Федор Емельяненко

Четырехкратный чемпион мира по боям без правил, на досуге рисует картины и перечитывает Достоевского и скоро снимется в cиквеле легендарного фильма о единоборствах «Кровавый спорт». В апреле Федор примет участие в турнире «Россия против Америки», который будет транслировать в прямом эфире телевидение США.

Вы в детстве были драчуном?

Драчуном не был, но энергия била через край. Однажды мама предложила мне записаться в спортивную секцию, и я сразу загорелся этой идеей. Занимался дзюдо, борьбой, самбо.

Только в спортивные секции ходили?

Нет, в садике я со своей сестрой Мариной еще ходил в школу искусств. Рисовал там, играл на аккордеоне и домре. Потом, к сожалению, пришлось выбирать что-то одно – на все не хватало времени. Я выбрал дзюдо, но до сих пор иногда жалею, что оставил школу искусств, что мама продала аккордеон.

С сестрой у вас хорошие отношения?

Конечно. Нас в семье четверо детей было, Марина – старшая. Сначала она со мной нянчилась, пока родители на работе, потом я с младшими братьями Сашей и Ваней.

А супруга не против вашей опасной профессии?

Оксана – мой надежный тыл! После армии были тяжелые моменты, когда у меня, члена сборной России по дзюдо и самбо, не было дохода. Я не мог сидеть на шее у родных – это одна из причин, почему я занялся боями без правил. Оксана приняла мое решение как должное.

Что может вас разозлить?

(Долгая пауза.) Наверно, предательство близких людей.

В жизни приходилось применять свои бойцовские навыки?

Никогда! Я стараюсь избегать конфликтных ситуаций, если что-то случается, – разруливаю другими способами. А в армии очень помогло знание самбо, там пришлось постоять за себя.

Совсем ли нет правил в боях без правил?

Ну, формулировка «бои без правил» не совсем верная. Правильнее будет сказать микс-файт или смешанные бои – то есть бои, где разрешены все виды ударных техник: стоя, лежа, любая борцовская техника, любые бойцовские приемы – болевые, удушающие. И правила все-таки есть: нельзя бить в пах, нельзя бить в позвоночник, нельзя бить локтями – все это наносит, скажем так, ощутимые повреждения. Бои – это, конечно, шоу, и каждый привлекает к себе внимание как может, популярности все хотят. Некоторые могут ударить после гонга или грубые замечания отпускают в адрес противника. Лично я не позволяю себе совершать подлостей. За это меня уважают соперники и любят поклонники.

Серьезные травмы были?

Вообще я стараюсь не подставляться, быть максимально быстрым, внимательным. Хотя когда-нибудь попадусь, и кто-то меня сменит. Самые серьезные травмы – переломы пальцев, несколько раз их ломал, даже операцию приходилось делать. Особенно больно было, когда японцы поставили мне неправильный диагноз. На первых секундах боя я сломал пальцы, а японцы сказали, что перелома нет. Я все равно выиграл тот бой, а вот ночью от боли лез на стенки, причем
обезболивающих не было. Наутро и гипс наложили, и таблетки дали. Бывает и такое.

Как вы настраиваетесь на победу?

Никогда никак не настраиваюсь. Все просто: проснулся, оделся, пошел. И перед боем ни о чем не думаю. То есть мысли, конечно, кое-какие мелькают, но не о бое, никаких стратегий я не выстраиваю.

Вы очень популярны везде, кроме России. Почему?

Я думаю, все зависит от средств массовой информации. В Корее и Японии, например, бои очень популярны. В Америке, Бразилии, Франции они стоят выше, чем бокс. Там люди очень увлечены этим зрелищем, а у нас только начали показывать подобные шоу по телевидению. К тому же хорошо, что обо мне практически ничего не знают в России, – спокойней спится.

Не было желания остаться работать, например, в Японии?

Нет, такого желания не возникало – я очень люблю свою страну, у меня здесь живут родные и близкие мне люди. Я никогда не уеду.

По микс-файту Россия занимает первое место, почему нет таких успехов в футболе?

А наши футболисты просто заелись. Надо называть вещи своими именами. Гонорары их испортили, появилась мания величия.

Почему кубинская сборная по боксу сильнейшая в мире – притом, что в стране разгром и нищета?

Потому что у них есть такое понятие, как «первый номер». И такая
рубка идет за это первое место! Если боксер стал первым, то у него будет обеспеченная жизнь и вообще все будет хорошо. Второе, третье место – уже не считается. Мне кажется, нам тоже надо придумать нечто подобное и в футболе.

О тренерстве не думаете?

Часто думаю. Помогаю молодым ребятам, передаю, так сказать, свои знания. Но полностью перейти на тренерскую работу пока не готов. Хотя бы потому, что не смогу тогда сам тренироваться. А если совмещать, это будет распыление сил, потеря энергии и времени.

У вас ведь дочка есть, ее не тренируете?

Маша еще маленькая, и занимается она танцами. Так что здесь я ей не наставник. Если бы сын был, с удовольствием учил бы его боевым искусствам – хотя бы для того, чтобы умел постоять за себя.

Как вас пригласили сняться в продолжении фильма «Кровавый спорт»?

Мы встретились с Жан-Клодом Ван Даммом год назад во Франции, и он предложил мне роль успешного бойца в своей картине, так что играть мне придется самого себя. Он собирается приехать в Петербург, чтобы посмотреть мои бои и обговорить все условия. Мне, конечно, очень интересно попробовать себя в кино. Но все будет зависеть от графика моих выступлений.

Валентина Матвиенко подарила вам часы за вклад в развитие русского самбо. Носите?

Нет. Они для меня больше как память, на них приятно смотреть и
вспоминать момент моей встречи с Валентиной Ивановной.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме