Михаил Бобров

Почетный гражданин Санкт-Петербурга Михаил Михайлович Бобров – легендарный человек. Он один из тех четырех ленинградских ребят, кто маскировал знаменитые шпили города в начале блокады. Будущий год для Боброва – юбилейный дважды: 300-летие любимого города и его собственное 80-летие. Генеалогическое древо восходит к петровским временам, когда предки его из подмосковной Коломны приехали возводить город и строить корабли. Он – автор и исполнитель идеи водружения флага Санкт-Петербурга на самых высоких точках всех континентов. Сегодня идея почти воплощена. Флаги города уже развеваются на Северном полюсе, на горе Аконкагуа (Америка), Эльбрусе (Европа) и Килиманджаро (Африка).



– Закончил я Военный институт физкультуры, много лет проработал там же. Больше 20 лет работал в Ленинградской военно-воздушной инженерной академии им. А.Ф. Можайского. 8 лет был завкафедрой физвоспитания в Университете им. Жданова (СПбГУ). И оттуда был направлен в Университет Рейкьявика, где в течение 3,5 лет готовил национальную олимпийскую команду Исландии по легкой атлетике, читал лекции по спортивной психологии и спортивной педагогике.
Прекрасная страна Исландия. Хорошие у меня ребята учились, трудолюбивые, исполнительные, толковые. В северных широтах дураков нет, плохо подготовленному человеку трудно выжить. Я с ними и в горы ходил, и русскому учил. И университетская команда быстро вырвалась на первые места в чемпионатах среди спортивных клубов страны. Да я и сам бегал в свои 50 лет за Университет, три года подряд брал "золото" на 5 000 метрах. Личный пример очень важен… Северные страны прекрасны. Я очень люблю Исландию, Норвегию, Гренландию.

– А вы же совсем мальчишкой были, когда шпили-то пришлось маскировать…


– В 1940 году я выиграл чемпионат города среди юношей по слалому, наградили меня путевкой в альпинистский лагерь. Понравился я инструкторам, с разрешения родителей остался на все лето, чтобы учиться в школе инструкторов. Получил первый разряд по альпинизму и прилепился сердцем к горам. Хотел в следующем году снова приехать, но началась война. В августе 1941 года мне исполнилось 18 лет. В числе других спортсменов, пришедших в военкомат, я попал в оперативную разведку и успел поучаствовать в пяти забросах в тыл противника. При переходе линии фронта меня ранило и контузило, я полгода заикался, плохо слышал. Лежал в госпитале в Инженерном замке, прямо в тронном зале Павла. Там и нашел меня мой друг Алоиз Земба с известием о том, что собирают бригаду альпинистов для маскировки петербургских доминант, служивших прекрасными ориентирами при бомбежках и артобстрелах. Бригада составилась из двух девушек, Оленьки Фирсовой и Аллочки Пригожевой, и нас с Алоизом, у которого после ранения в Финской войне не сгибалась нога в коленном суставе.
Шпили и купола Исаакия и Петропавловки покрыты червонным золотом, поэтому их можно было красить корабельной краской. Нам понадобилась всего неделя, чтобы Исаакий растворился в сером петербургском небе. Купола и шпили Адмиралтейства, Инженерного замка, Никольского собора покрыты лепестками из сусального золота, поэтому их маскировали брезентовыми "юбками". Петропавловку красили уже зимой, по ночам, в сорокаградусный мороз, обессилевшие, полуголодные… Двое нас осталось в живых. Я и Оленька Фирсова, ей 90 лет…

– Успеете ли за полгода охватить флагами города оставшиеся континенты?


– Для восхождения на ледник Винсона в Антарктиде вряд ли деньги найдем. Пик Мак-Кинли на Аляске – тоже дорого. Чтобы взобраться на Эверест, стоим в очередь, подойдет она в 2005 году. Остается пик Косцюшко в Австралии, на вершине которого, думаю, мы успеем водрузить флаг города.

– В советские времена на вершины водружали бюсты вождей…


– Да, было модно водружать гипсовые бюстики Сталина, Ленина, Кирова на вершинах. Они и по сей день там, только толщей снега засыпаны.

– Как вы поддерживаете такую хорошую спортивную форму?


– По утрам бегаю кроссы, иногда хожу в бассейн. Никогда не курил, алкоголь употребляю умеренно. По выходным в Комарове езжу на лошади по имени Гвинея, подаренной мне нашим университетом. Перед восхождением начинаю ходить пешком или бегать от дома до работы, 15 километров 475 метров в один конец. Лучший мой результат – 1 час 45 минут.

– Ваши сыновья увлекаются альпинизмом?


– Миша и Саша – инженеры-корабелы, мастера спорта по академической гребле. В горы мы с женой носили их еще маленькими, в рюкзаках. И Миша до сих пор часто ходит со мной в экспедиции. Да и жена моя, Лариса Ильинична, тоже очень спортивная, она выпускница академии Можайского, воевала в Отечественную войну. Вместе мы с ней уже 54 года.

– К горным лыжам не возвращались?


– В 1942 году уехал в Приэльбрусье, где шла горная война, о ней мало написано. Против элитной немецкой дивизии "Эдельвейс" воевали многонациональные части – сваны, абхазцы, грузины, чечены. Национальность не имела никакого значения, мы были одной семьей… Потом я был начальником горной подготовки дивизии и армии. Когда начались боевые действия в Афганистане, в Чечне, мы, ветераны горной войны, предлагали руководителям государства свое участие в подготовке контингента войск. Увы, услышали нас совсем недавно.

– Как вам город накануне юбилея?


– Город становится все лучше. Панорама, которую видишь со шпиля Петропавловки, с других шпилей, потрясающа. Но петербуржцы и гости города лишены этого прекрасного обзора. Между тем в петровскую эпоху весь дипломатический корпус непременно поднимался на площадку деревянного шпиля Петропавловского собора. А во многих европейских городах экскурсии по куполам и шпилям традиционны.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 4 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме