться в цирк. О Цирке дю Солей я раньше понятия не имела, так, краем уха слышала, что есть такой. А во время гастролей в Израиле после выступления к нам на сцену поднялись будущий режиссер шоу Corteo Даниэле Финци-Паска и креативный директор Лин Трембле. Я была занята своими кошками – у нас был номер с львятами и тигрятами, только-только поставленный с нервами, слезами, потом и кровью, – так что мы не обратили на них внимания, а они тем временем сняли труппу на видео. Потом они подошли к моему мужу и сказали, что хотят пригласить нас в Цирк дю Солей. А в нем работают без животных.
Я была категорически против и заявила Григорию: «Я ни в какой дю Солей не собираюсь и кошек своих никому не оставлю! Если и ехать, то только с ними». И лишь найдя людей, которые смогли нас заменить, мы согласились на предложение Лин и Даниэле.

Чего, на ваш взгляд, не хватает российским циркам, чтобы достичь уровня Цирка дю Солей?


Слабое место наших отечественных цирков – это уровень заработной платы. У Цирка дю Солей с этим намного лучше, поэтому ему удается привлекать лучших артистов со всего мира. Кстати, артистов из бывшего СССР здесь более трехсот. И Цирк дю Солей не боится экспериментировать, пробовать новые идеи и жанры. Например, в шоу Corteo мы с Григорием выступаем и как гимнасты, и как клоуны, и как актеры – играем актеров, которые играют Ромео и Джульетту в бродячем театре. К тому же представления Цирка дю Солей непохожи на привычные нам цирковые номера, здесь много от театра: есть сквозная сюжетная линия, очень красивые костюмы и грим, живая музыка.

Как вы познакомились с мужем?


Нас, наверное, Бог соединил. Мы работали в разных цирках, но в один прекрасный момент встретились на родине Григория, в Ереване. Гриша предложил мне перейти в их цирк маленьких людей «Сияние маленьких звезд». Мне было восемнадцать, а ему двадцать пять лет. Мы несколько лет дружили, а потом решили пожениться. С тех пор мы неразлучны – уже четверть века.

Хорошо ли для супругов быть вместе постоянно, круглые сутки, круглый год?

Когда мы разъезжаемся, нам становится скучно. Я другой раз и не желаю расставаться. Только если возникают какие-то проблемы дома, ведь у Гриши дом по-прежнему в Армении, а у меня – на Украине. Помимо этих моментов мы всегда вместе, везде и всюду.

Кто ваши лучшие друзья?

Я со всеми дружу. Мне все равно, кто человек по образованию, по специфике работы, по статусу. Но самые близкие друзья – маленькие люди, с которыми я работала раньше.

В какой стране вас принимали лучше всего?

Ой, даже не могу сказать, зрители везде хорошие. В Японии они были такие скромные, во время представления хлопали мало, с осторожностью, зато потом была огромная отдача! А российские зрители приняли нас с такими овациями, что наш режиссер аж подпрыгнул!

Чего вам не хватает для полного счастья?

Всего хватает! Я абсолютно счастливый человек! У меня хорошие друзья, хорошая семья, прекрасная профессия, я могу путешествовать, узнавать мир. Я счастлива каждым днем, который мне дает Бог. Если бы меня спросили, что я хочу изменить в своей жизни, я бы ничего менять не стала, я бы, даже начав с нуля, прошла тот же самый путь от начала до конца.

Что для вас самое неприятное в цирковой жизни?


Самое нелюбимое занятие – упаковка. Когда заканчиваются гастроли, смотришь на эту гору вещей и не знаешь, с чего начать, а время прижимает, всплывает куча срочных недоделанных дел – вот это самое неприятное. Все остальное можно пережить.

А самое приятное?

Когда приезжаешь в новый город.

Хотела спросить, какой вы видите свою жизнь лет через двадцать, но предчувствую, что в ответ услышу: «Буду так же выступать и путешествовать».

Да, я все так же буду ездить. Не знаю, когда смогу остановиться, думаю, для меня это невозможно.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме