Юлия Демиденко

Юлия Демиденко второй год занимает должность директора по научной работе Музея истории Санкт-Петербурга. До этого около двадцати лет проработала в Русском музее, курировала различные художественные проекты, в том числе выставку «Память тела», посвященную нижнему белью советской эпохи и развитию тоталитарного искусства. Еще Юля написала книгу об истории интерьера в России и устроила празднование 220-го юбилея буквы «Ё».

– Как вы думаете, «петербургский миф» продолжает развиваться в искусстве?

– Безусловно. Все время, говоря о Петербурге, имеют в виду скорее не настоящий город и его историю, а какие то закрепившиеся мифологические представления. Сейчас, равно как и раньше, подобный взгляд на Петербург используется очень успешно, потому что открывает широкое поле деятельности. «Петербургский миф» эксплуатируется и на уровне государственной власти, и на уровне современного искусства. Это не всегда идет на пользу. Например, мне кажется, что нынешнее состояние Петербурга гораздо более печальное, нежели состояние Москвы, это тоже отчасти результат работы «петербургского мифа». Понятно же, что город и так прекрасный и самодостаточный, чего уж тут особенно мучиться и стараться что то изменить.

– Помимо научной деятельности, вы коллекционируете различные предметы…

– Нет, я бы не сказала, что я что то коллекционирую, просто некоторые вещи я люблю, оставляю у себя, не выбрасываю. То, что позже, например, становилось экспонатами выставок, я часто находила дома у себя, у моих друзей и знакомых. Это в чем то вынужденная мера. У нас музеи всегда собирают красивые вещи, экспонат должен быть ну прямо как новый, как будто только что вышел из супермаркета. Многих предметов там просто не найти. Мне кажется, что дырки, штопки, осколки показывают жизнь предмета, его персональную историю, поэтому я их храню и стараюсь показывать людям.

– Что представляет собой современное искусство, на ваш взгляд?

– На современном этапе оно возвращается к тому моменту, когда искусство не выделялось из жизни. Искусство сейчас – не просто творчество, а одна из форм взаимоотношений с миром, одна из форм его изучения и изменения. В этом смысле образ художника приближается к образу творца. Так было далеко не всегда. В эпоху Возрождения, например, к свободным искусствам относились математика и риторика; живопись и скульптура, напротив, считались ремеслом. Искусство сегодня стремится отойти от ремесла и рукоделия в обычном смысле, чтобы попытаться выразить чистую мысль.

– Вы сказали, что художник сейчас уподобляется творцу. Разве современное искусство не уничтожаетобраз художника-творца как таковой, провозглашая, что творцом может стать каждый?

– Совершенно верно, абсолютно каждый. Но это никак не противоречит задачам искусства, ведь это то, к чему человечество всегда стремилось и от чего оно отталкивалось. В каждом человеке изначально заложены какие то возможности и таланты, другой вопрос: реализует он их или нет?

– А как же гений?

– А что гений? Он такой же человек, как и мы все. Его гениальность проявляется в том, что он может максимально точно прочувствовать и реализовать свои возможности. У нас почему то сложилось убеждение, что гений – это только тот человек, который, например, водит кисточкой по холсту или занимается интегральными вычислениями в уме. На самом деле ничего подобного. Отдельные человеческие качества также относятся к этому разряду. Если мы считаем, что уникальное сопрано рождается раз в сто лет, то почему мы убеждены, что добрым или порядочным должен быть каждый? Нам бы этого хотелось, но ведь нам бы хотелось, чтобы и сопрано владели все.

– Как вы считаете, чем объясняется то, что у нас до сих пор нет ни одного масштабного музея современного искусства?

– Понимаете, по сути, у нас ведь нет и ни одного художника, который по величине был бы достоин большого музея. А потом, о большинстве наших художников людям просто ничего не известно, никто даже не знает их имен. Современное русское искусство находится в итоге в позиции эдакого нелюбимого ребенка, оно живет само по себе. Массам о нем просто ничего не известно. А интерес и какой то вкус к современному искусству надо воспитывать, но этим никто не занимается. У современного искусства есть свой зритель, но оно у нас еще не стало частью жизни, не пошло в дизайн...

– Сами никогда не занимались искусством?

– Тут опять же встает вопрос: а что считать искусством? Я думаю, что каждый из нас так или иначе занимается искусством. Если вы имеете в виду какие то чисто художественные занятия – умение рисовать, например, видите, как я деликатна… Ну да, я окончила среднюю художественную школу и грамотно нарисовать лошадь или человека, пожалуй, смогу, но это как раз не искусство, а ремесло, этому можно научить любого, здесь нет творческого начала. Вышивать крестиком я могу с таким же успехом. Понимаете, не важно ведь, что вязать умеет каждый второй, важно наличие определенной идеи, как и везде. Это и есть творчество.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме