Denis Попоv

Сначала он торговал растительным маслом, потом основал ивент -компанию Jet Set Holding и стал с успехом продавать иллюзии. Теперь же Denis Попоv занялся продвижением собственного бренда и для начала открывает бар, названный его именем. За ним последуют именной рекорд-лейбл и марка одежды. Скоро в городе появится заведение под названием «DENISПОПОV».



Да, это будет ресторан-клуб-бар. Ленин умер – и стал ледоколом. Бен-Гурион умер – и стал аэропортом. А Denis Попоv жив – и стал баром. Еда, напитки и музыка – три составляющие, по которым проще всего узнать человека. В этом и заключается фишка заведения. Попробуйте то, что люблю я, а понравится, не понравится – это уже второй вопрос. Мы строим меню так, чтобы было о чем поговорить.

О чем, например?

Например, о еде. Кухня «DENISПОПОV BAR» разрабатывается совместно со специалистами Национального института здоровья, а весь персонал прослушает курсы в этом учреждении. Я хочу, чтобы каждый официант мог быть консультантом по здоровому питанию. Потому что считаю: если уж портишь свое здоровье – алкоголем или чем другим, – должно хватить мозгов чем-то это компенсировать.

А чем сейчас занимается Jet Set Holding?

Многие думали, что с момента закрытия Jet Set Club два с половиной года мы были в творческом отпуске. А мы за это время стали одним из крупнейших ивент-агентств России, осуществляли коллаборации между совершенно разными артистами. Вот недавно диджей Андрюша Кимбар выступал с грузинским хором, это получилось безумно красиво. Певец Бой Джордж – с хором Пятницкого: на сцене сто человек в кокошниках и он в шляпе. Ace of Base – с оркестром президента. Мы делали электронные версии оперы «Аида» и балета «Лебединое озеро» с Николаем Басковым и артистами Большого театра, с кордебалетом. На такие вещи почти никто, кроме нас, не решается. Но все это, по понятным причинам, происходит в Москве.

А здесь?

Скоро мы вернем городу эпоху Jet Set. Но в новой форме. Большие клубы теперь никого не интересуют, а на квартирах уже тесно. Поэтому мы и открываем новое заведение с очень сложной и интересной концепцией. Jet Set Club – это уже история, однако у нас осталось кое-что последнее непроданное: честное имя! (Смеется.)

В «DENISПОПОV BAR» будут танцевать?

Конечно, раз уж мы заложники своего славного прошлого. Мы возвращаем диджеев Виталика и Кимбара – изменившихся, повзрослевших, прошедших «Солянку-малянку» в Москве. За это время я собрал наконец свою коллекцию музыки, сейчас она занимает четыреста гигабайт, охватывая практически весь спектр форматов ХХ века. И теперь мне хочется приучить людей покупать ее на месте. Сидишь в заведении, слышишь ох…ную музыку – покупаешь! Она будет в электронном меню, официантам вместо блокнотов дадим палмы. А посетители будут сидеть словно внутри телевизора: на любую стену зала можно будет транслировать видеопроекции. Вообще я строю не ресторан, а бренд, в него войдут, надеюсь, и сеть ресторанов, и музыкальный лейбл, и линия одежды.

Где вы сейчас живете: здесь, в Москве или в Израиле?

Два дня здесь, два дня в Москве, каждые выходные лечу в Израиль – у меня там живет семья, только что родился ребенок.

Поздравляю! А что вас связывает с Израилем?

Я принял израильское гражданство. (Смеется.) Это забавно: девичья фамилия моей мамы – Бендер, а я унаследовал генетику отца. Для израильтян отец не имеет значения, зато я всегда мог бить жидов и спасать Россию без ущерба для собственного здоровья. (Смеется.) Вообще же моя профессия в Израиле неприменима, потому что годовые бюджеты мировых брендов в этой стране чуть-чуть не дотягивают до бюджета одной моей вечеринки в Москве.

Как духовный центр вы Израиль не воспринимаете?

У меня сложные отношения со всем, что нельзя потрогать руками. Пока я не пожал Богу руку, я воздерживаюсь от суждений. История – другое дело. При входе в мой кабинет стоит памятник, подаренный мне друзьями на день рождения: я в образе Александра Македонского. Не знаю почему, но эта личность всю жизнь привлекала меня своей неоднозначностью, хотя у меня нет амбиций завоевать мир. У меня безумное количество книг о Македонском. Вот кулон с его девизом: «Все в руках Фортуны».

Иногда вам, как руководителю, самому приходится выступать в роли Фортуны.

Я никого не беру на работу и не увольняю. Все всегда происходит само собой и мирно. Есть два момента, очень тяжелые для тех, кто работает со мной. Во-первых, я почти все на свете делаю лучше, чем другие, – так вышло. Во-вторых, я воспринимаю равным лишь того, кто делает не хуже, чем я. Диссонанс непереносим. Как сказал писатель Оскар Уайльд: «Определить – значит ограничить». А вообще у нас работа как работа: кто-то продает фотоаппараты, кто-то одежду, я продаю иллюзии.

Кажется, вы не только торговец иллюзиями, но и байкер?

Моему «Харлей-Дэвидсону» двенадцать лет, и я стоял у основания байкерского клуба «Вервольф». Правда, после смерти его лидера Бори Иванова клуб перестал меня интересовать, потому что превратился в коммерцию. Да и вообще мне не очень нравится байкерская эстетика. У меня на мотоцикле стоит пять киловатт музыки, но всю эту рычащую блевотину я не слушаю, не люблю грязные майки. Татуировки невозможно смыть, а я от всего устаю за два месяца. В свое время я занимался автогонками, был чемпионом региона, этого мне хватило. Так со всем: с парапланом, кайтингом, дайвингом. Я научился и успокоился. Сейчас в Кесарии, где живет моя семья, думаю заняться серфингом. Два месяца – и забуду. Я глубоко поверхностный человек.

Есть ли что-то, чего про вас никто не знает?

Да, есть. В центре Индии находится храм Камасутры, где я тайком ото всех прошел месячный курс обучения и сдал все экзамены на пятерки. А еще я очень хорошо говорю на иврите.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме