Юрий Ларионов

В 1998 году выпустил первую партию женской верхней одежды под маркой "Style", ныне ставшей популярным российским брендом.

38 лет, родился в Обнинске, выпускник Тульского артиллерийского училища. Служил в Афганистане, в 1994 году окончил Военно-артиллерийскую академию им. Калинина, вышел в отставку в чине майора. В 1998 году выпустил первую партию женской верхней одежды под маркой "Style", ныне ставшей популярным российским брендом. Женат, имеет двоих дочерей. Пьет "Русский стандарт", курит "Парламент".



– Юрий Валерианович, я знаю, что вы сделали первые шаги в бизнесе, еще учась в военной академии, что было, как известно, строжайше запрещено.

– А вы вспомните: 1991 год, талоны, очереди за пропитанием, зарплата военного 1700 рублей, а килограмм полукопченой колбасы стоил 2800… Мы ждали второго ребенка, и врачи сказали: чтоб он родился здоровым, надо нормально питаться.

– И вместо маячившей впереди полковничьей должности…

– …пришлось заняться торговлей с лотка. Потом купили место на рынке, приметили, что самый ходовой товар – женские пальто, и стали размещать заказы в небольших ателье. Когда там перестали справляться с объемом работ, решили создать свое производство.

– Ваше первое швейное предприятие нежно именовалось "Юлия" – по чьему имени?


– Боюсь, вы разочаруетесь: это производная от моих инициалов "Ю.Л.".

– Вообще говоря, пошив женской одежды – не слишком мужское занятие, особенно для боевого офицера. Признайтесь, идея принадлежала вашей жене.


– Нет, все решил случай. Но теперь, когда "Style" считается элитной российской маркой, я себе говорю: миром правят женщины, а женщинами правит тот, кто их одевает.

– Ну, можно считать, что генеральскую должность вы на новом поприще уже заслужили, а про людей успешных любят посудачить. Что говорят про вас?


– Из разряда самых курьезных – слух о том, что "Style" развивается за счет связей с итальянской мафией. Поговаривают также о "золоте партии"…

– И есть тому основания?


– Ну, не отпираюсь: до 1991 года, действительно, в партии состоял.

– Не этим ли золотом оплачены победы вашей продукции на международных выставках? И не слишком ли амбициозен ваш рекламный слоган – "Мы диктуем моду"?


– Можете мне не верить – но, выпуская в продажу новые коллекции, мы не раз опережали европейских коллег, это установленный факт.

– А вы часом экстрасенса в штате не держите?


– Нет, в нашем деле все решает не гений-одиночка, а профессиональная и сплоченная команда. Я своей могу гордиться.

– Ваши командные навыки тут пришлись кстати?


– Для успеха военных действий всего важнее, чтобы в бою каждый был на своем месте и четко отрабатывал задачу. Здесь примерно те же условия игры. Если бизнес основан для зарабатывания денег, а не просто для укрепления личного имиджа, правильная организация производства – главная задача.

– "Style" вышел на рынок в год кризиса. Как вам удалось выжить?


– Полгода после дефолта мы работали только чтобы выйти в ноль, отдав долги. Но уже в 1999-м участвовали в международных ярмарках, имели успех и обросли широким кругом заказчиков. Сегодня нашу одежду охотно покупают на всей территории бывшего СНГ – от Калининграда до Камчатки.

– Чем объясняется такой успех, ведь магазины завалены одеждой с Запада?


– Мы не экономим на качестве: шьем из дорогих итальянских тканей, на дорогом оборудовании, и наша одежда мало чем уступает западным аналогам – а стоит все-таки в полтора раза дешевле.

– За восемь лет вам, наверное, пришлось многому научиться, в частности, овладеть новой лексикой.


– Да в профессиональной лексике я до сих пор не силен: только недавно научился отличать отмелку от сноровки. Но делу это, представьте, не вредит.

– Более того, у меня есть подозрение, что если б после академии вы взялись веники вязать или валенки валять, все равно стали бы состоятельным человеком. Дело, видимо, в свойствах личности, а не в характере занятий.


– Просто мне хватило самолюбия на новом витке жизни доказать всем свою состоятельность.

– С "переменой участи" вы стали другим человеком?


– Стал серьезнее относиться к жизни. Меньше стал отдыхать: о любимых рыбалке и охоте пришлось забыть. Зато занялся горными лыжами.

– А привычки изменились?


– Вредные – нет, но появилось много новых.

– Круг общения шире стал или наоборот?


– Друзья остались прежние, и с ними я о своей работе не говорю.

– Боитесь, что реакция будет неадекватной?


– Да нет, зависти я не боюсь: многие из тех, с кем я прежде служил, сделали блестящую карьеру на гражданке. Просто им прежде всего интересен я сам, а не моя работа.

– Что прежде всего может расположить вас к человеку?


– Ум, честность, открытость.

– А что отвращает?


– Ненавижу льстецов.

– И критиканов в своем коллективе не преследуете?


– Напротив – поощряю. А если они еще и предлагают пути решения проблемы – берегу их как зеницу ока.

– Ваши девочки 9 и 12 лет осознают себя детьми преуспевающего папаши?


– Нет, они сравнительно недавно узнали, что в квартире может быть собственная кухня: выросли в военных общежитиях и коммуналках.

– Вы чего-нибудь в жизни боитесь?


– Еще одного дефолта: это было пострашнее Афгана.

– Без чего вы ни за что не могли бы обойтись?


– Без сигарет. И без работы.

– А с чем в трудных обстоятельствах расстались бы легко?


– С автомобилем. Живу-то я рядом с работой.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме