Акулина Парфенова

Благодаря этому автору с именем будто из иронического детектива жанр сhick-lit обрел в России свое – совсем неглупое – лицо. Парфенова подошла к теме про Золушек и рублевских принцев серьезно: ее первый роман «Мочалкин блюз» оказался бестселлером, второй – недавний «Клуб худеющих стерв» – критика назвала лучшим развлекательным чтением.

На обложке вашей первой книги помещена краткая биография, в которой значатся рождение на Мадагаскаре, карьера бэк-вокалистки и модели, два ареста и британский аристократ в качестве мужа. А вдруг кто-то поверит?

Ну что поделаешь. Псевдоним и биография должны представлять собой отдельный от текстов арт-объект. Это тоже произведение искусства, которое живет собственной жизнью. И чтобы эта жизнь продолжалась и дальше, их не следует обсуждать публично.

Насколько сильно повлиял на ваш образ издатель?

Он повлиял даже на сам выбор жанра. Дело в том, что несколько лет назад одно издательство попросило меня прочесть штук пятьдесят американских и британских романтических комедий, чтобы я могла составить представление о жанре и порекомендовать некоторые из этих книг для перевода на русский язык. А я так глубоко погрузилась в тему, что потом, проштудировав еще и пару американских учебников по creative writing, а также прослушав краткий курс по той же теме в университете города Нортхемптона в Англии, решила написать «Мочалкин блюз».

Что, по-вашему, можно считать успешной книгой?

Если книга разошлась двухсоттысячным тиражом, это успех одного порядка – коммерческого. Но он обычно достигается усилиями в большей степени продавца, чем автора. Особенно если такой успех приходит быстро. Пример – «Метро 2033» Дмитрия Глуховского. Книгу весьма обычных достоинств очень хорошо пропиарили, и она стала бестселлером. Считать ли это успехом? Безусловно. Успех Акунина – другой пример. Когда автор на протяжении десятка лет регулярно выдает качественные, почти ровные, чрезвычайно профессионально сделанные книги и добивается признания, это успех самого автора. И его издателя, который благодаря хорошей интуиции десять лет назад сделал правильную ставку. Это сочетание успеха авторского и успеха коммерческого. Третий вариант успеха – когда книга плохо продается, но очень нравится критикам, другим писателям, продвинутой окололитературной публике. Тогда ее награждают премиями, а автора объявляют надеждой и гением. Каждый из вариантов хорош по-своему. Но мне, как автору жанровых произведений, больше всего нравится успех Акунина. По нему и стараюсь ровняться.

Говорят, «Мочалкин блюз» будут экранизировать.

Я продала право на экранизацию еще в 2006 году и тогда же по заказу купившей его кинокомпании «Профит» написала сценарий. Героев пришлось сильно омолодить, потому что считается, что в кино у нас ходят только люди до тридцати лет. Получилось совсем другое произведение. Но тут у компании начались сложности, и сценарий лег на полку. Увидит ли он когда-нибудь свет – непонятно.

Читаете ли вы рецензии на свои романы? Например, недавнюю хвалебную статью Льва Данилкина?

Между прочим, это едва ли не единственный наш профессиональный критик. Я просто не представляю, как человек может столько читать! Благодаря этому он видит литературный процесс целиком – со всеми лакунами и несовершенствами. И радуется, как в случае с моей книгой, когда начинает заполняться какая-то из лакун. Другие авторы, которых я иногда читаю, не видят картины в целом. А критика, я уверена, – дело серьезное, и вкусовщине там не место. Впрочем, ни одной ругательной рецензии на мои книги не было.

Родные знакомы с вашими романами? Какие высказывают мнения?

Им нравится, что я нашла себе занятие по душе. Моя мама – ужасный пурист и моралист – с легкостью проглотила почти порнографические сцены из «Мочалкина блюза». А свекровь сказала: мол, раньше и не догадывалась, что я такая умная.

Как вы работаете – систематически, «ни дня без строчки», или по вдохновению?

Когда подписываешь контракт с издательством, а там имеется пункт, что в случае просрочки нужно вернуть аванс, уже, разумеется, потраченный, приходится писать каждый день, независимо от того, пришло вдохновение или нет. Но когда оно приходит, писать веселее и легче. И результат лучше.

Без чего невозможно стать хорошим писателем?

Для того чтобы писать, по-моему, нужно заранее полюбить будущего читателя. Представить его себе. Вот усталая женщина – пришла домой после работы, приготовила ужин, постирала, убрала. И перед сном ей хочется почитать что-то, что отвлекло бы ее от работы, пьющего мужа и безденежья. Проще говоря, ей нужно рассказать сказку на ночь. Сказке не обязательно быть сладкой и благостной, она может быть драматичной, но непременно должна быть интересной. Большинство таких сказок для уставших женщин написаны отвратительно.

Многие напрасно путают массовую литературу с халтурой.

Считается, что массовая культура – для бескультурных людей. А бескультурных людей деятели литературы и искусства презирают. Поэтому позволяют себе как попало, тяп-ляп, смастерить что-то неудобоваримое. Это ведь для быдла – схавают. Я убеждена: читателя надо любить, хотя бы потому, что он нас кормит, и стараться дать ему лучшее, на что способен. Тогда и не будет отвратительно написанных книг.

А над чем вы сейчас работаете?

Пишу ромком про трех сестер: мошенницу, бездарную актрису и эмигрантку. У одной история получается серьезная, с переосмыслением важного сюжета русской литературы у другой – сугубо романтическая. А у третьей – история про успех, правда весьма сомнительный. Одна из девушек будет флегматиком, вроде меня самой.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме