Андрей Хлобыстин

Настоящий денди в лучшем смысле этого слова. Если хочется поговорить о современном искусстве, то вряд ли удастся найти более подходящего собеседника. Пишет книгу, издает журнал «Сусанинъ» и слушает группу Pep-see.

– О чем и для кого будет ваша книга?

– В прошлом году мне в голову пришла идея оформить в книгу то, чем я занимаюсь уже двадцать лет. Речь идет об истории традиции петербургской независимой культуры второй половины ХХ века. Она будет показана определяющими феноменами и яркими личностями. Прочитав множество лекций и написав множество статей, я понял, что стою перед уникальным, почти не изученным материалом. И он может изменить представление об истории отечественного искусства. Молодое поколение, которое сейчас обучается тому, как бегать голым, кусаться, испражняться в музее или примерять паранджу перед компьютером, практически не знает, что происходило здесь даже десять лет назад. Им говорят, что здесь провинция, ничего не было и не будет без цивилизованного арт-рынка, а в иных формах современного искусства будто бы и не бывает. Многие художники изобретают велосипед, и смешно наблюдать, как нынче сорокалетние мужики работают в стиле «диких» тинейджеров начала восьмидесятых.

– Ваш интернет-проект «Сусанинъ» по жанру – увлекательные рассказы для друзей за чашкой чая.

– «Сусанинъ» напоминает издевательские листовки времен Французской революции, типа «Арлекин в музее», популярные у плебеев, пущенных в Лувр. Плебейские тенденции в искусстве торжествуют, и я вижу возможность относиться к нему лишь с позиций гомерического хохота Панурга. Иначе можно реализовать себя только в строго академической сфере. Газету-дацзыбао «Сусанинъ» мы начали выпускать с Тимуром Новиковым в 1998 году, когда эпоха перестроечного хаоса сменилась новой эпохой стяжательства. Она нашла признание в определенных кругах Петербурга и Москвы. Забавно, но некоторые считают «Сусанинъ» лучшим изданием по современному искусству. Говорят, что оно занимает некую «метапозицию» в условиях, когда чинуши и хапуги захватили господствующие высоты. Так что в леса, в болота, вплоть до Елдыринской слободы! «Сусанинъ» как путеводитель по искусству – сбрендивший полуграмотный и подчас нечистоплотный старик, готовый отдать жизнь за царя в голове: девиз издания – «Заразум!». Сейчас мы выпускаем его с Олегом Котельниковым, а «Речники» сделали сайт с дизайном Линаса Петраускаса.

– Что вы думаете о Москве? Все туда уезжают.

– Москва – изначально город открытых, хлебосольных людей. Они любят работать и рады петербуржуинам и петербуржуазкам. Наши люди типа Монро, DJ Компас-Врубеля или В. В. Путина быстро становились там звездами первой величины. Там, как в Нью-Йорке, все делается быстро, и туда можно ездить за деньгами.

– Здесь быть хорошим художником невыгодно?

– В прикладном смысле выгодно во всех ситуациях на вещи смотреть возвышенно. Об этом в XVI веке писал самый известный мастер меча Мусаси. Если уж это полезно в смертельном поединке, то в искусстве и подавно. Быть хорошим художником – это значит экономить святую энергию, не тратить ее по пустякам в подражательных жестах, делать точные душевные и внешние движения и стяжать благодать Божью. Хороших художников в Петербурге все еще головокружительно много. Но мало появляется молодежи: лет десять, как ничего нового в так называемом актуальном искусстве не происходит. Это особенно контрастирует с бурлением восьмидесятых – начала девяностых. Застой не только у нас – во всем мире. Хорошие художники не сразу видны: избегают господствующего жанра – пиарта. Это, например, фотограф Вальтер Тзиркан или живописец Татьяна Губарева. Я уверен, честь и веселье еще вернутся в искусство.

– Что сейчас модно, по-вашему?

– Петербург всегда был местом рождения модных тенденций, распространявшихся потом по всей империи. Здесь искусство вплетено в проживание и есть благоприятная среда для экстравагантностей, на этом настаивал еще основатель новой столицы. Сейчас модность, или дзен-дендизм, как я ее называю, в лучших ее проявлениях сдает позиции. Бывшие светские львы и львицы постепенно стали превращаться в монстров-отшельников. Поэтому можно сказать, что в моде отшельничество, хотя традиционная для Петербурга культура салонов еще теплится. Многие истинные красавцы сказочного королевства продолжают настаивать на том, что качественное содержание все равно проявляется во внешности и выглядеть уныло недостойно. Я согласен с Георгием Гурьяновым: зачем эстетизировать безобразные вещи, когда столько всего по-настоящему прекрасного, тем более в нашем городе.

– А без чего вам было бы грустно жить в Петербурге?

– Я ощущаю этот город как кожу, и мне неприятно изменение его архитектурного ландшафта. А грусть – это светлое девичье чувство.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме