Даша Малыгина

Ей всего шестнадцать лет, но она – первая модель из Петербурга, ставшая лицом западного модного дома, причем такого, как Prada, – уже не покидает подиумов Милана, Нью-Йорка и Парижа и снимается для V Magazine и Vogue Italia. Всему миру она известна как Dasha Malygina. А первая ее съемка была в 2005 году для журнала «Собака.ru».

Как вы попали в модельный бизнес?

Я с детства находилась в этой атмосфере. Сначала я работала на показах Pirosmani, моя мама – Женя Малыгина, одна из создательниц этого дизайнерского дуэта, потом меня взял в свое агентство LMA Сергей Луковский. А на кастинг Prada меня отправило Grace Models, агентство, которое открыло Евгению Володину и Наталью Водянову. Сфотографировали меня буквально на улице и отослали карточку в Милан. В итоге меня и еще четырех девушек взяли на эксклюзив.

Что такое эксклюзив?

Я не имею права работать на других показах на Миланской Неделе, но зато это гораздо лучше оплачивается. Эксклюзивные модели – это лица Дома. Я представляю Prada и Miu Miu (у этих модных домов одна владелица, Миуччиа Прада). С Miu Miu осенью забавная история получилась: по французскому закону, если тебе нет шестнадцати лет, ты не можешь работать в выходные, а показ пришелся как раз на уикенд, и я прокатилась в Париж просто так, но обязательно буду работать для них в следующем сезоне.

Страшно было ехать?

Очень. Не хотела вообще одна ехать, – к счастью, в Милане была
еще одна модель из Петербурга, она меня поддерживала. А в Нью-Йорке две недели со мной провела мама, и мне это очень помогло, мы с ней так сблизились за это время. Я собиралась пробыть там неделю, а меня оставили на месяц. Пятнадцать кастингов в день, постоянные съемки по семь часов, я вставала в восемь утра, приходила домой в девять вечера и буквально падала в кровать. Здесь проще – например, на «Дефиле» ты приходишь на кастинг, перед тобой сидят все дизайнеры и выбирают моделей. А в Штатах нужно проходить кастинг у каждого отдельно, к тому же часто они находятся в разных концах города.

Моделью быть собираетесь всерьез и надолго?

Я занимаюсь этим только потому, что для меня так много сделали
близкие мне люди, которые в меня верят. Если бы не моральные обязательства перед ними, я давно бы все бросила. Меня не интересуют бешеные деньги: есть – хорошо, нет – обойдусь. Мне в этом бизнесе неинтересно: многие модели, особенно известные, – тупые существа, они считают, что у них самая крутая профессия, мир у их ног и они самые-самые на свете. Эта иллюзия так раздражает! К тому же мне тяжело находиться далеко от моего молодого человека. У меня была депрессия в Нью-Йорке – там такая тоска! Я купила хороший фотоаппарат, чтобы хоть что-то меня вдохновляло, и пошла фотографировать. Мне нравится снимать необычные вещи и парадоксы города.

Как вы увлеклись фотографией?

В детстве я была предоставлена самой себе – мама моя была слишком занята творчеством. Поэтому я прогуливала школу и была настоящей оторвой. А потом мне вдруг стало все интересно. Я попросила маму записать меня в художественную и музыкальную школы, начала фотографировать. Это мне помогает и сейчас – я пишу песни, играю на гитаре.

Многие девушки мечтают о карьере модели…

Просто они забывают, что это еще и тяжелая работа. Недавно в Нью-Йорке была такая фотосессия: меня снимали на морозе в легкой одежде. Я стучала зубами, в перерывах меня закутывали во все, что было под рукой, а после съемки фотограф меня спросил: «Ты меня сейчас, наверное, ненавидишь?» Я честно призналась, что так и есть. Я не представляла, что это так трудно – быть вдали от дома и так интенсивно работать. Меня пытались оставить там еще на неделю – на шоу Calvin Klein и съемки для V Magazine, но я разругалась с
менеджером и сказала, что вообще больше никуда никогда не поеду,
если задержусь еще. Я жила мыслью о том, что скоро домой.

Правда, что между моделями дружбы быть не может?

В Петербурге все дружные, здесь особенно нечего делить. LMA – вообще большая семья, туда приятно просто зайти, поболтать, чаю выпить. Что касается близкой дружбы, то у меня немного друзей, я очень тяжело сближаюсь с людьми из-за замкнутости, и всего одна подруга-модель. Остальные вообще не из этой сферы. Я отношусь к людям с недоверием, нормальных становится все меньше и меньше.

Как в школе реагировали на ваши успехи?

Никто и не знает. Кроме своей лучшей подруги, я никому не рассказывала. Потом случайно кто-то узнал, и меня дразнили. Лучше, когда никто не знает.

Разница большая между работой в России и на Западе?

Огромная. На западных съемках отношение очень заботливое: кремом намажут, если руки мерзнут, и перед макияжем и после всегда защитят и увлажнят лицо. На миланском показе Prada, перед тем как навернуть тюрбан на голову, оттягивали волосы раз семь – и каждый раз с защитными средствами, следили, чтобы нигде не жало. А у нас – сам смыл все водой с мылом и свободен, еще и график всегда очень жесткий. Дефиле тоже очень разные. У Сергея Луковского всегда есть идея, из показа он делает настоящее представление. Это мне очень нравится – ты становишься практически актрисой. В Милане даже не бывает репетиций – ты просто идешь, и все. Это машина: тридцать минут кастинг, пятнадцать минут показ – и так весь день.

Увидели вы кого-нибудь в первом ряду, кого давно мечтали увидеть?

Вообще-то я очень люблю рассматривать людей, но на показе училась у более опытных моделей – и все они идут с абсолютно прозрачным взглядом в никуда. Вот и мне пришлось не обращать внимания ни на что вокруг.

Если бы вам предложили насовсем остаться в Нью-Йорке, Милане или Париже, согласились бы?

Нет. Я люблю Петербург и без него не могу. Сейчас нужно ехать в Лондон на Marc by Marc Jacobs, это важный показ: если на него попадаешь – на все остальные дорога открыта автоматически. Потом Париж. А я всего лишь хочу быть рядом с любимым человеком, родителями и друзьями.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме