Людмила Вербицкая

Таких женщин, как Людмила Вербицкая, называют "стальная леди". Каждый день Людмила Алексеевна просыпается в 7.00 и едет в Университет. Возвращается не раньше 23.00 и берется за доклады (положение ректора и президента Международной ассоциации преподавателей русского языка обязывает). На сон уходит четыре часа в сутки.



При этом Людмила Алексеевна всегда в курсе культурных событий. Посещает филармонические концерты, дружит с Валерием Гергиевым и читает английские романы. По утрам обязательно холодный душ и сорокаминутная зарядка. Вот Вербицкая входит в аудиторию: красный костюм, энергичная улыбка. Невозможно представить ситуацию, при которой ректор Петербургского университета и зав.кафедрой общего языкознания могла бы спасовать. Студентов она учит русскому языку, политикам дарит учебники по правильной русской речи. "Проблема русского языка – проблема безопасности в России. Без грамотной речи нет лидера". С этим невозможно не согласиться. Особенно, когда звучит отточенная речь самой Людмилы Алексеевны.

– Я слышу от знакомых, учащихся на филологическом, что они часто прогуливают лекции.
– Сейчас ребята достаточно прагматично мыслят. Они посидели на лекции один-два раза и уже понимают: надо им это или нет. Ведь нельзя представить себе идеальную картину, будто все профессора прекрасно читают. Я узнала от ребят – на некоторых факультетах делается перекличка на общих лекциях. Мне кажется, большей глупости не придумать.

– Сейчас часто говорят в прессе: образовательный уровень студентов и выпускников Университета снизился.
– Я не знаю, относится ли это к нашему Университету. Я вижу столько талантливых ребят! И не могу сказать, что качественный уровень наших выпускников упал. То, что уровень обучения в средней школе очень разный – это абсолютная истина. И по пальцам можно перечислить те, выпускники которых всегда поступают в Университет. Но в петербургских школах уже который год не хватает преподавателей русского языка и литературы!

– Система тестирования, которая будет введена в 2004 году, не ухудшит ситуации?
– Очень непростой вопрос. Наверное, у вступительных экзаменов в каждом вузе были свои минусы. И главный, наверное, – равного доступа к образованию не имели все дети, закончившие школу в России. Сама идея, если бы она работала идеально, хороша. То есть сидишь ты в селе Веселый Лапоть в Сибири и пишешь этот тест, высылаешь результаты в Москву, получаешь свои 95,88 балла, рассылаешь в разные вузы, получаешь ответ и выбираешь, куда ехать. Едешь уже поступать, зная: если твои родители 12 тысяч на билет истратили, обратно лететь не придется.
С другой стороны, система тестов не идеальна. Я всегда привожу один пример. Когда в 1991 году я приехала работать в Дюкский университет на один семестр, то, естественно, хотела использовать это время для совершенствования английского языка. Я быстро сообразила, как надо отвечать на вопросы теста. И когда получила результаты, оказалось, что учиться мне, вроде, и нечему. Наверное, еще далеко до того момента, когда тесты будут совершенны. Второе обстоятельство, которого министр старается избежать с помощью тестов: взятки, которые будто бы берут ректоры и преподаватели.

– Людмила Алексеевна, как с этой точки зрения удастся бороться с коррупцией в Университете?
– Жулики везде найдут лазейку! Все годы, что я занимаюсь приемом, я прошу службу безопасности сообщать мне о любом нарушении. У нас даже был специальный телефон для жалоб. Меня волнует, что произойдет после введения Единого экзамена.

– Изменилась ситуация в Университете, с тех пор как выпускник ЛГУ Владимир Путин стал президентом?
– В 1993-1999 гг. мы не получали никаких денег, кроме символической стипендии студентам и зарплаты преподавателям. Мы выжили только потому, что сами начали зарабатывать деньги. Владимир Владимирович возглавил правительство в 1999 году и смог повлиять на бюджет 2000 г. А наш Университет с его помощью стал центром политической и общественной жизни в большей мере, чем был до сих пор. На базе Университета проходят "Петербургский диалог" и диалог "Германия – Россия". Встречи с участием президента и глав государств, которые бывают у него в гостях. Но главное, мне кажется, что наука и образование были провозглашены приоритетными сферами развития в России.

– Как вы считаете, Людмила Алексеевна, что способствовало тому, чем вы занимаетесь сейчас?
– Я выросла в Университете и поэтому хорошо его знаю. Моя специальность – экспериментальная фонетика: физика и математика для меня не абстрактные вещи как для филолога. Поэтому я смогла разобраться, что делается на других факультетах Университета. Во-вторых, я начинала как проректор по учебной работе, потом стала первым проректором и потом уже ректором. Эти девять с половиной лет, конечно, многое мне дали. И, в-третьих, моя жизнь была так трудна – я знаю, что такое трагедия в жизни. Сама я воспитывалась в детской трудовой колонии, когда моего отца в связи с "ленинградским делом" арестовали, а потом расстреляли. Многому научилась в жизни сама. Я знаю, как построить дом, мы с мужем когда-то вдвоем это сделали. Поэтому обмануть меня на университетской стройке довольно трудно. Я знаю, какое соотношение песка и цемента должно быть, и понимаю, как все должно быть сделано. Потом, наверное, генетика какую-то роль играет. Отец мой был достаточно крупным партийным работником, для него дело было превыше всего. Но главное в жизни – жесткое самоограничение и порядок в делах, чтобы успевать все. Хотя, все равно всего не успеешь.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме