Мирон Федоров (Oxxxymiron)

Музыкант, известный как Oxxxymiron, родился в Петербурге, учился в Оксфорде, выпустил альбом «Вечный жид», сочетающий брутальность с интеллектуальной иронией, и претендует на звание нового лидера русского рэпа.

В прошлом году вам дали премию GQ «Открытие года», пригласили на «Пикник “Афиши”». Но в новой «Песенке Гремлина» слышен скепсис: «Там, где ты видишь успех, я — подвох».

Это черта характера. Если склонен к сомнениям в себе, такое не лечится. Ты представь: в январе пашу в офисе, денег — ноль, а в октябре уже зарабатываю огромные, по моим стандартам, суммы и я — в глянце. Но «Пикник», GQ — это ведь не мой мир. Я вышел из интернет-хип-хопа и не думал, что попаду на какую-нибудь ВИП-вечеринку в «Астории». Ну какой я ВИП? Я даже отказываюсь от многих интервью, типа с каналом «Домашний». Эти люди мою музыку не слушают, тогда зачем?

А для какой публики вам бы хотелось писать?

Я был на концерте металлистов из Blind Guardian. На них ходят и люди за пятьдесят, и подростки. По две тысячи человек в каждом городе. Вот идеальная модель, вот к ней бы прийти в какой-то момент. Но это на уровне фантастики, конечно.

Когда вы уехали из России?

В 1994 году, в девять лет, будучи третьеклассником 185-й школы на Шпалерной. Отец — ученый, физик, он начал ездить за рубеж на конференции с 1991 года, я с ним побывал в Израиле, Италии, Германии. В шесть лет просто офигел, оказавшись за границей в магазине игрушек. Хотя желания покинуть Россию у меня не было. Когда мы уезжали, я думал, что это такое небольшое приключение, но спустя некоторое время осознал: ловушка захлопнулась. Только в Англии смирился с тем, что живу за рубежом, потому что Англия у меня котировалась. А из Германии хотел убежать каждый день. Ненавидел ее бешено. Если бы это был Берлин или хотя бы Гамбург, но мы жили в Эссене — никакой молодежной тусовки. Раздражали и немецкие черты характера: там, к примеру, в порядке вещей стукачество.

Правда, что вы учились в Оксфорде?

Да, когда попал в Англию, я подал документы в разные университеты. Пришли письма из Лондона и Оксфорда, и я выбрал последний. От Лондона — час езды. У меня были стихи: «Если сравнивать с детством, выходит, я живу в Сестрорецке».

Как вы подружились с русскими гопниками из Восточного Лондона, о которых рассказываете в своих композициях?

Почему сразу «гопниками»? Да у нас там на районе вообще много русских... В Питере мой круг общения был бы ограничен интеллигенцией или вроде того. Но попадаешь за границу, а там все ребята разные. Ты не коренной, местные не принимают — ищешь обходные пути. Кстати, и в Оксфорде разная публика, не только интеллигенция. Эмиграция отучает от снобизма.

Как вышло, что вы увлеклись рэпом?

Впервые я услышал рэп на даче у Марка Титова, сына басиста «Аквариума», году в 1992-м. Воспринял его как бред. А понравился мне уже позднее альбом The Fugees — «The Score». Потом я слушал агрессивный немецкий хип-хоп, как раз пошла волна из Берлина. Плюс я очень высоко ставлю первые четыре альбома Эминема: отличный баланс пафоса и стеба.

А русский рэп вы тогда слушали?

Нет, конечно, Интернета же не было! Примерно в 1997 году я стал сочинять рэп на русском. Есть книга про бедного старого еврея, который придумал теорию относительности через двадцать лет после Эйнштейна. Это почти моя история.

Когда стали заниматься рэпом профессионально?

В январе 2010 года впервые бросил постоянное место, подрабатывал от случая к случаю. Отправился в первый российский тур, фигово организованный, вернулся в состоянии героя «Бойцовского клуба», готового послать шефа подальше, а с прошлого лета занимаюсь только музыкой.

Ваш альбом «Вечный жид» — цельное высказывание о себе, о своих взглядах, проблемах. Что будет в следующем?

Гм, спасибо. Есть такие, что считают, будто это просто сборник демок. Я пишу второй альбом. Он уже претерпел две крупные ревизии. Думаю, какие-то треки появятся в виде микстейпа. У меня есть некая концепция, которая крайне трудновыполнима. Ее реализации я посвящаю все свободное время.

Вы сейчас живете в Петербурге?

Сам не понимаю. В прошлом году три месяца жил в Москве, мне не понравилось. Я перебрался в Питер, а в конце лета вернусь в Лондон. Но больше времени сейчас провожу в России.

Как лондонские друзья воспринимают ваши успехи?

В целом позитивно. В речи на премии GQ я упомянул своего соседа — Саню-татуировщика. Приехал в Англию, встречаю его в тусовке: «Чувак, я все видел, молодец!» Конечно, народ офигевает: вчера с Мироном на углу зависали, а теперь он премии получает. Кто-то уверен, что за мной стоит могущественный продюсер. А его не было, нет и не будет.

Говорят, вы недавно бросили курить.

Год назад уходило по две пачки в день. Потом был «Пикник “Афиши”», мое худшее выступление: чуть не сдох от одышки. И я подумал: либо сигареты, либо все, о чем я мечтал.

Мирон окончил факультет английского языка и литературы Оксфордского университета. Дебютная пластинка «Вечный жид», вышедшая в 2011 году, записана в жанре грайма. Мирон подрабатывал консьержем и конферансье. Семейное положение — разведен. Выступал на одних концертах с Prodigy и Limp Bizkit.

Текст: Радиф Кашапов
Фото: Guy Johansson


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Павел Петров 27 апр., 2016
    Вечный хейт!

Читайте также

По теме