Михаил Кнеллер и Михаил Каптюг

Науч-поп-шоу «Умный Петербург» и «Умная Москва» бьют рекорды популярности не только у детей, но и у их родителей. Авторы образовательного бизнес-проекта не сбавляют обороты: готовят новую программу «Нобелевская премия» и планируют экспансию в Европу.

За отточенной программой ваших шоу явно видна солидная научная база. В реализации стартапа «Умная Москва» вам помогли дипломы географического и химического факультетов МГУ?

Кнеллер: Не совсем. Мы вместе работали в рекламной компании, которая занималась продвижением учебных заведений. Там научились профессионально собирать людей на образовательные мероприятия. Вскоре мы решили объединить тех, кто хорошо рассказывает, с теми, кто хочет их слушать. Сначала запустили лекторий о странах мира, потом — про Москву и третий — про Италию. Затем организовали «Научный Новый год» в формате интерактивного квеста. Теперь наши программы «Один день из жизни больницы», «Научная лаборатория Шерлока Холмса» и «Анатомия» проходят каждые выходные в Москве и один раз в месяц в Петербурге. А еще мы проводим тематические научные фестивали «День химии», «День биологии и медицины» и планируем летние фестивали в парках.

Каптюг: И конечно, наше образование помогает писать новые программы. Часто люди занимаются тем, чем они горят, но не понимают предмета деятельности, и наоборот. А у нас в наличии и профильные знания, и страсть к делу, это уже половина успеха.

Ваши проекты революционны: они заинтересовали не только детей, но и взрослых.

Каптюг: В других детских проектах родители зачастую рассматриваются как люди, чья задача заплатить за ребенка и привезти его на занятия. Мы считаем, что это неверно. Уже после первого детского шоу мы сделали параллельную программу для родителей, где ведущий демонстрировал зрелищные опыты и объяснял их научную сущность, чтобы взрослые потом могли повторить то же самое в домашних условиях. Если папа на кухне с легкостью показывает фокус, это автоматически поднимает его авторитет в глазах домочадцев. В прошлом году мы включили еще соревновательный момент и сделали викторины. В результате увидели солидных людей, с детским восторгом заполняющих бланки и напряженно ждущих объявления победителей. Взрослым нравятся наши квесты, потому что здесь они могут проявить общую эрудицию, а их материальный достаток и статус не влияют на исход игры. Я часто сам веду программу для взрослых и вижу реакцию зала. Многие родители выходят со словами: «Я не знаю, в восторге ли ребенок, но я точно приду к вам еще раз».

Вы не даете рекламу. Как находите свою целевую аудиторию?

Каптюг: Потенциальной публики, заинтересованной в интеллектуальном контенте, немало: многие родители считают, что лучшие вложения — это инвестиции в детей. Поэтому они принуждают их ходить в кружки и секции, часто силком, что провоцирует конфликты в семье. Отчасти поэтому у нашего подхода — полуобразование-полуразвлечение — все больше поклонников. Ведь наша задача — заинтересовать предметом, а не дать глубокие знания. Мы показываем, что физика и химия не менее интересны, чем блокбастеры в кино.

Кнеллер: В области детских мероприятий значение сарафанного радио максимально — общение между мамами на треть посвящено детям.

Каждый месяц вы представляете новые программы, а это значит, что вам нужно все больше специалистов, занятых в их создании.

Каптюг: Мы находим режиссеров шоу, а они самостоятельно собирают команду. Руководители, как правило, уже состоявшиеся ученые, а их помощники — аспиранты, студенты последних курсов.

Кнеллер: Ученые идут к нам потому, что порой им больше негде применить свои навыки. Наши разработчики в будни сидят в научных институтах, а за пару выходных у нас получают сумму, превышающую их месячную зарплату.

Вы уже полгода гастролируете в Петербурге. Как встречают?

Кнеллер: В вашем городе нет практики научно-популярных шоу. Но вам даже с этим везет: мы запускаем программу в Москве, обкатываем ее, подправляем, и сюда она приезжает уже отточенная. И если шоу в Москве для нас более привычны, то шоу в Петербурге — приключение, романтика, вызов, который интересно принять. А законы физики хороши тем, что они одинаковы везде.

Каптюг: Шоу «Анатомия» мы показывали в доме Бильдерлингов на Большой Морской улице и, пока готовились, могли наблюдать Исаакиевский собор на рассвете и на закате, в дождь и в снег. А ведь этот собор мил сердцу еще с детства: сразу вспоминается фильм «Ирония судьбы», когда Надя в утренних сумерках гуляет по улицам и проходит мимо него.

Технология и схема ясны. А ради чего вы все это делаете?

Кнеллер: Приятно слышать от знакомых, как на следующий день после шоу ребенок потребовал десять килограммов сухого льда или начал выращивать кристаллы из соли.

Каптюг: Чем больше детей заинтересуется наукой, тем лучше для страны. Конечно, я не встаю с этой мыслью по утрам, но уверен, если каждый будет делать свое дело хорошо, это уже много для России.

Михаил Каптюг и Михаил Кнеллер недавно организовали летний детский лагерь, а в этом году планируют фестиваль-пикник «Наука в парке» при поддержке правительства Москвы. Оборудование для своих практикумов они возят поездом, поэтому неустанно удивляют проводников скелетами в ящиках и тюками с 30 килограммами тульского щебня. На программе «Нобелевская премия» дети будут делать опыты, за которые в начале ХХ века давали эту самую премию.


Текст: Наталия Ивашинникова
Фото: Александр Чайка


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме