Павел (Арсений) Смоляк

«Богемный отморозок», «гламурный экстремист» и племянник миллионера, в семнадцать лет он начал политическую карьеру, в двадцать три из всех партий уже исключен и пишет роман, главный герой которого – корреспондент журнала «Слон», аналога «Собака.ru».

Вы все-таки Павел или Арсений?

По паспорту я Павел. А работаю под псевдонимом Арсений – так меня хотел назвать дедушка. Павел Смоляк – это мой лирический герой. И я хочу, чтобы он таким героем и оставался. Поэтому все свои тексты, рассказы, романы я подписываю Арсением Смоляком. Таким образом провожу границу между автором и героем. Его не стоит полностью ассоциировать со мной.

Себя вы характеризуете сплошь оксюморонами: «богемный отморозок», «гламурный экстремист». Это такое восприятие мира, где сочетается несочетаемое?

Да. У меня фривольная жизнь, детская такая. Я бесшабашен, безответствен, делаю все что хочу. Когда люди делают то, что мне не нравится, я всегда обижаюсь на них, плачу. Это такое ребячество.

Но отморозок-то здесь при чем?

Я просто очень плохой человек. Я мерзавец, негодяй. Я предаю каждого: друзей, приятелей, знакомых. Тебя вот могу предать, был бы повод. Потом я могу долго винить себя, упасть на колени перед тобой, извиняться. Но такая уж у меня натура, очень эгоистичная. Я действую так, как мне хочется в данный момент.

Как вам в голову пришла идея создать движение «Гламурные экстремисты»?

Название придумал не я. В прошлом году, когда вручали премию «Национальный бестселлер», в жюри был Эдуард Лимонов. И движение «Молодая гвардия» устроило пикет с транспарантами: «Нет гламурным экстремистам!». Мне очень понравилось это название, я тогда как раз состоял в НБП. Подумал, что я тоже вполне вписываюсь в понятие «гламурный экстремист». Так и родилось движение. Оно действительно существует. И вопреки утверждениям многих я там отнюдь не один. Нас несколько человек.

Каковы сейчас ваши взаимоотношения с политикой?

Я за ней наблюдаю. Я ее обозреваю. Когда мне нужны деньги, я о ней пишу. Но как участник я к политике утратил всякий интерес. Я уже наелся ею. В семнадцать лет я пришел в партию «Яблоко» и навидался всего сполна.

А зачем пришли? Все сверстники шли в университеты сидеть за партой.

А я пытался поступить в институт Генеральной прокуратуры. Хотел стать прокурором и носить голубой мундир. Это была моя мечта, я очень хотел носить форму. Но поступить не удалось, тогда я сначала пошел в техникум, потом отучился на юриста в Академии госслужбы, в прошлом году окончил. А в политику я пришел потому, что был идеалистом. Мне хотелось изменить мир к лучшему. С детства, класса с девятого, я интересовался тем, что происходит в Кремле и Госдуме. Я знакомился с миром локальной политики. Выбил у муниципальных властей баскетбольные щиты для школьной площадки. Затем я повзрослел, стал думать о партии, которая удовлетворяет моим взглядам. Я был в оппозиции. Мне не нравился наш президент. А потом я резко поменял свои взгляды. В результате был исключен из «Яблока», затем из НБП – за то, что был не согласен с маршем несогласных. Вот за такие мнения меня из НБП исключили, назвав сторонником Путина.

Но вы по-прежнему оппозиционер?

Я обожаю оппозиционные партии. Они такие смешные, почти как «Кривое зеркало» Петросяна. По-хорошему, их стоило бы запретить. Но если запретишь – тебе будет очень тоскливо. Люди выходят протестовать против всякой чуши. И всегда во всем у них виноват Путин. Не понимаю, при чем Путин, если у тебя прорвало трубу или ты не платил за квартиру? Я думаю, сегодня любой человек может себя реализовать, если он этого захочет. Главное – найти свой вектор и двигаться по нему.

Вы свой вектор нашли?

У меня писательские амбиции. Сначала был роман-развлечение «Мимикрия». Но он не считается. Сейчас я пишу другой роман. Про любовь. Главный герой – журналист, работающий практически в журнале «Собака.ru». Я назвал этот журнал «Слон», он – прямая аналогия с «Собакой». Героя зовут Павел Смоляк. Он попадает в различные ситуации, пытается из них выбраться. А главный посыл романа в том, что человек, у которого есть все, остается ни с чем. Он отталкивает от себя людей.

Лирический герой – это вы?

Да, я очень много раз в жизни упускал шансы, которые другие бы ни за что не упустили. Год-полтора – максимум моей работы на одном месте или сотрудничества с кем-то. Я непостоянен, мне все быстро надоедает. Мы с моей супругой видимся всего несколько раз в месяц. И я даже рад этому.

Вы женаты?

Да. Моя жена Анастасия Каримова – перспективный молодой политик. Она живет в Москве, учится в МГУ. Будет в марте выбираться в муниципальные депутаты, сейчас занимается волонтерством. В семейных отношениях я исповедую такую русскость, люблю бить жену. У нас все очень интересно. Но моя супруга понимала, за кого выходила замуж. Быть женой Павла Смоляка в определенных кругах прикольно. Настя тоже довольно известный в Москве человек. Мы с ней как Лимонов и Наталья Медведева.

Но вы не скрываете свою бисексуальность.

Я люблю девочек и люблю мальчиков. То, что мне нравится мужское тело, я никогда не скрывал. Я рассказываю о своей жизни все как есть.

Правда, что ваш дядя – долларовый миллионер?

Да, но мы с ним не общаемся. Он как-то пришел к нам в гости и решил надеть мои тапки. Я ему их не дал. Он обиделся, и теперь мы не дружим. Но я не жалею об этом нисколько.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме