Дуэт «Быдло»

Антон Иванов и Алексей Смирнов, Бандерас и Смирняга, прошли путь от школьной самодеятельности до финала шоу «Смех без правил» на канале ТНТ, а потом стали его ведущими. Они шутят так же непринужденно, как Гарик Мартиросян, и импровизируют перед камерой эффектней Павла Воли.



Вы начинали в КВН?

Бандерас: Да. Вообще-то, я мечтал стать футболистом, но мне въехали бутсой в колено, и мечта накрылась. Повезло, что мои одноклассники любили поржать. В школе я начал выступать в КВН, и когда мне предложили продолжить это дело в институте – а учился я в университете имени Герцена на биолога, – тоже не отказался. Ведь студенческие игры всегда поощряют. Можно отмазываться, когда не готов к экзамену: мол, поединок был сложный, сражался за честь вуза.

Смирняга: А я думал поступать на журфак, но обучение там стоит каких-то немереных денег. Мои родители, учителя, позволить себе такие траты не могли, так что я попал на филфак. Занятия не понравились, и я тоже оказался в КВН. Когда я пришел, Бандерас уже был не просто игроком, он придумывал шутки – был редактором, богом за копейки.

А как вы в Сomedy Club Piter Style оказались?

Бандерас: Однажды мы собрались поехать к друзьям в Финляндию. Сидели в кафе, обсуждали, сколько денег возьмем. Тут мне позвонил друг, предложил выступить вечером у него в программе. И я сказал Смирняге: давай, у нас будет по пятьсот лишних рублей на поездку.

Смирняга: Меня в тот день выгнали с работы, из солярия, и ничего не заплатили. И я в Comedy пришел с мыслью, что сейчас задружусь с армянами, а они этот солярий сожгут к чертовой матери.

Бандерас: Раз вышли на сцену – втянулись. За четыре номера в месяц – какой-то пятнадцатиминутный отстой – мы зарабатывали по две тысячи рублей. Тот юмор был очень плохим: мы шутили про наркотики, матерились, казалось, что на сцене можно все. Слава богу, ушли от этого, надоела пошлость.

И вас заметили на ТНТ?

Бандерас: Сначала мы попали на разогрев в «Шоу двух Гариков». Работали по десять минут, пока Харламов и Мартиросян попьют чай, помоются. (Смеются.) И в Сочи нам предложили попробоваться в программе «Смех без правил», где участники юморят, а жюри, если ему не смешно, гудит в дудки. Три гудка – все, до свидания. Сначала мы сомневались, надеялись закрепиться в Comedy. Но посоветовались с Мартиросяном, и он сказал: «Ну а почему нет? Наберетесь опыта». У нас с первого дня все пошло нормально, такого, чтобы сыпаться, заикаться, пык-пык-пык, как курица, не было.

А в новом сезоне вас выбрали ведущими. Как вам эта профессия?

Бандерас: Отлично. Это по мне: память хорошая, текст учу легко.

Смирняга: А мне было непросто. Другие могут кривляться, а тебе надо донести информацию. Это гораздо труднее. И потом, если честно, мне жалко некоторых участников: ну и что, что он облажался, я его знаю, он хороший парень. А нас заставляют сказать: «Так! Все, осел, пошел отсюда, три гудка».

Шутки сами пишете?

Бандерас: Нет, их придумывают две бабушки из Купчина. (Смеются.) Конечно, сами. Причем есть самоцензура. Очень часто бывает так, что придумана забавная миниатюра, но в конце надо поставить точку посмешнее. И мы сидим месяц, два, стараемся ее добить, халтуру не выпускаем.

Что намерены делать дальше?

Бандерас: Нам, честно говоря, не хватает образования. Чтобы развиваться, хотелось бы выучиться на сценаристов либо на актеров. Если вот так, с ходу, придем в кино, это будет поверхностно. Но беспокоит вот что: cерьезная учеба означает год или два без съемок. За это время нас забудут, кому мы тогда окажемся нужны?

Смирняга: Я сейчас занимаюсь еще и музыкальным проектом вместе с другими резидентами Comedy Club Piter Style: Элвисом, Гришей, Севой – тем, что делал пародию на Сяву. Это не группа «Губы» московского Comedy, у них такая смешная ересь, которую они интегрировали в свои шоу. Наша команда делает полноценные концерты. Правда, посещает их немного народу. В ресторан «Росси», например, пришли восемнадцать человек, из них половина – братья, сестры, друзья, Бандерас.

Вас узнают в метро?

Бандерас: Бывает. Я последнее время отвечаю: «Нет, я не Бандерас». Есть ведь приятные люди, с которыми можно сфотографироваться, а есть молодежь, которая кучкой бежит за тобой: «Стой, стой, стой, распишись, дай сфоткаться!» Остановишься, снимешься, а они не успокаиваются: «А че, а как там Воля, он нормальный?» Это напрягает. А ведь бывает еще быдло, которое пристает: «Погодь, погодь, ну-ка давай похохми!»

Как вы отдыхаете?

Смирняга: Отдыхать-то последнее время не приходится. У нас бешеный график. Когда снимали «Смех», доходило до того, что я заказывал еду и засыпал, не дождавшись. А на последних съемках у меня вообще скрутило кишки. Я целый день не ел, курил, в четыре часа утра заехал домой, перекусил гамбургером, лег спать, в девять утра подъем. И меня в итоге так прихватило, что между передачами «скорую» вызывали. А что до отдыха – клубы и дискотеки с детства не люблю. Алкоголь, кстати, тоже. Вот грибы!..

Бандерас: Я отдыхаю лежа на диване. Я приезжаю в Петербург на неделю, и за это время нужно очень многое сделать: машину в автосервис сдать, квартиру в собственность оформить, дома ремонт поделать, чего-то прикупить, с друзьями встретиться, с женой побыть. Сидишь, все это гоняешь в голове, пытаешься рассчитать. А хочется мозг вынуть и на подоконник положить, пускай он там пока цветет. Лежать дома, щелкать каналы, ничего не делать. Хочется даже, чтобы жена на работе была, чтобы можно было одному откиснуть дома как следует.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме