Дмитрий Солнцев

Ему доверяют многое: оформление буклетов, открыток, компакт-дисков, приглашений на модные вечеринки, календарей и вообще всего, на чем можно разместить изображение.

– «Солнечная» фамилия в работе помогает?

– Никогда не думал об этом... Мне помогает способность быстро принимать удачные дизайнерские решения. Я даже не слишком хорошо владею изобразительными техниками, но мои удачные идеи – например, курящая собака, – выйдя из рук художников, начинают работать. У меня на визитке написано «арт-директор, дизайнер», но, кроме моих сотрудников, никто не подозревает, в чем моя работа по-настоящему заключается.

– А что мешает?

– Работа за компьютером сильно воздействует на то, как ты думаешь. Необходимость постоянно принимать конкретные решения... Многие вещи хочется оставить неопределенными, поставить знак вопроса, а компьютер не позволяет этого сделать.

– Заказчики?

– Конечно, 85% времени я работаю психоаналитиком, внушаю клиенту мысль о наилучшей пригодности данного решения. Заказчик, как правило, пытается продвинуть свои идеи, которые лежат на поверхности и которые я давно уже отмел как «дохлые». Но большинство заказчиков сегодня считают, что дизайнеры не превосходят их никакими особенными умениями, а нужны лишь потому, что у клиента не хватает времени заниматься еще и дизайном. В этом вообще проблема современного российского дизайна.

– А ты чувствуешь свою мессианскую роль, направляя развитие дизайна в переломный период российской истории?

(Смеется.) Да, в какой-то степени. Люди боятся простых изящных решений, которые им предлагаются, предпочитают декоративное и эмоционально избыточное. Вкус нужно сочетать с характером, а характер – с чувством меры. Мы влияем на среду исподтишка.

– А есть в сегодняшнем визуальном пространстве что-то вызывающее у тебя категорическое неприятие?

– Об этом много можно говорить. Практически вся уличная реклама – это оскорбление хорошего вкуса. Но она работает, а обижаться на народ, с которым живешь, нельзя.

– А за рубежом душа не отдыхает?

– Я езжу за границу нечасто и ненадолго. Не успеваю даже привыкнуть. То, что там, не успевает стать для меня ни хорошим, ни плохим. Комиксы вот только видел отличные в Австралии, но все откладывал покупку, пока они не перестали издаваться.

– Можно ли определить суть явления по его художественному оформлению?

– Практически никогда. Например, по твоему виду в последнюю очередь можно признать в тебе журналиста. Теоретически должно быть соответствие, а практически оно в наше время почти никогда не осуществляется. Но вообще хорошего дизайна не должно быть видно, заметной должна быть лишь функция, которой он служит. Хорошо бы слово «дизайн» вообще исключить из обихода – тогда станет понятно, когда его не хватает.

– Как тебе герб РФ с художественной точки зрения?

– Не знаю, это за гранью моего понимания.

– Но символы многое значат в твоей работе?

– Конечно, любая символика, стереотипы – это один из строительных камней. Всегда надо на чем-то построить концепцию, хотя бы для себя. Можно даже не тратить время, пугая заказчика, что это, мол, старый масонский символ, достаточно самому знать, что он служит поставленной задаче. Но я не использую символов, мне непонятных, так же как избегаю использовать слова, значения которых я не знаю. Существует проблема информационной перегруженности, мы живем в прерывистом информационном потоке; когда избыток информации концентрируется в каком-то, к примеру, печатном издании, не имея социальной или художественной оправданности, народ перестает это воспринимать, сознание блокируется. Вот, например, на одном календаре изображены портрет первооткрывателя острова Моа рядом с пингвином, дельтапланом, зеброй; дельтаплан здесь символизирует наплыв туристов, пингвин – вымерших журавлей и т. д. Все думают, что рассказанная история повышает художественную ценность проекта, а эффект обратный – смысловая перегруженность. А вот наши календари с изображением девушек, завернутых в цветную бумагу, – просто на студии было много цветной бумаги, я предложил обернуть девушек – и все, больше ничего не потребовалось. К тому же немного смешно получилось. Актуально получается делать вещи информационно бессодержательные. Или туманные.

– В этом секрет хорошей картинки?

– В хорошей картинке должен быть анекдот, который можно рассказать в двух словах, плюс то, что нельзя рассказать словами.

– Будет русский дизайн изучаться с тем же благоговением, что сейчас – американский?

– Будет.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 5 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме