Сергей Гутцайт

Как ни странно, он похож скорее на московского хозяйственника, чем на избалованного удачей владельца ресторанов в Пушкине и Павловске. Почти всем известно, что в «Подворье» он принимал президента Франции Жака Ширака, королеву Испании Софию и принца Уэльского. Но говорить Гутцайт любит больше не об этом, а о своем увлечении – реставрации заброшенных особняков Пушкина и Павловска.

– Ваш отец работал за границей торговым представителем. Вы тоже там жили и учились?

– Нет, за границей я впервые оказался года через два после того, как построил первый ресторан. Это было в середине 1990-х.

– Куда вы поехали?

– Мой друг, француз, женился, и я был сначала в Париже и в Авиньоне, а потом мы поехали в путешествие по Лазурному берегу. А в течение последующих двух-трех лет я побывал в двадцати странах: интенсивно восполнял «потери».

– А я думала, что вы стали так успешно вести дела, поучившись за границей.

– Может быть, мой бизнес и строился на западной основе и я ориентировался на иностранных туристов. На самом деле история такова: у меня был приятель, который возил сюда группы важных персон, а я их кормил в первом отреставрированном мною доме в Павловском парке. В какой-то момент я понял, что дом уже не может принять такое количество гостей и что пора строить ресторан.

– «Подворье»?

– Да, тогда я начал строить «Подворье». А поскольку разрешений на капитальное строительство тогда не давали, а землю сдавали в аренду максимум на три года, идея построить сборный модуль бревенчатого типа пришла мне в Кижах, когда я увидел местные «сборные» храмы. В Кижах ведь ничего не строили, просто свезли много памятников из разных
мест. В нашу туристическую русскую деревню Верхние Мандроги, которая находится на реке Свирь в 320 километрах от Петербурга, мы тоже перевезли несколько памятников из Архангельской области.

– А вы и правда такой русофил?

– Ну, я не русофил, и вообще по национальности даже не русский, хотя вырос в России. Просто эта культура мне более понятна и я хуже разбираюсь в европейской и французской кухне. Больше знаю кухню бывшего Советского Союза. Я жил в Одессе, а там многонациональная кухня: еврейская, греческая, молдавская, украинская.

– Поэтому открыли ресторан «Ялта»?

– Да. Как ни странно, но там сейчас своя кухня, «крымско-татарская», хотя на самом деле такой и не существует. Но уже складываются традиции – из восточной, украинской и южнорусской кухонь.

– В ресторане «Ялта» готовят бычьи яйца. В Крыму их не везде делают.

– Там есть некоторые рестораны, где готовят бычьи яйца. Когда я решил открывать «Ялту», я посылал своих поваров в Крым и просил их, чтобы они там ели и нанимались на работу.

– А ваш друг Михаил Жванецкий уже был в «Ялте»?

– Еще нет, но я обязательно приглашу его, когда он будет в городе, – там есть блюда, которые он любит. Хотя, когда он приезжает, его трудно куда-либо затащить: обычно он нарасхват и ему приходится ездить не туда, куда хочется, а туда, куда нужно.

– В «Старой башне» и в «Ялте» вы повесили картины – чувствуется, помимо увлечения реставрацией вы еще живопись любите.

– Ну не то чтобы люблю… Просто десять лет назад, например, в Крыму продавалась только мазня на потребу обывателю, а последний год я начал замечать, что появляются вполне приличные вещи. Люди с удовольствием живут в Крыму, пишут картины, а те, у кого есть деньги, их покупают. Это отразилось на качестве живописи. Я смотрел на картины крымских художников – они мне очень понравились – и думал: куда бы их? Купить и чтобы лежали? Таким образом пришла в голову идея украсить ресторан. Для начала я приобрел несколько картин подешевле, а сейчас уже буду создавать коллекцию.

– А как у вас в «Подворье» появилось «меню Владимира Путина»?

– Владимир Владимирович много раз бывал у нас в ресторане, когда еще был вице-губернатором. И мы знали, что он любит. Когда у него был день рождения, это был абсолютный экспромт: нам позвонили и сказали, через два часа к нам приедет Путин, просили накрыть стол на двадцать одну персону и подать то, что мы считаем нужным. Во время обеда заказывали еще какие-то блюда, в результате получилось довольно обширное меню, которое мы теперь предлагаем гостям.

– Это маркетинговый ход или проявление уважения?

– Ну конечно это маркетинговый ход! Более того, я был приглашен на обед, и каждый гость говорил какой-то тост. Я пожелал всем гостям приятного аппетита, а Владимиру Владимировичу сказал: «Владимир Владимирович, благодарю вас за выбор, который вы сделали в свой день рождения, и предупреждаю, что я из этого извлеку максимально возможную прибыль». Он сказал: «И правильно сделаете». Вот так мы с ним договорились.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме