Лев Меньшиков

«Для вас – века, для нас – единый час» – это не только про скифов, но и про востоковедов. Крупнейший российский синолог, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Лев Меньшиков говорит о событиях хоть столетней,хоть тысячелетней давности с такой интонацией, будто сам был их свидетелем. Наверное, потому, что он не только ученый, но и поэт. Хотя – доктор, профессор,почетный член и т.д. 17 февраля Льву Николаевичу исполняется семьдесят девять лет, однако он, как сказали бы нынешние студенты востфака (который Меньшиков окончил в 1952-м), не тормозит.

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Тем же, чем и раньше, с 1956 года, – изучением, описанием и публикацией китайских рукописей, хранящихся у нас в институте. Это девятнадцать тысяч единиц, с конца III до середины XI века нашей эры. Вторая сторона моей работы – переводы. За последние годы вышел сборник «Чистый поток» – поэзия эпохи Тан (VII–X вв.) – и «Записки о поисках духов» Гань Бао, собрание небольших прозаических повествований, составленное в начале IV века. Оно по причине нынешнего интереса ко всему оккультному пользуется популярностью – уже третий тираж допечатывают. Сейчас поступило предложение издать сборник моих переводов китайской поэзии от самых древних текстов до XX века.

– А как рукописи попали на Дворцовую набережную?

– В конце XIX века по инициативе русских ученых было образовано Европейское общество по изучению Центральной Азии, в 1903 году по предложению выдающегося индолога Сергея Федоровича Ольденбурга организован аналогичный российский комитет, ставший ведущим в этом Европейском обществе. Тогда предприняли целую серию экспедиций в разные районы Китая. Одна из них, возглавляемая как раз Ольденбургом, в 1914 году и собрала эти материалы. Рукописи находятся у нас, предметы искусства – в Эрмитаже.

– Они что, в Китае валялись?

– В 1900 году в Дуньхуане, в знаменитом пещерном буддийском монастыре Могао, неграмотный даос Ван Юаньлу случайно обнаружил пещеру, наполненную рукописями. Его начальство велело все замуровать назад, чтобы не выпустить злых духов. Но образцы, которые Ван привез в центр Синьцзяна, как4то дошли до европейцев. Пещера не охранялась, и вот в 1907 году британская экспедиция Стайна первая вывезла десять тысяч свитков. В следующем году выдающийся французский китаист Пельо отобрал три с половиной тысячи самых редких рукописей. Тут уже cпохватились центральные китайские власти и остатки, около десяти тысяч, перевезли в Пекинскую государственную библиотеку. Около трехсот рукописей, разошедшихся по рукам населения, собрала японская экспедиция, они сейчас в Киото. Ольденбургу достались мелкие фрагменты, брошенные другими, и то, что удалось купить у местных жителей.

– Греки и египтяне трясут англичан, ободравших Парфенон и фараоновы гробницы. А китайцы?

– Англичане и Наполеон просто грабили. В КНР тоже долго считали, что к ним приезжали империалисты, чтобы грабить Поднебесную. Это не так: материалы, добытые экспедициями в начале ХХ века,являлись их собственностью. Все ученые работали с разрешения китайского правительства. И только сейчас китайская сторона поняла, что вместо споров, которые могут длиться столетями, плодотворнее сотрудничать с нами. С начала 1990-х годов мы вместе с шанхайским издательством «Древняя книга» выпустили семнадцать огромных томов рукописных материалов. Совместная работа была подхвачена французами (девять томов) и англичанами (четырнадцать), самими китайцами. Остальное в будущем.

– Вы трудитесь, как китайские мастера: дед начинал резать из слоновой кости каких-ибудь три ажурных яйца, заключенные друг в друга, отец продолжал, а сын заканчивал.

– Моя работа в этом направлении – учитывая мои годы – видимо, кончена. Если бы удалось подготовить таких же энтузиастов… Но пока особого энтузиазма у молодежи не вижу.

– Чем вызван интерес к оккультному, о котором вы говорили?

– По моим наблюдениям, тяга к сверхъестественному, потустороннему появляется, когда возникает неуверенность в способности государства обеспечить безопасность граждан. Например, когда теракты ясно показывают всем, что жизнь человека ничего не стоит. И бывшие воинствующие атеисты вешают на грудь кресты и начинают ходить в церковь. Людям нужна защита – если не полицейская, то божественная. Китайская история показывает, что это происходит в неустойчивые времена. Китай – одно из немногих обществ, где религия никогда не играла ведущей роли. Его государственность основана на светском – этическом и политическом – учении Конфуция. Но и в Китае бывали периоды, когда шла война всех против всех, и народ начинал искать спасение от бед в помощи духов.

– Как объяснить мировую моду на Китай – от фаст-фуда до кино?

– Китайская кухня дешевле европейской и гораздо вкуснее. Продукция китайской легкой промышленности интересна: она не повторяет то, что есть в Европах. Китайское искусство никогда не притворялось идейным, оно всегда было декоративным. А ведь людей привлекает экзотика. Большинство тех, кто увлекается Китаем, увлекаются экзотикой, что прямо противоположно научному познанию. Например, год Петуха начнется вовсе не первого января, как у нас думают, а в ночь с восьмого на девятое февраля. Но, с другой стороны, для китайцев сейчас экзотика – импрессионизм, модернизм, абстракционизм. И у них даже появилось новое направление – масляная живопись. Это процесс взаимопроникновения культур, и это благо.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме