Денис Одинг

Сейчас «Контрфорс» готовит в Гатчине очередную глобальную акцию – Soundtropolis, которая может стать таким же значимым событием в истории танцевальной культуры города, как и другие акции «Контрфорса»: «Форты», «Восточный удар», Mayday или The World of Drum’n’Bass. Денис Одинг, как всегда, пребывает в боевой готовности.

– Ты сам музыкой в детстве занимался?

– В детстве мама часто водила меня в Филармонию. Не могу сказать, что мне очень нравилось, но так уж получалось: когда заканчивался один абонемент, мама покупала другой. Так, по мнению моих родителей, я приобщался к прекрасному миру классической музыки. Потом два года я учился в музыкальной школе, еще два года в джазовом колледже, но, поскольку слон мне на ухо наступил еще в детстве, каких-либо результатов это не принесло. Зато я хорошо рисовал –так говорили окружающие, и так казалось мне самому. Художником я тоже не стал.

– Как появился «Контрфорс»?

– В то время (конец 1980-х–начало 1990-х) рынка современного искусства в Петербурге не существовало (я не уверен, есть ли он сейчас). Иностранные языки мне не давались с детства. Меня не прельщала перспектива оказаться не у дел. Однажды мой приятель привез из-за границы пластинки house-музыки. Ничего подобного я раньше не слышал. Это была новая музыка, приносящая удовольствие мне и моим друзьям. Быть может, потому, что тогда не было ни клубов, ни вечеринок, я и стал заниматься их организацией, устраивая праздники для себя и для других.

– Как выглядит хронология твоих проектов?

– Сначала был маленький клуб для друзей, который мы сделали в сквоте в Свечном переулке, когда никаких клубов в помине не было. Потом был «Тоннель». В 1995 году я покинул «Тоннель», и мы создали «Контрфорс». Летом этого же года сделали первый «Восточный удар» в ТЮЗе, а осенью первый «Рэйв-монтаж» в одном из павильонов «Ленфильма». Затем были Каzантип, «Форты», «Свежий ветер», Mayday, The World of Drum’n’Bass…

– Организация любого многотысячного рэйва – это ведь психдом чистой воды.

– Сам по себе rave (одно из значений этого слова – «безумие»), возможно, и напоминает психдом. Но это шоу, то есть хорошо организованное безумие.

– В этом безумии наверняка было место для чего-то неожиданного?

– Был забавный случай, когда мы с Мишей Бархиным устраивали так называемое лазерное пиротехническое шоу на кафедре токов высокого напряжения Политехнического института. За день до события мы привезли на площадку пиротехников. Миша предупредил их о том, что здесь довольно опасно устраивать фейерверк, потому как земля пропиталась трансформаторныммаслом, которое очень хорошо горит, и вокруг десятки громадных керамических изоляторов, которые при возгорании будут взрываться, как бомбы. Мы предлагали устроить фейерверк на некотором расстоянии от опасной зоны. На это пиротехники ответили: «Мы не какие-нибудь там лохи, которые бросят окурок и все загорится. Мы профессионалы, мы управляем огнем». После чего устроили тестовое испытание так называемого огненного дождя, и тут начался небольшой пожар, еще через три минуты высота пламени была уже метров пять и горело сто квадратных метров. К счастью, пожарные приехали сразу же после вызова. Профессионалы по управлению огнем, впрочем, ретировались еще быстрее.

– Вы первыми привезли Westbam…

– На одно из первых выступлений Westbam мы напечатали флаеры, небезынтересные, как нам казалось. Задали ему вопрос, понравились ли ему флаеры? Он ответил: «Бумага хорошая».

– Как вам удавалось управлять республикой Каzантип?

– В 1999 году президент республики Каzантип Никита посылал всех наших спонсоров и партнеров на три буквы в довольно жестком стиле. Некоторые впадали в отчаяние, находясь в крымской глухой деревне без возможности как-то повлиять на ситуацию, и тут появился я (в то время премьер-министр республики), говоря, что со мной, в принципе, можно обо всем договориться. Эта известная схема «добрый – злой» получилась поначалу у нас непроизвольно, но работала, в общем-то, безотказно.

– Soundtropolis – брэнд не менее мощный, чем Mayday?

– Soundtropolis проводится каждое лето под Берлином и собирает под открытым небом популярных ди-джеев и музыкантов: Westbam, Chris Liebing, Takkyu Ishino…

– Кто будет главным гостем Soundtropolis в Гатчине?

– Хедлайнером фестиваля станет английская техно-группа Advent.

– Что заставляет тебя заниматься тем, чем ты занимаешься?

– Моя работа – дарить людям праздник.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме