Эдуард Тиктинский

Поработав на стройке и пообщавшись с директорами всевозможных СМУ, трестов, "Стройинвестов", я выяснил, что это такие упитанные дядьки, которым, как правило, уже за сорок, а то и за пятьдесят, готовые, надев каску, лазить по своим объектам даже тогда, когда этого и не нужно. Тиктинский, с его манерой разговора вполголоса, когда взвешивается каждая фраза, с его аскетично оформленным кабинетом и с его молодостью, был бы идеальным доцентом, например, кафедры психфака СПбГУ. Но вместо этого он руководит компанией, которая входит в клуб лидеров рынка элитного и массового жилья в Санкт-Петербурге.

– До 1917 года цены на квартиры в Санкт-Петербурге только росли. Это дает основание некоторым историкам утверждать, что нынешняя недвижимость будет дорожать. Всегда.

– Цены на недвижимость номинированы в долларах. Хотя сейчас большинство застройщиков, включая нас, ушли от доллара к некоему базовому курсу, который, по сути, что то среднее между евро и долларом. У большинства людей, которые заинтересованы в покупке жилья, – долларовые накопления. Для них цены всегда будут расти, потому что курс доллара падает и ближайшие пару лет, на мой взгляд, эта тенденция сохранится. Соответственно, долларовые накопления будут обесцениваться и для доллара жилье будет дорожать. Поэтому лучше сейчас поднакопить, занять, взять ипотечный кредит и купить квартиру. Кстати, у нас очень хорошо заработала ипотека. Я, честно скажу, этого не ожидал. 15% сделок в ноябре совершено с использованием ипотечных кредитов.

– У нас один из сотрудников таким образом купил себе квартиру.

– Вот, хороший пример. Если философски на эту тему говорить, то цены не могут расти всегда. Это цикличный процесс во всем мире. Они когда-то растут, когда-то падают. Но, по нашим представлениям, в ближайшие пару лет они будут расти, хотя, возможно, что и не так быстро, как, скажем, в начале этого года. Растет и платежеспособность населения, дорожают земля, услуги естественных (подключение к источникам энергоснабжения, водоснабжения) и неестественных монополистов (строительные материалы, такие как кирпич, цемент, металл). С другой стороны, и отступать некуда: поджимает себестоимость. Есть миф, что строительный (конкретно – девелоперский) бизнес – очень доходный, но это не так. Взять, например, сегмент массового жилья – доходность здесь очень невысокая.

– Вы увлекаетесь гольфом. Директор гольф-клуба в "Дюнах" говорил мне, что многие приезжают туда играть, чтобы пообщаться, а многие, напротив, ищут уединения.

– Если рассматривать такие крайние точки, то я приезжаю пообщаться, потому что для меня общение является отдельной ценностью, в том числе общение, не связанное с бизнесом. Гольф, в отличие от тенниса, где партнеры стоят по разные стороны сетки, дает возможность общаться в процессе игры. Пока у нас не так много любителей гольфа, соответственно, даже на трех лунках есть возможность играть в одиночку. Изредка хочется побыть одному.

– Как вы чувствуете себя по отношению к власти?

– Сейчас в городе очень вменяемая команда. Особенно сильный экономический блок. Если говорить о профессиональных аспектах, то мы хорошо друг друга понимаем.

– Я имею в виду иной аспект. Грубо говоря, куда идет страна?

– Это как маятник. Если есть какой то перебор в одну сторону, происходит перебор и в другую. За последние 15 лет были сломаны многие устои, которые действительно были нефункциональны. И, как всегда при таких ломках, сломали и какие то функциональные вещи. Это было время беспорядка, оно, наверное, тоже объективное, его нельзя называть лихим или еще как то. Был колоссальный кризис безвластия: 10–12 человек определяли, куда пойдет страна. Элита была монолитной и сделала ставку на одного человека. В моем представлении, для них было большим удивлением и неприятным сюрпризом, что этот человек повел себя самостоятельно, исходя из того, как он понимал пути развития страны. Получается, что у него не было другого выхода: нужно было ужесточать правила игры, наводить порядок. Соответственно, маятник качнулся в другую сторону. Если раньше те, кто сделал на него ставку, диктовали правила, то теперь их вообще не хотят слушать. И нарождается иной класс средне большого бизнеса, с которым в ближайшее время власть вступит в диалог. Маятник должен пройти через эти крайние точки и остановиться в середине.

– А если все-таки говорить о вас лично?

– Что касается моих личных ощущений, размер нашего бизнеса не такой, чтобы он абсолютно зависел от власти, и здесь мы скорее стараемся действовать опережающими темпами. У нас, например, зарплата полностью платится "вбелую", поэтому мы показываем действительно высокие доходы и платим много налогов. Мы хотим быть нормальным партнером для государства, или, как сейчас модно говорить, социально ответственными. Мы видим социальную ответственность не в том, чтобы заниматься благотворительностью, где нам укажут, а в том, чтобы соблюдать законы и платить налоги.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме