Дмитрий Ашман

На протяжении многих лет каждый уикенд несколько сотен петербургских музыкантов садятся на поезд Петербург–Москва, закидывают на полку инструменты и едут штурмовать музыкальный Клондайк. Дмитрий Ашман – один из немногих, кто в свое время не только грамотно провел штурм, но и смог закрепиться на позициях. Он бас-гитарист культового ансамбля «Браво» и клубный промоутер с железной репутацией. Своим существованием Дмитрий опровергает теорию о прагматичном и творческом полушариях. Зато подтверждает теорию о трудолюбии и деловой принципиальности.



– Вы получили известность как рокабилли-музыкант, но клуб «Цеппелин» – это главная цитадель хаус-культуры, а «Форты» – и вовсе наполовину трансовое мероприятие. Означает ли это, что вы стали всеядны в музыкальном отношении?

– Мне кажется неправильным так остро проводить различие между стилями. Первые группы, которые я слушал, это Depeche Mode, U2, Kraftwerk, New Order – в общем, группы, имеющие прямое отношение к электронной музыке. Если говорить о западной музыке, то никто не удивляется, когда Дэймон Албарн из Blur участвует в электронном проекте The Chemical Brothers. Все очень тесно перемешано. А я за то время, что был промоутером и общался с ди- джеями, сам успел полюбить The Chemical Brothers, Underworld и стиль брейкс. Просто музыка – это лишь способ донести свое отношение к жизни, это всего лишь язык. Если язык интересен, то форма не имеет особого значения. Главное – чтобы это не было утрированно и пошло, банально и безвкусно.

– А когда говорят, что рок-н-ролл мертв, у вас возникает внутренний протест?

– Да я просто не понимаю, что это значит. Если рок-н-ролл – это Ленни Кравитц, он, безусловно, жив.

– Кравитц – красавец.

– Мне очень понравился концерт. Рок-н-ролл – это не стиль музыки, а состояние души. Если человеку интересно жить активно, значит, он рок-н-ролльного склада.

– Бас-гитарист – это определенный тип людей?

– (Смеется.) Однозначно! Барабанщики – они всегда чуть-чуть флегмы и чуть-чуть в себе. Басисты – очень энергичные, любят поухаживать за девушками, самые активные в группе тусовщики. По моим наблюдениям, в группе самые заводилы всегда бас-гитаристы.

– Анекдот про басиста?

– У меня их куча. Группа приезжает на гастроли в какой-то город. Отчекались, настроились, все музыканты пошли кто поесть, кто погулять по городу. В семь часов вся группа в сборе – басиста нет. В восемь – нет. Прибегает промоутер: «Ребята, полный зал народу! Играйте!» – «У нас басиста нет!» – «Играйте без басиста!» Ну, музыканты вышли на сцену, клавишник кое-как отыграл левой рукой басовую партию. После концерта в гримерку вваливается пьяный басист с двумя блондинками. «Где ты был?! Без тебя концерт играли!» А он: «Т-с-с-с! Без баса – полное говно!»

– Как вы себя чувствуете на вершине мира? Трудно на ней удерживаться?

– Вершина еще не достигнута, всегда есть к чему стремиться. Но мне помогает коммуникабельность, умение находить общий язык со многими людьми. В том числе с Эдиком Мурадяном. (Улыбается проходящему мимо Мурадяну.) И я пытаюсь находить выход из любых ситуаций, отстаивая свои позиции достаточно жестко.

– Есть теория, что в петербургской воде мало йода, поэтому петербуржцы менее активны, чем москвичи.

– Ну есть же витамины в аптеке – принимайте витамины! Я всю жизнь прожил в Питере, безумно люблю этот город, но тех людей, которые здесь проявляют какую-то инициативу, можно пересчитать по пальцам.

– Я читал в Интернете, что ваш герой – Малкольм Макларен.

– Да, это правда. Это человек вне времени, и одновременно он всегда опережает время. Начиная с того момента, когда он придумывал группу Sex Pistols, и заканчивая глубокой старостью, он всегда сохранял ироничное отношение ко всему, а альбом, записанный с Катрин Денев, – вообще уникальный именно по музыке.

– А панковская эстетика вам близка?

– Конечно. Я вырос в Питере, здесь все было перемешано. Гребенщиков дружил с Рикошетом, Женя Федоров играл в группе «Объект насмешек»…

– Можете вспомнить яркое происшествие времен рок-клуба?

– Многое было: лазали на концерты через крыши, срывались… Мой старший брат устраивал подпольные джемы. Та закалка осталась. Умение видеть в людях настоящее, а не наносное.

– А что сейчас интересного с группой «Браво» происходит?

– У нас был длительный период подготовки к юбилейному концерту. На мой взгляд, все прошло удачно, группа вызвала сильный интерес к себе, и, что опять-таки приятно, не будучи в зависимости от крупных звукозаписывающих компаний, корпораций, телеканалов, концерт привлек очень много людей. Пришли поддержать Земфира, «Мумий Тролль», Billy’s Band, «Би-2». Сейчас группа активно гастролирует, готовит новые песни.

– Что для вас сейчас самое важное?

– Для меня очень важно состояние внутреннего комфорта, ощущение, что сделал все как нужно. Очень важно видеть результат того, что делаешь. Сыграл песню, записал, послушал – получил кайф. Я добился достаточно многого и еще большего добьюсь.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме