Ольга Слуцкер

Двенадцать лет в сборной Ленинграда по фехтованию не прошли для нее даром: уворачиваться от уколов и делать стремительные ответные выпады она научилась отменно. Эти качества очень пригодились ей на посту президента World Class – крупнейшей в России сети спортивных клубов.



Здравствуйте, Ольга. Или все-таки Ольга Сергеевна?

Лучше Ольга. Подчиненные иногда зовут меня Ольгой Сергеевной, но вообще кому как нравится. Я обычный человек: с парашютом не прыгаю, на Эверест не залезаю, в гонках на льду не участвую.

Не похоже, чтобы Ольга Слуцкер была нерисковым человеком. Почему бы и с парашютом не прыгнуть?

А зачем? Знаете, гораздо сложнее разрулить ситуацию в школе, когда у тебя ребенок с чем-то не справляется, или разобраться в отношениях с друзьями. Мне не нужно себя испытывать, прыгая с парашютом, – могу неудачно приземлиться. Мне есть чего бояться, ведь у меня двое детей.

Но разве бизнес в России не опасное занятие? Наверняка нужны связи в правительстве, в криминальных структурах…

В нефтяной и металлургической отраслях – да, здесь нужны связи с правительством. Когда я начинала заниматься своим бизнесом, бывало всякое. Время было такое. Сейчас все изменилось, я не думаю, что у всех владельцев парикмахерских, магазинов, ресторанов есть связи с правительством, бандитами или они рождены в семье миллионеров. Просто люди когда-то не испугались начать свое дело. Главное – вера в свою идею, желание ее осуществить.

Этому вас научило фехтование?

Благодаря фехтованию я научилась быть готовой к нештатным ситуациям, выстраивать цепь последующих действий, для того чтобы нанести сопернику укол, который и является целью поединка. В фехтовании побеждает тот, кто тактически переиграл соперника.

В фехтовании есть термин «поражаемые поверхности». Что вас может уколоть в жизни?

Предательство друзей, неблагодарность. Никому не хочется, чтобы его ранили. Я тонко устроена и обращаю внимание на нюансы, а кто-то их не замечает. Но вы знаете, мне везет, меня окружают хорошие люди. Вообще, я с детства была очень ранимой и эмоциональной, но с возрастом «обросла броней».

Неужели из-за судебных разбирательств с журналистом Олегом Лурье, который на одном из сайтов разместил нелицеприятную статью о вас?

А вы знаете, что сейчас проходит суд над ним? За то, чтобы материал не был опубликован, он требовал деньги. Но для меня шантаж неприемлем. То, что написано в этой статье, – ахинея. Я публичный человек, и статьи подобного рода могут принести мне вред. Поэтому такие журналисты никаких чувств, кроме омерзения и брезгливости, у меня не вызывают. Я понимаю, почему они это делают и чего хотят добиться. Мне кажется, что подставлять другую щеку в этом случае неправильно. Надо отвечать, когда на тебя выливают ушат помоев.

Вообще в жизни вы больше нападающий или защитник?

Я тактик. Люблю работать на контратаке.

Именно так вы строите свои отношения с конкурентами, «Планетой Фитнес» например?

Я уважаю своих конкурентов. Я уважаю людей, которые избрали делом своей жизни изменение мира к лучшему. Наша индустрия очень молодая для России, ей всего пятнадцать лет. Без развития конкурентов, без их желания состояться в этом деле не будет развития отрасли. Они же держат меня и мою команду в тонусе. Я вижу в конкуренции только плюсы.

В каком-то интервью я прочитал, что для достижения своей цели вы готовы идти по головам. По скольким уже прошли?

Если ты идешь по головам, следовательно, кого-то топишь. Скорее всего, я не это имела в виду. Я не готова никого топить. Если я такое когда-то говорила, значит, теперь я изменила свою точку зрения. Ведь жизнь – это путь и опыт, которые нас меняют. Сейчас для меня невозможно идти по головам для достижения какой бы то ни было цели. Я могу принять кардинальные меры, например уволить. Важно не просто принять решение, а выполнить его. Главное – понимать, что от непопулярного сегодня решения может зависеть завтрашний успех.
Моя задача – организовать команду, которая могла бы взять «Оскар». А командой нужно уметь управлять. И это сложно.

Мат помогает?

Да, иногда. Я бы не хотела ругаться, но, к сожалению, приходится. Это то, над чем мне еще предстоит поработать. Конечно, ругань придает речи краски, усиливает посыл. Но я не оскорбляю человека, не клеймлю его, а использую крепкое словцо, чтобы подчеркнуто констатировать ляп. Кто-то из-за этого считает, что я жесткая.

А в семье вы какая?

Думаю, что я очень добрая мама и многое позволяю своим детям, даже шкодить. За это они мне платят любовью и дружбой. Я с ними дружу. Моему сыну девять лет, а дочери – четыре года. Дочку интересует шопинг, который она только что для себя открыла, и кто будет ее принцем. С сыном я разговариваю на любые темы: от теории супероружия, которое он хочет изобрести, до вопросов секса, которые его интересуют.

Так в чем же сила женщины?

В идеале сила женщины – в любви, но при условии, что она понимает: никто ей ничем не обязан. Она должна сама прикладывать усилия, трудиться над собой, над своей жизнью и семьей. Сила – в совершенствовании. Мне сорок с небольшим, но я не чувствую себя взрослым человеком. Я хулиганка, я всем интересуюсь: политикой, кино, искусством. Мне не скучно ни с людьми, ни с самой собой. Мне еще столько предстоит изменить в себе.

Что, например?

Убрать пару килограммов.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме